Опарин А.А. История рабства.Археологическое исследование книги Откровение.

Часть II. Семь труб или крушение рабовладельческих империй.

Восьмая глава книги Откровение начинается описанием величественного видения семи ангелов, стоящих пред Богом и имеющих семь труб. В древности труба имела громадное значение как в правовом, так и в психологическом аспекте. Трубный звук возвещал о начале общего собрания, созыве князей. Трубным звуком объявлялась война и заключался мир. Трубный звук возвещал тревогу, предупреждая людей о грядущем бедствии Ч нашествии врага, эпидемии и пр. На городских башнях стояли дозорные, которые при виде врага трубили в трубы. Не меньшее значение трубы играли и в духовной жизни Божьего народа. Трубы являлись вестниками, возвещающими Божью волю, начало религиозных праздников (Числа 10:1Ч10). Раздавался звук трубы и в судный день Ч Йом Киппур (Числа 29:1). И поэтому не случайно провозглашение Божьих судов, описанных в 8 и 9 главах Откровения, представлено в виде ангелов Ч посланцев Бога, трубящих в трубы. Семь труб провозглашают те наказания, которые придут от Бога на отступившие от истины христианские церкви. Первые четыре трубы Ч это наказание Западной церкви и Римской империи, заключивших между собою союз, основанный на духовных компромиссах и повлекший за собой духовное закабаление людей лжерелигией. Пятая и шестая трубы Ч это наказание Восточной церкви и Византийской империи, идущих тем же путём в деле отступления от Божьего Закона. Седьмая труба провозглашает наказание всему миру, отвергнувшему по разным причинам Иисуса Христа перед Его Вторым Пришествием. Под звуки шести труб, попеременно сменяющих один другой, рухнули две страшные рабовладельческие системы, глумившиеся над миллионами людей на протяжении столетий Ч Рим и Византия. Под звуки седьмой трубы будет окончательно уничтожено рабство греха, в которое было ввержено человечество со времён Адама и Евы. История разбора Божьих судов, представленных в виде пророческих труб, являет собой не только чисто познавательный интерес по изучению событий истории Западной Европы. Каждая из труб имела отношение и к нашей родной истории, оставив в ней заметный след, на который часто не обращается внимание. К тому же, эти племена и народы, символизируемые трубами, оставили прекрасный пример того, к чему ведёт отступление от Бога и Его Закона как отдельных людей, так и целых народов.

Глава 1

Град, смешанный с кровью. Крымский Готсбург.

В то время, как Рим переживал свой последний взлёт при династии Антонинов и Адриан строил великие валы и линии обороны на границах, а Марк Аврелий писал философские труды и поддерживал развитие науки и искусства, от берегов далёкой Швеции отплыли три эскадры, несущие на своих судах три родственных племени: остготов, вестготов и гепидов [Гумилёв Л.Н. От Руси к России. М.: Экопрос, 1992. С. 21], ведомых легендарным королём Беригой. Они высадились в Коданском заливе, т. е. в устье Вислы и поднявшись по её верховьям, дошли до Припяти, а затем, миновав болотистую местность Ч бассейн Припяти, вышли на Днепр, а оттуда, пройдя южно-украинские степи, подошли к Черному морю [Кулаковский Ю.А. История Византии. В 2т. СПб.: Алетейя, 1996. Т. 1. С. 113] и вторглись в Крым. На территории полуострова тогда влачили существование наследники некогда великих культур: в северном Крыму существовало государство поздних скифов со столицей в городе Неаполе, располагавшегося на окраине современного Симферополя; в восточном Крыму едва тлела жизнь Боспорского царства, а на главной гряде Крымских гор доживали свои последние дни некогда грозные тавры в соседстве с римскими крепостями южного берега (Харакс, возле современного Ласточкина гнезда). И только Херсонес (на окраине современного Севастополя), мощнейший город империи на крымской земле, высился монолитом среди этого всеобщего упадка. На пути воинственных готов среди этих призраков некогда древних царств оказалось государство скифов. В середине III в. х. э. готские всадники с гиканьем появляются под стенами Неаполя Скифского. Последний высился пред ними на мысе, являющимся отрогом Внутренней горной гряды. С востока город защищали обрывы высотой до 30 метров. С запада и северо-запада его охраняли склоны Петровской балки. На южной и западной стороне высилась мощная крепостная стена, имеющая вид дуги, обращённой изгибом внутрь. Данное расположение позволяло применять перекрёстный обстрел по наступающему противнику. Высота стен достигала до 5 метров в высоту и до 2,5 м в ширину. Крепость укрепляли башни. Общая площадь города была около 20 га, а численность населения достигала 6000 человек, что, кстати, было немалым для города того времени [Колтухов С.Г. Укрепления Крымской Скифии. Симферополь: Сонат, 1999. С. 29Ч38]. В тот роковой день два народа взирали один на другой. Один с вершин скал и крепостных стен, другой Ч снизу вверх, гарцуя на лошадях. После непродолжительной осады Неаполь, последний оплот скифской цивилизации, пал. Его мужчины были убиты либо в бою, либо, подобно баранам зарублены ударом топора по затылку и свалены в яму, женщины и девушки обесчещены, дети превращены в слуг. Однако готов привлекали не обезлюдевшие степи и горы Крыма, а богатые земли Римской империи. Будучи прекрасными моряками, готы на кораблях решают отправиться грабить богатые Понт и Грецию (238 г. х. э.). Однако кораблей у готов не было и тогда вожди решили позаимствовать их на Боспоре [Храпунов. Указ. соч. С. 154]. Историк V века Зосим повествует об этих событиях: УГоты Е попытались даже переправиться в Азию и легко устроили это при посредстве жителей Боспора, скорее из страха, чем из расположения давших им суда и показавших путь при переправе. Пока у них (боспорцев) были цари, получавшие власть по праву наследства от отца к сыну, то вследствии дружбы с римлянами, правильно организованных торговых сношений и ежегодно посылаемых им императором даров они постоянно удерживали скифов (скифами византийцы именовали готов Ч прим. А.О.), желавших переправиться в Азию. Когда же по исчезновению царского рода во главе стали недостойные и потерянные люди, то, боясь за себя они предоставили скифам проход через Боспор в Азию, переправив их на собственных судах, которые они взяли охотно обратно и возвратились домойФ [Зосим. Новая история // Scythica et Caucasica. СПб., 1893Ч1900. Т. 1. 23. С. 787Ч810]. Отправляясь из Боспора готы грабят Каппадокию и Вифинию, страшному разгрому подвергается великий Трапезунд: Уварвары овладели бесчисленным множеством сокровищ и пленных; ибо почти все окрестные жители собрались в этот город, как в безопасное убежище. Истребив храмы и жилища и вообще все, что служило к украшению или увеличению города, а затем опустошив и всю его область, варвары возвратились на родину с огромным количеством кораблейФ [Зосим. Указ. соч. С. 791]. Под свой контроль готы берут не только крымские земли, но и древний город Тиру [Сон Н.А. Тира римского времени. К., 1993. С. 54Ч58], располагавшийся на месте современного Таганрога. В IV веке в Северном Причерноморье складывается полиэтническая держава готов [Буданова В.П. Готы в эпоху Великого переселения народов. М., 1990. С. 121Ч136]. На территории Украины обнаружено несколько интересных готских поселений. Остатки поселения готов, их могильники и клады на территории Украины обнаружены в Волынской, Ровненской и Хмельницкой областях. В науке эти готские памятники обозначаются, как памятники вельтарской культуры. Наиболее изученные из них находятся в местечках и сёлах: Дитиничах, Любомле, Баеве, Боратыне (возле Луцка), Линёве (Волынь), Пражеве Лепесовке (Южная Волынь), Хринниках (Ровненщина) [Козак Д.Н. Готы. Николаев: МП УВозможности КиммерииФ, 1997. С. 9, 10] и Крыму (на горе Чатыр-Даг, мыс Харакс, где Ласточкино гнездо, на Чёрной речке и многие другие). Что же представляли собой дома, в которых жили готы на украинской земле. Их жилища делились на наземные, полуземляночные и земляночные. Площадь первых составляла в среднем 60Ч120 кв. м. Они состояли из нескольких помещений, часть которых использовалась для жилья, а часть для содержания скота. Стены жилища были столбово-плетневыми, столбовыми и штукатурились глиной. Отапливалось жилище глиняной печкой или очагом с глиняным подом. Своих покойников готы хоронили в плоских могильниках без каких-либо конструкций на поверхности. Тела они в подавляющем большинстве случаев сжигали, а прах помещали либо в специальный сосуд-урну, кладя её в землю, либо просто ссыпали в ямку, засыпая затем землей. Вместе с прахом в могилу готы клали украшения, оружие, керамику, орудия труда. Часто прямо над могильником устраивался погребальный костёр и справлялась тризна, от которой сохранились кости съеденных на ней животных. Интересный материал был получен при раскопках Ай-тодорского могильника, когда были обнаружены масса монет первой половины IV в. х. э., стаканы из стекла, амфоры, железные и бронзовые изделия Ч боевые клинообразные топоры, серпы, ножи, подвески [Пиоро И.С. Крымская Готия. К.: Лыбидь, 1990. С. 94Ч96, Блаватский В.Д. Харакс // Материалы и исследования по археологии СССР, 1951. №19. С. 212Ч274]. Империя в ту пору сотрясалась от внутренних смут и не могла сразу ответить на наглый вызов далёких пришельцев. Ситуация изменилась лишь в 250 г., когда на престол вступил император Деций. Последний был прекрасным воином и администратором. Он свято верил, что только повсеместное восстановление язычества во всей рабовладельческой империи способно её спасти от гибели. Он издаёт зверские указы, направленные против христиан, о которых мы писали выше. Вскоре по своём восшествии Деций выступает в поход против готов. Решительная битва происходит в низовьях Дуная, близ города Абритта (251 г. х. э.). УВступив в сражение [готы] пронзают стрелой сына Деция, ранив его насмерть. Увидев это, отец, как рассказывают, произнёс для укрепления духа воинов: ДПусть никто не печалится; потеря одного воина не есть ущерб для государстваУ. Однако, будучи не в состоянии перенести потерю, он нападает на врагов, ища либо смерти, либо отмщения. Под Абриттом, городом в Мезии, он был окружен готами и убит, достигнув, таким образом, конца своего правления и предела жизни. Это место до сих пор называется ДАлтарём ДецияУ, потому что здесь перед битвой он совершил пышные жертвоприношения идоламФ [Иордан. О происхождении и деяниях готов. СПб.: Алетейя, 1997, 103. С. 81]. Императора не спасли его идолы, которых он так чтил и на алтари которых приносил в жертву тысячи невинных людей, женщин и детей, вся вина которых состояла лишь в том, что они были христианами. Интересно, вспомнил ли этот человек, когда ему доложили о гибели сына о том, скольких сыновей христиан он приказывал пытать до смерти или распинать на крестах. На недавних землях великой рабовладельческой империи расположились новые хозяева. Готы стали хозяевами устья Дуная (где поселились вестготы) и современной Трансильвании (где поселились гепиды). Восточнее, между Доном и Днестром, воцарились остготы, которые покорили себе земли мордвы, мери, верховья Волги, Приднепровье и Крым [Гумилёв. Указ. соч. С. 22]. Кстати, когда во Вторую мировую войну немцы захватили Крым, то в честь своих легендарных предков готов они решили сделать ряд переименований. По предложению специалиста по Восточным областям А. Розенберга после оккупации Украины и Крыма было решено включить полуостров в состав Третьего Рейха под названием Готенланд (земля готов), Симферополь переименовывался в Готенбург, а Севастополь Ч в Теодорисгафен (в память о Теодорике, короле готов, покорившем Италию, см. об этом ниже). Эти предложения были лично одобрены Гитлером [Шавшин В., Золотарёв М., Хапаев В. По землям древней Балаклавы. Севастополь: Каламо-Пресс, 2003. С. 112; Алушта. К.: Стилос, 2002. С. 215]. На покорённых землях готы установили очень жестокий режим, под которым изнывали и древнеславянские племена. Так, в 380 году х. э. готы, заманив хитростью антского князя Божа с 70 старейшинами, распяли их на крестах [Полонська-Василенко Н. Історія України. В 2т. К.: Либідь, 1993. Т. 1. С. 68Ч69; Иордан. Указ. соч. 246, 247. С. 108]. Особенной жестокостью прославился готский король Германарих, внушающий ужас не только славянам и другим покорённым племенам, но и самим готам. Причём расправлялся он не только со своими противниками, но и с их близкими. Готский историк VI в. Иордан описывает один из таких эпизодов, приведший к печальным последствиям как для самого Германариха, так и для последующей истории племени. УОдну женщину из вышеназванного племени (росомонов), по имени Сунильда, за изменнический уход (от короля), её мужа, король Германарих, движимый гневом, приказал разорвать на части, привязав её к диким коням и пустив их вскачь. Братья же её, Сар и Аммий, мстя за смерть сестры, поразили его в бок мечом. Мучимый этой раной, король влачил жизнь больного. Узнав о несчастном его недуге, Баламбер, король гуннов, двинулся войной на ту часть готов, которую составляли остготыФ [Иордан. Указ. соч. 129Ч130. С. 86]. Германарих умирает 110 лет от роду, а его племя, теснимое гуннами, двинулось на запад. Отделившиеся ранее от них вестготы уже много лет беспокоили римские границы, пока в 376 г. не был достигнут своеобразный компромисс. Империя предоставляла вестготам свои земли для проживания и выплачивала дань, а те в свою очередь обязывались охранять границы и предоставлять воинов. Подобную политику императоры проводили всё чаще и чаще, ибо сил для победы над варварами у них уже не было, а те также не имели достаточно сил, чтобы самостоятельно закрепиться на плодородных землях [Клауде Д. История вестготов. СПб.: Евразия, 2002. С. 22Ч23]. Однако такой симбиоз варваров с римлянами часто приводил к военным конфликтам, возникавшим порой из-за любого предлога. Так вышло и с вестготами. В 394 году император Феодосий вёл войну с одним из узурпаторов, используя в ней и союзных себе вестготов. В решающей битве узурпатор был разгромлен, но погибло при этом очень много готов. Последние сочли, что это было сделано императором специально, чтобы ослабить их племя и поэтому они устраивают мятеж [Seeck O., Geschichte der Untergangs der antiken Weet, Bd. VЧVI, 1913Ч1921, V, S. 253f]. Во главе вестготов становится девятнадцатилетний Аларих. Несмотря на свой юный возраст это был очень честолюбивый человек, мечтающий о мировом могуществе. На протяжении пятнадцати лет подряд он вёл непрерывные войны с римлянами, осадив, наконец, летом 410 года сам Вечный город. Несмотря на то, что Империя уже давно пережила свой расцвет, Рим по-прежнему оставался символом незыблемости государства. На протяжении долгих веков нога неприятельского воина не вступала в его ворота. И вот теперь под его стенами расположились орды кочевников, которых римляне с презрением называли варварами, годящимися лишь для рабского труда. Однако, стоящие под стенами готы с не меньшим презрением относились к римлянам [Успенский Ф.И. История Византийской империи. В 5т. М.: АСТ, Астреев, 2001. Т. 1. С. 165]. Ибо последние уже отучились воевать, нанимая для войск германских наёмников. Итак, давайте, заглянем в Рим того времени. Образ жизни римских мужчин, проводящих все время в удовлетворении прихотей, пирах и оргиях не соответствовал тем громким именам властителей мира, которые они хотели носить. УОни соперничают друг с другом в пустом чванстве титулами и прозвищами и выбирают для себя или придумывают самые пышные и звучные названияЕ с целью внушать простолюдинам удивление и уважение. Из тщеславного желания увековечить память о себе они изображают себя в бронзовых и мраморных статуях. Тщеславие, с которым они стараются выказывать и, быть может, преувеличивать громадность доходов со своих имений, разбросанных по всем провинциям Востока и Запада, возбуждает основательное негодование во всяком, кто ещё не позабыл, что их бедные и непобедимые предки не отличались от самых простых солдат ни изяществом своего стола, ни пышностью своих одеяний. Но теперешняя знать измеряет величие своего положения и своё значение вышиною своих колесниц и тяжестью своих великолепных убранствЕ Когда эти знатные особы удостаивают своим посещением общественные бани, они при самом входе туда принимают громкий и дерзкий повелительный тон и захватывают в своё исключительное пользование те удобства, которые предназначены для римского народаЕ они надменно уклоняются от приветствий тех сограждан, которые допускаются лишь к целованию их руки или их колен. Если им случится в жаркий день переплыть на их роскошных галерах через Лупринское озеро до их роскошных виллЕ они сравнивают эту экспедицию с походами Цезаря или Александра. Однако, если муха осмелится сесть на шелковые складки их позолоченных балдахинов, если луч солнца случайно проникнет в какую-нибудь едва заметную скважину, они жалуются на своё невыносимое положение и в трогательных выражениях сожалеют о том, что не родились в стране киммерийцев, где царствует вечный мракЕ Если они прикажут принести теплой воды, а раб замешкается в исполнении этого приказания, его тотчас наказывают тремястами ударами плети; но если раб совершит предумышленное убийство, его повелитель кротко заметит ему, что он большой негодяй и что ему не избежать наказания, если такое преступление повторится(!)ЕФ [Гиббон. Указ. соч. Т. 3. С. 435Ч438]. Одновременно с этим кричащим богатством сосуществовала не менее кричащая бедность. По улицам города ходили толпы голодных людей, продающих в рабство своих жён и детей, чтобы хоть как-то добыть пропитание. Но была вещь, которая объединяла и простолюдинов и вельмож Ч это любовь к зрелищам, к цирку. УНетерпеливые толпы спешили занимать места лишь только начинало рассветать, и многие проводили бессонные и тревожные ночи под соседними портиками. Зрители, иногда доходившие числом до четырёхсот тысяч человек (!), с напряженным вниманием следили с утра до вечера за лошадьми и колесницами, не обращая внимания на то, что их печёт солнце или мочит дождь; они волновались то надеждами, то страхом в ожидании, что успех выпадет на долю тех, кому они доброжелательствуют, и можно бы было подумать, что от исхода скачек зависит благополучие РимаФ [Там же. С. 443]. Особой популярностью пользовался и театр, в котором ставились грандиозные по размаху и по аморальности спектакли. Все интимные стороны жизни изображались здесь в гиперболической форме. Сладострастная музыка, десятки совокупляющихся тел возбуждали римскую толпу, заставляя её забыть обо всем. В эти дни трактиры ломились от людей, а вино и пиво лилось рекой. Понятия святости семьи, брака, дружбы давно уже ушли в небытие. Руководимая римским папой западная церковь не только не оздоровляла ситуации, но и сама отступив от многих библейских заповедей, погрязала в беззакониях. Сами папы сожительствовали с женщинами, занимаясь развратом [Таксиль Л. Священный вертеп. К.: Политиздат, 1985. С. 12Ч13]. Более того, когда готы окружили Рим, тосканские прорицатели явились к префекту города, сообщив, что они могут при помощи заклинаний и жертвоприношений языческим богам уничтожить вражеское войско. Префект доложил об этом папе Иннокентию I, который дал согласие на это предложение оккультистов [Гиббон. Указ. соч. Т. 3. С. 447]. И только решительность ряда сенаторов не позволила осуществить принесение на Капитолийском холме жертв идолам. Таков был Рим времён Алариха. Но давайте ещё раз всмотримся в него, в эту столицу рабовладельческого мира, не напоминает ли она наши современные мегаполисы. То же падение морали, те же вельможи, или как их называют сейчас Уновые русскиеФ, определяющие своё положение количеством мерседесов и любовниц и не удостаивающие даже простого взгляда смертных людей. Те же толпы нищих на городских улицах. И та же любовь к увеселениям и различным зрелищам. Праздники пива, концерты рок-звёзд на которых люди теряют человеческий облик, предаваясь пьянству, наркомании и разврату. Та же двуличность многих церковных иерархов, проповедующих одно, а живущих совершенно по другим законам. Тот же расцвет магии и спиритизма. Как и к древнему Риму, так и к нам Господь многократно обращается с призывом покаяться, обратиться от злых путей своих, но мы порой проявляем то же жестокосердие, что и римляне пятого века,Е погрязшие в самых гнуснейших порокахЕ Итак, войска Алариха окружили город, казалось над бесчисленными огнями шатров его войска на небе горят слова книги Откровение, провозглашающие первый суд над вознесшейся в своей гордыне империей и отступившей от Божьих заповедей церковью. УПервый Ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорелаФ (Откр. 8:7). Стеснённый со всех сторон город стал экстренно испытывать нужду в провизии. Наконец голод привёл к каннибализму [Кулаковский. Указ. соч. Т. 1. С. 185]. Жители самого культурного города мира начали пожирать друг друга. Это явилось ещё одним свидетельством того, что как бы ни была развита культура и искусство, если они без Бога, то являются лишь красивой ширмой, скрывающей пороки общества. Здесь можно вспомнить блокадный Ленинград, который оказался куда в более критическом положении, чем Рим. Однако, ленинградцы не только не утратили человеческого достоинства, но это великое горе сплотило их и помогло победить сатанинские фашистские орды. Ибо у них на первом месте была духовность. Рим же её не имел. Его жители превратились в полуживотное стадо, в котором даже мать убивала дитя. Вот как один из современников тех дней епископ Иероним описывает ситуацию: УУжасная весть приходит с запада: Рим в осаде, жизнь граждан выкупается за золото, ограбленных окружают, чтобы отнять у них жизнь. Голос застревает в гортани, рыдания прерывают словаЕ Взят город, который взял целый мир. Муки голода довели людей до ужасной пищи, пожирали взаимно члены друг друга, и мать не давала пощады сосущему её младенцуФ [Hieronym. Ep 127, 12 (p. 1094), 128, 4]. Интересно, что современники тех событий, в том числе и многие епископы отмечали в своих проповедях о том, что причиной несчастия Рима является отступление от Бога. Августин блаженный (VI в. х. э.) провёл в своей проповеди параллель между гибел ью Содома и Гоморры и событиями в Риме [August. De excidio urbis (P.L. 40, 715Ч724)]. Наконец, одна благочестивая женщина по имени Проба из сострадания к несчастным и от невозможности более взирать на изуверства, царящие в городе, приказала своим рабам в ночь на 24 августа 410 года открыть готам Саларийские ворота города [Кулаковский. Указ. соч. Т. 1. С. 185]. Полночь разбудила римлян звуками готских труб. А спустя считанные мгновенья нечеловеческие вопли потрясли вечный город. Началось избиение граждан, в котором наравне с вестготами принимали участие и римские рабы. УСорок тысяч рабов удовлетворяли свою личную злобу без всякой жалости или угрызений совести, и когда-то сыпавшиеся на них позорные удары плети были смыты кровью виновных и ненавистных семейств. Римские женщины и девушки подвергались пыткам, более страшным для их целомудрия, чем сама смертьЕ Грубые солдаты удовлетворяли свои чувственные влечения, не справляясь с желаниями или с обязанностями попавшихся в их руки женщинЕ При разграблении Рима отдавалось основательное предпочтение золоту и драгоценным каменьямФ [Гиббон. Указ. соч. Т. 3. С. 459, 460]. Знатных римлян продавали в рабство, а знатные римлянки становились наложницами простых солдат. Вчерашние городские рабы теперь издевались над своими бывшими хозяевами, подвергая их всевозможным рабским унижениям. Впрочем тех кого не продали в рабство скоро позавидовали тем на кого наложили это позорное ярмо. Дело в том, что готы стали убивать оставшихся свободными римлян, как бесполезных пленников. Город подвергся разграблению которого не знал никогда [Успенский. Указ. соч. Т. 1. С. 176]. И только христианские церкви не были тронуты по приказу Алариха [Клауде. Указ. соч. С. 31]. О причинах этого будет рассказано ниже. О разложении и деградации римского общества мы можем судить и потому, что представляли собой правители Рима того времени. Вот как император Гонорий находящийся тогда в Равенне отнесся ко взятию Рима вестготами. УВ Равенне василевсу Гонорию один из евнухов, вероятнее всего, смотритель его птичника, сообщил, что Рим погиб; в ответ василевс громко воскликнул: ДДа ведь я только что кормил его из своих рук!У Дело в том, что у него был огромный петух, по имени Рим: евнух, поняв его слова, сказал ему, что город Рим погиб от руки Алариха; успокоившись василевс сказал: ДА я-то, дружище, подумал, что погиб мой петух РимУФ [Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. М.: Наука, 1993. Война с вандалами. Книга 1, 25, 26. С. 180]. Итак, после шестидневного разграбления готы покидают Рим и отправляются по Аппиевой дороге в направлении южных провинций, уничтожая всё на своём пути, хотя сопротивления готским ордам никто и не думал оказывать. Аларих шёл по той самой дороге, по которой 350 лет назад проходил апостол Павел. Как многое изменилось с тех пор. Кровь буквально залила Аппиеву дорогу. А ведь как могла по другому сложиться вся история, если бы люди приняли всем сердцем послания Павла. Оказавшись в южной Италии, УАларих, король везиготов, с богатствами целой Италии, захваченными как добыча, и оттуда, как было сказано, предполагал через Сицилию переправиться в спокойную Африку, но, так как не дозволено, чтобы кто-либо из людей располагал судьбой своей без ведома Божия, страшная пучина морская поглотила несколько его кораблей, а многие разбросала. Пока Аларих, потрясённый этой неудачей, размышлял что ему предпринять, он был внезапно застигнут преждевременной смертью и удалился от дел человеческих. Готы оплакивали его по своей огромной любви к нему: они отвели из русла реку Бузент около города Консенции, а река эта, ниспадая от подножия горы, течёт целебной струёй как раз близ того города; посередине русла этого потока они, собрав толпу пленных, вырыли место для погребения и туда, в лоно этой могилы, опустили Алариха со множеством сокровищ, а затем вернули воды обратно в их русло. Но, чтобы никто никогда не узнал того места, землекопы были все умерщвленыФ [Иордан. Указ. соч. 157Ч158. С. 91]. Первый Божий Суд, Первое Божье предупреждение Римской империи и церкви прозвучало. За триста лет Богом было предсказано через пророка Иоанна появление вестготов и их нашествие на Рим. Всего лишь в одном стихе, но как точно и ёмко он отображал готов. УБолее трёх лет пробыли готы в Италии и тяжкие следы того разорения, которое они внесли в эту страну, видел своими глазами Прокопий, когда участвовал в походе Велизария более ста лет после того времени. По его словам Ч Дгорода, которыми овладевали готы, они подвергали такому разрушению, что, кроме какой-нибудь одной уцелевшей башни, ворот, или чего другого, не осталось никаких следов, особенно около Ионийского залива (т.е. Адриатического моря). Попадавшихся им навстречу людей готы избивали всех, как старых, так и молодых, не давая пощады ни женщинам, ни детям. Отсюда и эта теперешняя малонаселённость ИталииУФ [Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. М.: Наука, 1993. Война с вандалами. Кн. 1, 11Ч13. С. 179, Кулаковский. Указ. соч. Т. 1. С. 186]. Как и предсказывал Иоанн в результате походов вестготов земля была буквально выжжена и опустошена. Град Ч означает, что приход этого племени должен был быть с севера и действительно готы пришли с севера из Швеции. Огонь Ч означает опустошение огнём, которое они производили в городах и сёлах. Кровь Ч это убийства, чинимые ими в течении нескольких лет. При разборе пророчеств о вестготах весьма интересно и свидетельство самого короля Алариха. УВ бедствиях, постигших Рим, христиане видели мщение БогаЕ [как-то] Аларих во время похода был упрашиваем одним святым иноком пощадить город, и отвечал, что он идёт туда не по своей собственной воле, но его постоянно побуждает взять этот город некто ВеликийФ [Робертсон. Указ. соч. Т. 1. С. 344]. Аларих считал себя бичом Божьим, посланным для наказания мира. Как и в древние времена Господь использовал различных правителей для исполнения Своей воли. Однако поход вестготов был не только наказанием погрязшей в пороках империи и отступившей церкви. Этот поход нанёс страшный удар по язычеству, которое весьма широко процветало в Римской империи. То что не сделали в борьбе с язычеством христианские иерархи Господь сделал через готов: УВарварские нашествия были в действительности весьма гибельны для язычества. Не было ни одного примера, когда бы варвары принимали старую религию Греции или Рима: они или держались суеверий своих собственных предков, или принимали какую-нибудь форму христианства. Аларих и его готы, бывшие арианами, направляли свою ярость против языческих храмов даже сильнее, чем христиане империи, и ко времени нашествия Алариха в Грецию относится уничтожение Елевзинских мистерий. При взятии Рима, храмы подверглись нападению, между тем как церкви пользовались почтениемЕ Главная твердыня старой религии находилась на западе. В некоторых округах дух её был ещё столь силён, что христиане, пытавшиеся приводить в исполнение законы против храмов и идолов, были убиваемы разъяренными язычниками. Во многих местах, где исповедывалась христианская религия, старые боги-покровители ещё занимали своё прежнее положение, и кроме значительного проникновения языческого духа в христианство этого времени, многие чисто языческие идеи и обычаи ещё удерживались и среди христиан. Старая римская аристократия, которая держалась религии своих предков более из гордости, чем по убеждению, вследствии взятия Рима была рассеянаФ [Робертсон. Указ. соч. С. 343Ч344, 345]. Однако ни римский народ, ни церковь не сделали никаких выводов. Более того многие стали говорить, что страшное нашествие вестготов вызвано отступлением от языческих богов и принятием христианства. Поэтому в Западно-римской империи пытается возрождаться язычество [Клауде. Указ. соч. С. 31], хотя походы Алариха уже нанесли ему смертельный удар. Нечто подобное мы к сожалению так же можем наблюдать и в наши дни, когда на фоне явно исполняющихся библейских пророчеств о природных бедствиях, возвышении США и папства люди не только не обращаются к Богу и Библии, но напротив отходят от Них, вверяя свою жизнь астрологам, спиритам или просто случаю. Сегодня так же, особенно в России, много говорят и пишут о том, что многострадальная её история вызвана отказом при князе Владимире от язычества и принятием христианства. Поэтому сегодня повсеместно происходит возрождение языческих религий и философий. И подобно тому, как за плечами готских воинов уже маячили мечи вандалов и копья гуннов, так и в наши дни идут новые Божьи суды-предупреждения, чтобы люди, т.е. мы с Вами, уважаемый читатель, сделали бы переоценку системы своих жизненных ценностей, выбрали бы осознанно на чьей стороне мы будем: добра или зла, Бога или дьявола. Прежде, чем мы расскажем о дальнейшей судьбе вестготов, мы в следующей главе познакомимся с племенем, одно имя которого стало символом жестокости и варварства Ч вандалами, с их королями, с пророчествами Библии о них и теми советами, которыми желает поделиться с нами это древнее племя.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования