Опарин А.А. Развенчанные боги. Археологическое исследование книг пророков Ионы и Наума
Часть II. Археологическое исследование книги пророка Наума

Глава 3

Царь, бросивший вызов Богу

«Синаххериб был во всех отношениях натурой необыкновенной. Он был чрезвычайно одарённым человеком, увлекался спортом, искусством, наукой и в особенности техникой; но все эти достоинства сводил на нет его бешеный, неукротимый нрав: своенравный, вспыльчивый Синаххериб не соизмерял цель и средства и шёл напролом к поставленной цели. Именно поэтому он представлял собой полную противоположность хорошему государственному деятелю» [1]. Вступив на престол, новый царь видел, что Ассирия, несмотря на внешнее великолепие, держится на волоске от гибели. Жестокость и насилие, на которых было построено это государство, давало свои плоды в виде постоянных восстаний покорённых народов, обнищания населения, морального разложения общества. В этих обстоятельствах царь решает, что только усиление этой самой жестокости может спасти страну и сохранить её лидирующее положение в мире.

Царственный маньяк-убийца

Вглядываясь в личность наследника Саргона, мы поистине видим одержимого сатаной человека. Вчитаемся в его летописи: «арамейские племена, непокорные мне, я захватил. 208 тысяч человек от мала до велика, мужчин и женщин… я увёл в Ассирию… Город Бит-Киламзах, город Хардишпи, город Бит-Куббати я осадил и взял. А города их малые, коим и счёта нет, я разрушил, снёс, обратил в руины. Шатры и палатки их, я спалил огнём, предал пламени… страну Эллими… я ниспроверг подобно урагану. Город Марубишти и город Аккудду… вместе с 34 городами малыми, что в окрестностях их, я осадил, взял, разрушил, снёс, огнём спалил… Я подступил к Экрону, правителей и князей, которые согрешили, я убил и трупы их повесил на кольях вокруг города… страну Бит-Якин… города его взял, разрушил области в руины… города Тумурри, города Шарум, города Эзама, города Кибшу, города Хальгидда, города Куа, города Кана… города их я захватил, забрал полон, разрушил, сокрушил, предал огню… город Укку я осадил, взял, захватил полон, всё, что было, добро и имущество, сокровища дворца из него я вынес, причислил к полону и забрал 33 города на краю области. Людей, коней, крупный и мелкий скот из них я забрал, а города сжёг, разрушил, огню предал… Город Бит-Хаири и город Раза… 34 города могучих, вместе с бесчисленными поселениями их окрестностей я осадил, взял, захватил полон, разрушил, уничтожил, предал огню. Дымом пожаров их, словно тучей, я покрыл лик широких небес… Как лев я взъярился, облачился в доспехи, шлем, а украшение битвы, возложил я на голову свою, на мою боевую колесницу высокую, ниспровергающую супостата, в ярости сердца своего я взошёл поспешно… По велению Ашшура, владыки великого, владыки моего,… на врага я обрушился… Словно жертвенным баранам, перерезал я им горло, дорогие им жизни их я обрезал, как нить. Я заставил их кровь течь по обширной земле, словно воды половодья в сезон дождей. Горячие кони упряжки колесницы моей боевой колесницы моей в кровь их погружались как в реку. Колёса моей боевой колесницы… разбрызгивали кровь и нечистоты» [2]. Свою ярость обрушил царь на вновь восставший из-под власти Ассирии Вавилон. «В 689 году Санхериб двинул на город Вавилон свои полки, сломив упорное сопротивление его защитников, и занял его. Десятки тысяч жителей были перебиты, остальные угнаны в рабство или переселены. Санхериб отдал завоёванный город на разграбление своим воинам… Когда несметные сокровища города были вывезены, Санхериб приказал планомерно разрушить прекрасную древнюю столицу — здание за зданием, квартал за кварталом, улицу за улицей. Он приказал разрушить и срыть крепость и наружные стены, храмы богов с их многочисленными башнями, жилые дома и торговые помещения, царские дворцы и ремесленные мастерские, а весь строительный мусор свалить в главный городской канал Арахту, соединявший Евфрат с Тигром. В городе бушевало пламя пожарищ, рушились стены, раздавались стоны сжигаемых заживо. Вавилон — прекраснейший город, насчитывавший сотни тысяч жителей, превратился в гигантский костёр. Это было сплошное море огня, повергшее в ужас жителей окрестных городов и селений. Окончательное уничтожение города довершила вода. То что уцелело от огня, стало добычей водной стихии. По приказу Санхериба были открыты все шлюзы, разрушена дамба, и воды Евфрата устремились на обезлюдевшие руины города. «Я разрушил его более основательно, чем бы это сделал потоп — с циничной откровенностью свидетельствует сам Санхериб. — Для того, чтобы в грядущие времена никто не мог бы даже вспомнить местонахождение этого города, его храмов и богов» [3]. Тогда казалось всем, что Вавилону действительно пришёл конец. И только библейские пророки говорили о грядущем величии Вавилона и его роли в последующей истории. Наш Господь является не только Богом любви и милосердия, но и Богом истории. Именно за Ним всегда остаётся последнее решение. Сенаххериб думал, что навеки уничтожил Вавилон, свершив над ним свой суд. Но Божий суд над Вавилоном ещё не настал. И потому пройдёт всего несколько лет и сын Сениххириба восстановит город, который с таким остервенением разрушил его отец. Походы Сенаххериба сопровождались вопиющей жестокостью: из отрубленных голов и конечностей врагов сооружались пирамиды; содранной с людей кожей обтягивались стены храмов и крепостей, пленных сжигали заживо. Но излюбленным издевательством тех лет над покорёнными народами было следующее: «в язык пленнику втыкался крючок с верёвкой, другой конец которой связывал ноги, позволяя делать лишь маленькие шажки. Стоило запнуться и сбиться с шага, и язык с корнем вырывался из вражеской глотки» [4]. Сенаххериб буквально затопил кровью земли на протяжении десятков тысяч километров, малейшее неповиновение влекло за собой карательную экспедицию, результатом которой было взятие и разрушение города, пытки для одной части населения и угон в плен, далеко от родины оставшихся в живых. Именно с таким царём и столкнулось маленькое Иудейское царство, правитель которого Езекия вступил в антиассирийскую коалицию, состоящую, помимо Иудеи, из Египта, Тира, Аскалона и ряда северо-арабских племён. Сенахириб совершил два похода на Иудею в 701 и 690 г. до х.э. Первый его поход Библия описывает следующим образом. «В четырнадцатый год царя Езекии, пошел Сеннахирим, царь Ассирийский, против всех укрепленных городов Иуды и взял их. И послал Езекия, царь Иудейский, к царю Ассирийскому в Лахис сказать: виновен я; отойди от меня; что наложишь на меня, я внесу. И наложил царь Ассирийский на Езекию, царя Иудейского, триста талантов серебра и тридцать талантов золота. И отдал Езекия все серебро, какое нашлось в доме Господнем и в сокровищницах дома царского. В то время снял Езекия золото с дверей дома Господня и с дверных столбов, которые позолотил Езекия, царь Иудейский, и отдал его царю Ассирийскому» (4Цар. 18:13-16). Эти известия находят полное подтверждение в истории. Вот, как сам Сенаххериб описывает этот поход: «Хизкию-иудея, который не склонился под моё ярмо — 45 городов его больших, крепости и малые поселения их окрестностей, которым нет счёта, придвижением насыпей и приближением таранов, атакой пехоты и штурмовых лестниц я осадил, взял 200150 человек от мала до велика, мужчин и женщин, лошадей, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот без числа из них я вывел и причислил к полону. Самого же его, как птицу в клетке, в Иерусалиме, его царском городе, я запер. Укрепления против него я воздвиг, выход из ворот его города сделал ему запретным. Города его, которые я захватил, отделил я от его страны… Он же, Хизкия — ужасные блески моего владычества ниспровергли его, и вспомогательных воинов и войска его лучшие, которые для укрепления Иерусалима, его царского города, он собрал, и они захотели мира. Вместе с 30 талантами золота, 800 талантами отборного серебра, сурьмой, большими украшениями из камня, ложами из слоновой кости, высокими тронами из слоновой кости, кожами слонов, слоновой костью, эбеновым деревом, самшитом — всем, что есть, знатным богатством, также и дочерей его, наложниц его дворца, певцов и певиц в Ниневию, мою столицу, за мной он прислал и для уплаты дани и исполнения службы направил своего гонца» [5]. «Здесь следует сделать небольшой комментарий, ибо в 4Цар. 18:13-14 говорится, что Езекия дал 300 талантов серебра и 30 талантов золота, а Сенаххериб говорит, что размер дани составил 30 талантов золота и 800 серебра. Т.е. данные о количестве серебра как бы не совпадают… Это снова дало повод критикам для злорадства, пока позже обнаруженная надпись не подтвердила, что восемьсот ассирийских серебряников в стоимости своей соответствуют тремстам иудейским талантам. Так археологи — в который раз! — подтвердили библейское сообщение» [6]. Итак, первый поход Сенаххериба в Иудею, в 701 году завершился признанием Езекией власти ассирийского царя, которому была выплачена большая дань [7]. Особо страшному разгрому подвергся город Лахиш — одна из сильнейших иудейских крепостей. Вот как описывает археологические раскопки этого города известный советский, русский учёный профессор, доктор исторических наук Николай Мерперт: «Уникальной информативностью обладает слой, связанный с трагедией 701 г. до Р. Хр. — штурмом и разгромом Лахиша Сенаххерибом: здесь прямые археологические показатели III слоя сочетаются с библейскими текстами, а так же с письменными источниками и изобразительными свидетельствами ассирийцев. Большой стенной рельеф во дворце Сенаххериба в Ниневии поразительно подробно и последовательно представляет ход осады и штурма городских укреплений, вторжение, захват города, разгром и угон пленного населения. Мы видим обе стены с воротами и башнями, заполненными защитниками города, забрасывающими осаждавших стрелами, камнями, горящими факелами; ассирийцы отвечают им дождём стрел и пращевых пуль, подтянутые по специально насыпанным пандусам тараны мощными ударами долбят стены, осаждающие по многочисленным приставным лестницам карабкаются на стены, преодолевая отчаянное сопротивление осаждённых, наконец, изображена выходящая из ворот вереница пленных со своим скарбом на запряжённых волами повозках. И прямые археологические свидетельства верифицируют эту картину: реальный осадный пандус, построенный у юго-западного угла города из огромного числа камней, наваленных перпендикулярно стене и по высоте сравнявшихся с вершиной последней, скопления здесь пращевых пуль и железных наконечников стрел, мощные слои золы и обгоревших строительных остатков, «тяжёлые каменные глыбы, низвергнутые из города на врагов, обугленное дерево… фрагментированная цепь, предназначенная по предположению Й. Ядина, для улавливания и остановки тарана и перекрытия возможного пролома» (Mazar A. Archaeology of the Land of the Bible, 10000-586 B.C. E., Cambridge, 1990, p. 433). И, наконец, массовые захоронения жертв штурма в пещере за пределами города…» [8].

Библейское чудо, которое признали атеисты

Со дня первого похода, столь разорительного для Иудеи, прошло 11 лет. Ещё не были забыты ужасы ассирийского нашествия, как Езекия вновь выразил непокорность Ниневии. «В это время на западной границе Ассирии начались новые волнения. Иудейский царь Езекия и североарабские царьки снова подпали под влияние египетского фараона эфиопской династии Тахарки. Синаххериб же, в свою очередь, не отказался от своего плана покорения Египта. В 690 г. до н. э. он снова у стен Иерусалима» [9]. «На этот раз Езекии рассчитывать было не на что, он знал, что Синахериб не успокоится, пока не истребит мятежную иудейскую столицу» [10]. Книга Царств очень живо и досконально подробно передаёт события того времени, когда судьба иудейского народа висела на волоске. Когда казалось, что его ждёт такая же лютая и беспощадная расправа, которой ассирийцы подвергали своих противников. «И послал царь Ассирийский Тартана и Рабсариса и Рабсака из Лахиса к царю Езекии с большим войском в Иерусалим. И пошли, и пришли к Иерусалиму; и пошли, и пришли, и стали у водопровода верхнего пруда, который на дороге поля белильничьего. И звали они царя. И вышел к ним Елиаким, сын Хелкиин, начальник дворца, и Севна писец, и Иоах, сын Асафов, дееписатель. И сказал им Рабсак: скажите Езекии: так говорит царь великий, царь Ассирийский: что это за упование, на которое ты уповаешь? А если вы скажете мне: „на Господа Бога нашего мы уповаем“, то на того ли, которого высоты и жертвенники отменил Езекия, и сказал Иуде и Иерусалиму: „пред сим только жертвенником поклоняйтесь в Иерусалиме“?» (4Цар. 18:17-19, 22). Послы Сенаххириба обращались и к народу Иудеи, говоря: «Не слушайте Езекии. Ибо так говорит царь Ассирийский: примиритесь со мною и выйдите ко мне, и пусть каждый ест плоды виноградной лозы своей и смоковницы своей, и пусть каждый пьет воду из своего колодезя… Спасли ли боги народов, каждый свою землю, от руки царя Ассирийского? Где боги Емафа и Арпада? Где боги Сепарваима, Ены и Иввы? Спасли ли они Самарию от руки моей? Кто из всех богов земель сих спас землю свою от руки моей? Так неужели Господь спасет Иерусалим от руки моей?» (4Цар. 18:31, 33-35). В своей непомерной гордыне царь ассирийцев бросил вызов Самому Богу. Езекия же и весь народ склонились в молитве к Господу. «Приклони, Господи, ухо Твое и услышь [меня]; открой, Господи, очи Твои и воззри, и услышь слова Сеннахирима, который послал поносить [Тебя,] Бога живаго! И ныне, Господи Боже наш, спаси нас от руки его, и узнают все царства земли, что Ты, Господи, Бог один» (4Цар. 19:16, 19). И Бог дал ответ: «И послал Исаия, сын Амосов, к Езекии сказать: так говорит Господь Бог Израилев: то, о чем ты молился Мне против Сеннахирима, царя Ассирийского, Я услышал. Вот слово, которое изрек Господь о нем: презрит тебя, посмеется над тобою девствующая дочь Сиона; вслед тебя покачает головою дочь Иерусалима. За твою дерзость против Меня и за то, что надмение твое дошло до ушей Моих, Я вложу кольцо Мое в ноздри твои и удила Мои в рот твой, и возвращу тебя назад тою же дорогою, которою пришел ты» (4Цар. 19:20-21, 28). И ответ на молитву был поистине чудом. «И случилось в ту ночь: пошел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч. И встали поутру, и вот все тела мертвые. И отправился, и пошел, и возвратился Сеннахирим, царь Ассирийский, и жил в Ниневии» (4Цар. 19:35-36). Итак, согласно Библии войско Сеннахериба было уничтожено, что называется, без единого выстрела, а сам царь бежал в Ниневию. Это библейское утверждение на протяжении долгого времени не принималось в научных кругах. Это сообщение называли сказкой, не имеющей никакого подтверждения. Особенно яростно высмеивалось оно в бывшем СССР, где на протяжении долгих лет шла беспощадная борьба со всем, что было связано с Богом и Библией. Признать же факт внезапного необъяснимого разгрома армии Сеннахириба было нельзя, во-первых, потому, что признав это, пришлось бы признать, что в Библии описываются реальные исторические события, а во-вторых, признав это сообщение очень трудно было бы отрицать прямое вмешательство Бога в ход всемирной истории. Но время шло, и наука обогатилась многочисленными находками и материалами по данному вопросу. И все они настолько точно согласовывались с Библией, что даже ещё в монографиях, изданных в советское время, в период безраздельного господства атеизма пришлось признать факт внезапной гибели армии Сеннахериба под Иерусалимом. Прежде, чем мы приведём высказывания из этих работ, мы процитируем сообщения двух древних историков, также рассказывающих об этом событии. Вот, что пишет римский историк I века Иосиф Флавий: «царь ассирийский прислал Езекии письмо, в котором называл его безумцем, если он думает избегнуть подчинения ему, который покорил в своей власти много великих народов. При этом Сенахирив грозил окончательно загубить его, если он попадётся ему в руки и если добровольно не откроет пред его войском ворот Иерусалима и не впустит его в город… Вернувшись из похода против египтян в Иерусалим, он соединил там своё войско с ратью, бывшею под начальством Рапсака (и подвергшеюся опасности совершенно погибнуть от чумы). Дело в том, что Господь Бог наслал на это войско чуму, от которой в первую же ночь после его возвращения погибло сто восемьдесят пять тысяч человек вместе со своими военачальниками и таксиархами. Это бедствие повергло царя в неописуемый ужас, и он, испугавшись за всё войско, бежал с остатками его в своё царство в город Ниневию» [11]. Греческий историк V в. до х. э. Геродот пишет об этом событии следующее: «пошел войной на Египет с сильным войском Санахариб, царь арабов и ассирийцев… Когда они прибыли в Пелусий, то ночью на вражеский стан напали стаи полевых мышей и изгрызли их колчаны, луки и рукоятки, так что на следующий день врагам пришлось безоружными бежать и множество врагов пало» [12]. В древности мышь была символом чумы [13]. А теперь комментарии к походу Сеннахериба на Иудею историков XX века. «В Сирии Синаххериб разбил войска филистимского города Аккарона, поддержанные египетскими отрядами а затем осадил Иерусалим. Большинство других государств Сирии и Палестины поспешили изъявить покорность и уплатить дань. С осадой Иерусалима связана первая зафиксированная в истории попытка вести пропаганду среди вражеских войск… Впрочем, осада не имела успеха (видимо из-за вспыхнувшей в ассирийской армии эпидемии)» [14]. «Далее войска Синаххериба двинулись ни Иерусалим и осадили его со всех сторон. Иудейский царь Езекия попал в Иерусалиме в капкан, из которого не было выхода. Жители города голодали… но… В это время в ассирийской армии вспыхнула чума… Осада Иерусалима снята» [15]. «Ассирийская армия была наполовину уничтожена чумою, и Сеннахериб почти один вернулся в Ниневию» [16]. «Дело в том, что кампания этого года была прервана независящими от людей обстоятельствами: объявилась чума и смертность в армии была так велика, что Сеннахериб поспешил отозвать войска от осады Иерусалима» [17]. «Синаххерим потребовал ещё и сдачи Иерусалима, подчеркнув, что ни один из других народов, покоренных ассирийцами, не спасли их божества. Но этот город не пал — вдруг ассирийцы стали отступать на свои земли. Таинственный мор скосил их войска» [18]. «Большинство восставших выразило покорность, лишь только Синаххериб появился с ассирийским войском. Войска, которые были посланы против ассирийцев эфиопским фараоном Египта, под Эльтеке, в Палестине, были разбиты. Хизкия был осаждён в Иерусалиме. Из-за внезапно вспыхнувшей какой-то эпидемической болезни в ассирийском войске Синаххерибу не удалось полностью разгромить своих противников. Сегодня мы знаем, что войско Синаххериба уничтожила тропическая лихорадка» [19]. «Ассирийский царь Синахериб сам косвенно признаёт в одной из своих надписей, что он не завоевал Иерусалим… Конечно он не указывает причин по которым ему пришлось снять осаду… Библия изображает его отступление как чудо… Ученые пытались разгадать, что собственно, кроется за этим чудом… Синахериб вынужден был снять осаду Иерусалима поскольку его армию поразила какая-то страшная эпидемия. Это… подтверждает факт, что английский археолог Стречей обнаружил в районе города Лахиса массовую могилу, в которой находилось две тысячи мужских скелетов» [20]. Заметим, что все вышеприведенные цитаты взяты из работ историков, которые в своих произведениях открыто выступали против Библии. В этой связи хочется привести ещё одну цитату из книги, которая, по мнению профессора Н. Я. Мерперта являлась тенденциозным атеистическим сочинением [21]. Это работа проф. Крывелёва И. А. «Раскопки в библейских странах». Так, даже в ней указано следующее: «В военной биографии „царя Вселенной“ были и менее блестящие эпизоды. О том, как его войско потерпело страшное бедствие, приписываемое Библией вмешательству „ангела господня“, ассирийский царь не сообщает ни в росписи стен своего дворца, ни в клинописных реляциях на цилиндрах. Мы имеем здесь возможность при помощи Библии дополнить историю некоторыми данными, о которых её могущественный царь застенчиво умолчал… Около 690 г. до н. э. Синаххериб предпринял поход на Иерусалим. Он осадил столицу Иудеи, но вскоре получил сведения о том, что эфиопско-египетский фараон Тахарка собирается двинуться на него с юга. Ассирийский царь решил предупредить это нападение и устремился в сторону Египта… И вот здесь-то его ждала катастрофа… Видимо здесь имела место сильнейшая вспышка какой-то эпидемии — может быть чумы. Во всяком случае из библейского сообщения подтверждается… что Синаххериб потерпел сокрушительное поражение и что в результате этого Иерусалим, а вместе с ним и вся Иудея на время вздохнули свободно» [22]. Так даже в политически заангажированных работах советского времени был признан факт полного молниеносного разгрома огромной армии ассирийцев. Крупнейший востоковед XX века академик Тураев Б. А. о походе Сеннахириба на Иудею в заключении пишет: «мор в собственном лагере заставил его уйти… отказавшись от грандиозных замыслов…». «Действительность показала, что Исайя был прав. Сеннахирим похоронил свою славу под стенами Иерусалима. Иудея была не только пощажена, но и прославлена» [23]. Такого страшного разгрома Ассирия не помнила уже давно, тем более, что поражение войска было совершено без участия вражеских стрел и копий. В этом походе гордый царь вместе со своим несметным войском бросил вызов Самому Богу. Бросил его открыто перед лицом всех народов своей империи и близлежащих стран. Поэтому страшное поражение ассирийцев показало всему миру, кто является Истинным Богом. И поэтому неслучайно «Тогда многие приносили дары Господу в Иерусалим и дорогие вещи Езекии, царю Иудейскому. И он возвеличился после сего в глазах всех народов» (2Пар. 32:23). После разгрома под Иерусалимом дух Сеннахириба нисколько не смирился. Напротив, жестокость и неистовство, обуревавшие его уже много лет, окончательно возобладали над ним. Царь действительно стал одержимым. В 689 году он стирает с лица земли Вавилон, о чём мы писали выше, и топит в крови восстания в различных провинциях. Свой неукротимый нрав царь проявляет и в семье, между членами которой царит ненависть и разлад. И только одно объединяет сыновей разрушителя Вавилона — это ненависть к отцу и жажда поскорее занять его трон, обагрённый кровью миллионов людей.

Отцеубийство в храме

Пожалуй единственное, что доставляло радость полуобезумевшему царю — это была Ниневия, город, превращённый им в первую столицу Ассирии. Он строил Ниневию, как символ своего могущества. Он строил Ниневию как дом для себя, где бы он мог найти покой после опустошительных и изнурительных войн. Он строил Ниневию, как город-крепость, которая охранила бы его от всех врагов, как вне, так и внутри страны. Вот, как сам царь Синнахериб описывает её строительство: «В те дни дворец, что внутри Ниневии, я сделал своей резиденцией, наполнил его роскошью всем людям на удивление. Задний дворец, который для размещения гарнизона, содержания лошадей и хранения всякой всячины велели построить цари прежние, предки мои… дворец этот целиком я разрушил, большой пустырь из лугов и полей города я присоединил в качестве добавления… Террасу я повелел насыпать, на 120 слоёв кирпичей я сделал её выше. В подходящий месяц, в благоприятный день на террасе той, по замыслу моему искусному дворец из мрамора и кедра на хеттский манер, который был много больше, превосходнее и прекраснее, мастерством моего умелого зодчего я велел соорудить для обитания моего величия. Я проложил над ним высокие балки из кедра — порождения горы Хаманим, горы светлой. Створки из благовонного дерева я обил скрепами из блестящей меди и навесил их в воротах. Из превосходного мрамора я велел сделать статуи шеду и ламассу (духи-хранители ассиро-вавилонского пантеона, изображались в виде быков — прим. А.О.) и установить их справа и слева в защиту ворот… Дворец этот от фундамента до крыши его я отстроил, завершил. Стелы — начертания имени моего — в нём я установил для будущих времён. Из царей, потомков моих, то кого Ашшур и Иштар изберут для управления страной и людьми, когда дворец этот обветшает и обвалится, будущий правитель разрушенное да восстановит, стелу начертание имени моего — да увидит, и елей да приготовит, возлияние да совершит, на место её да возвратит он, Ашшур и Иштар откажут ему милость, услышат его молитву. На того же, кто изменит надпись мою и имя моё, Ашшур, великий владыка, отец богов, да выступит враждебно, да лишит он его жезла и престола, да ниспровергнет он его правление» [24]. Произнося эти слова и повелевая их занести на глиняные таблички, всесильный Сеннахириб не знал, что спустя всего 70 лет дворец, который он строил, будет разрушен навеки. Он не знал, что Ассирия как государство уже при его правнуке будет уничтожена навсегда. Он не знал, что вместе с Ассирией и Ниневией уйдёт в небытие и кровожадный бог Ашшур, и развратная Иштар, которым он ревностно служил всю свою жизнь. Но он даже не знал и того, что построенный им город, дворец и храм станут его могилой и что зловещие духи-хранители шеду и ламассу не оберегут его. Он даже не ведал, что смерть он примет в храме своих богов-покровителей от рук своих собственных детей. «И отправился, и пошел, и возвратился Сеннахирим, царь Ассирийский, и жил в Ниневии. И когда он поклонялся в доме Нисроха, бога своего, то Адрамелех и Шарецер, сыновья его, убили его мечом, а сами убежали в землю Араратскую. И воцарился Асардан, сын его, вместо него» (4Цар. 19:36-37). Сегодня это библейское утверждение полностью доказано историками. «В 681 году до н. э. после 23-летнего царствования Синаххериб стал жертвой дворцового переворота. Он был убит в храме двумя своими сыновьями — Адармаликом и Ашшурассаром. Убийцы Синаххериба бежали в Ванское царство, где нашли поддержку, и с войсками направились в Метилену. Здесь их встретил и разбил третий сын Синаххериба — Асархаддон» [25]. «Моисей Хоренский в новой „Истории Армении“ передал этот же рассказ. Он писал, что Сеннахерим, царь ассирийский был «умервщлён своими сыновьями — Адрамелом и Санасаром, которые спаслись бегством к нам (I, 23). Санасар, по рассказу Моисея Хоренского, поселился на юго-востоке Армении, на границе с Ассирией. Впоследствии его потомки, «показав на службе верность нашим царям, удостоились получить достоинство бдешха в этих странах. Аграмозан (Адрамел) поселился на юго-востоке той страны, от него произошли роды Арцуруни и Гнуни» [26]. Так в 681 году в храме Нисроха погиб от руки собственных детей человек, в своей гордыне бросивший вызов и оскорбление Самому Богу, поправший все человеческие ценности, повинный в гибели нескольких миллионов людей. Ни кровожадный Ашшур, ни обольстительная Иштар, за которыми стоял дьявол и которому по сути отправлял кровавые жертвоприношения Сеннахериб, не пришли к нему на помощь. Доведённый сатаной до полного духовного падения, царь в последние минуты своей жизни ощутил полный свой крах, когда родные сыновья занесли над ним ножи, когда он склонился в молитве к своим страшным богам, сатане, который предал и оставил его.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования