Опарин А.А. История рабства.Археологическое исследование книги Откровение.

Глава 5

Зловещий червь.

Итак, величайшая из когда-либо существовавших государств Ч Римская империя пала. И сегодня только развалины её столицы, городов и крепостей, остатки дорог и изуродованные временем статуи напоминают о державе цезарей. УПри виде развалин древнего Рима нетрудно впасть в заблуждение и приписать вине готов и вандалов то зло, которого они не имели ни времени, ни силы, ни, быть может, даже намерения совершить. Буря войны может повалить на землю несколько высоких башен, но разрушение, проникшее до самого фундамента стольких громадных зданий, совершалось медленно и без шума, в течении десяти столетийЕФ [Гиббон. Указ. соч. Т. 4. С. 78]. Что же это был за червь, который в течении веков незаметно и бесшумно подтачивал фундамент великого государства? Имя этому зловещему червю Ч рабство. А почва вскормившая его бездуховность. Ибо отступив от религии Истинного Бога, народ впадает в духовное рабство к дьяволу, который вскоре повергает его и в рабство физическое. Ёто происходит подобно тому, как человек сначала становится духовным рабом курения, затем, когда не может жить без сигареты, физическим рабом (недаром в тюрьмах сигареты ценятся людьми выше золота), а затем эта сигарета вызывает у него рак и смерть. Римское государство было всецело построено на рабстве и считало рабовладение основой своего процветания, не подозревая вплоть до последнего момента, что согревало у себя на груди змею. Так часто и в нашей жизни мы понимаем, что делаем что-то плохое, но считаем в то же время что без этого прожить нельзя и что это открывает дорогу к процветанию или даже составляет его основу. Воровство, прелюбодеяние, подлог, финансовые махинации, наркобизнес, лицемерие, хитрость, вот далеко неполный список того, что мы порой используем для построения своей жизни. Вначале мы понимаем неприглядность всего этого, но затем постепенно свыкаемся с этим до такой степени, что уже без этого не можем жить. Более того оно начинает нам нравиться. Так и древние римляне, вначале понимали всю отвратительность рабства, затем свыклись с ним, а затем, отступая всё дальше от Бога почувствовали и любовь к рабовладению, которое взращивало их гордыню, похоть, любовь к деньгам и вольготной жизни. Но как же рабство разбило столь мощный фундамент римского государства? Как поколебало общественные и семейные устои, казавшиеся столь незыблемыми? Как превратило сильных и умных людей эпохи Республики в трусливых и похотливых граждан эпохи Поздней империи? Мы можем выделить несколько механизмов влияния рабства на общество и отдельного человека.

1). Приучение людей к жестокости. Институт рабства в Риме дал нам новое доказательство своего влияния на порчу нравов, но ещё в значительно большей степени способствовал их огрубению!Е Одна фраза резюмирует все. Рим был городом гладиаторов. Ни одно зрелище в эпоху Республики не имело такой притягательной силы, как эти кровавые битвы, где люди, обучавшиеся вместе и евшие из одной чашки, должны были прервать начатый ими разговор, чтобы идти хладнокровно избивать друг друга для удовольствия толпы [Цицерон. За Секстия, 58 и 59, Тускуланские беседы, IV, 21]. Гладиатора не желавшего сражаться, гнали плетьми и розгами на человекоубийство [Тертуллиан. О зрелищах, 21]. Многие гладиаторы, убивающие друг друга на арене были друзьями по жизни и поэтому немудрено, что их порой вынуждали плетьми идти на ринг и убивать друг друга. При раскопках на одном из кладбищ была обнаружена могила с интересной надписью: УФламма, тяжело вооруженный гладиатор (секутор), прожил 30 лет, сражался 34 раза, победил 21 раз, нерешенных битв было 9, участвовал в общем шествии 4 раза; происхождение из Сиракуз. Здесь ему воздвиг могилу нежно любящий сотоварищ по оружиюФ [Орелли, №2571]. Ёто были сцены не кровопролития, но смерти, так как народ не желал терпеть, чтобы благодаря заранее установленному бережному отношению друг к другу жертва ускользнула бы из его рук. Тот, кто давал народу гладиаторов, не мог дать им возможности уйти с арены живыми; это значило бы погубить в глазах толпы свою репутацию щедрого человека и навлечь на себя неизгладимое подозрение в скаредности. Он (народ) подумал бы, что его одурачили, если конец сражения не показал бы ему, что оно было серьезным. Оно было вполне серьезно, и когда сам победитель останавливался перед своим поверженным противником, народ приказывал ему довести до конца свою победу. Цицерон говорит об этих предписанных убийствах, как об обыкновенной вещи: УКто лежа на земле, когда дан приказ убить, будет втягивать в плечи свою шеюФ [Тускуланские беседы, 11, 17]. Императоры сами давали этому пример. Так Клавдий (41Ч54) приказывал добивать тех, которые падали на землю даже случайно, Учтобы видеть, как по их телу постепенно проходит смертьФ [Светоний. Указ. соч. Клавдий, 21]. Но не только мужчины отдавали приказ добивать поверженного гладиатора. Совсем юные римские девушки обожали легким мановением своего пальца вниз Ч лишать человека жизни. УЕ пронзить у лежащего сердце скромная дева велит, опустивши уж книзу свой палецФ [Пруденций, Против Симмаха, II, 1096]. Ёти сцены убийства стали благодаря существованию рабства одним из факторов воспитания римлян [Валлон А. История рабства в античном мире. М.: ОГИЗ, Госполитиздат, 1941. С. 435]. Цицерон, один из виднейших и просвещеннейших людей своего времени открыто говорит о гладиаторских боях, как воспитательном приёме, заслуживающем одобрения. УЗрелище гладиаторских боёв некоторым обыкновенно кажется жестоким и бесчеловечным, и не знаю, так ли это было прежде, как это делается теперь. Всякий раз, когда преступники бились на смерть с оружием в руках, то, конечно, может быть много приёмов внушения дисциплины через посредство слуха, но для зрения ни один не может быть более сильным, чем этот, для устранения страха перед страданием и смертьюФ [Цицерон. Тускуланские беседы, II, 17, § 41]. То что Цицерон считал заслуживающим одобрения, вскоре было признано необходимым. Более того гладиаторские бои стали использовать для улучшения нравов молодёжи! [Плиний Младший. Указ. соч. Панегирик, 33, 1]. Вскоре УПривычки, усвоенные во время публичных игр были перенесены в частную жизнь, появились комнатные гладиаторы (cubicularii), пиршественные залы были превращены в амфитеатры, кровь смешивалась с вином во время этих преступных оргийФ [Валлон. Указ. соч. С. 435]. УБольше того: доставлять на пирах удовольствие людям некогда было в обычае, бой кровавый устроив. Страшные зрелища эти бьющихся друг против друга с пиром всегда сочетались, и часто бывало, что кубки Были обрызганы кровью, и кровью не малой залиты Пиры даже столыФ [Силий Италик, Пунические войны, XI, 51]. Однако со временем гладиаторами делали не только рабов. Порой во время боёв для развлечения императоры выбрасывали на ринг сражаться насмерть свободных людей, от солдата до патриция. Так например Калигула приказал вывести на ринг сражаться с дикими животными Ч отцов известных семейств, удручённых старостью [Светоний. Указ. соч. Калигула, 26]. В другой раз знатный римлянин Квестор Бальб заставил сражаться гладиатором одного из солдат, имевшего римское гражданство. И когда тот во время второго боя побежал под защиту народа, Бальб велел схватить его, наполовину зарыть в землю, на середине арены и сжечь живым, хотя бедный солдат и кричал: Уя римский гражданинФ [Дион Кассий. XLIII, 23, XLVIII, 43 и LVI, 25]. Но вскоре знатные семьи уже не надо было заставлять участвовать в потеху императорам в гладиаторских боях. Они сами, прельщенные негой и развратом, ища новых сильных ощущений устремились подобно зверям чующим запах крови и от этого становясь невменяемыми, на арену в гладиаторской одежде [Валлон. Указ. соч. С. 436]. А ещё вскоре уже не только мужчины, но и знатнейшие женщины выходили на арену цирка! [Тацит. Указ. соч. Анналы. Книга 15, 32. С. 280]. А при императоре Севере (193Ч211) было такое количество женщин-гладиаторов, что современники удивлялись, как цирк может их всех вместить [Ксифиллин. О Севере, 330]. Обнаженные тела красивейших и знатнейших римлянок, ревущие звери, потоки крови, возбуждали тысячи сидящих на скамьях цирка. Римлянки же с удовольствием перерезали горло своим лучшим подругам. И всё это только из чувства пресыщенности жизнью и погоней за новыми более сильными ещё неизведанными ощущениями. После этих побоищ устраивались оргии. УТаким образом, в этой своего рода общности привычек и образа жизни стирались различия между рабами и свободными людьми. Ёти последние не оставались уже больше простыми зрителями распутства или вынужденных убийств со стороны рабов на сцене. Они стали разделять с ними их кровавые игры, спускаясь для борьбы на арену, они стали разделять и их распутство среди оргий, устраиваемых во дворцахЕ это слияние постепенно происходило в области нравов, слияние весьма прискорбное, так как, вместо того чтобы поднять раба, оно принижало свободного человека до его уровня. А этот уровень как общественное мнение, так и закон помещали значительно ниже той точки, где зарождается чувство стыдливости и уважения к самому себе, которое развивается из внутреннего чувства личного достоинстваФ [Валлон. Указ. соч. С. 436]. История появления гладиаторских боёв уходит своими корнями в языческую религию. Дело в том, что первоначально эти бои совершались при погребениях, как своего рода умилостивление души умершего. УДревние считали, что этим зрелищем отдают долг усопшимЕ полагаяЕ что души усопших можно умилостивить пролитием человеческой крови, они на похоронах предавали закланию пленников или непокорных рабов, которых нарочно для этого покупали. Но потом решили этому кощунству придать вид увеселения, а потому завели обычай вооружать этих несчастных, и, обучив их убивать друг друга, в день похорон выводить на поединокЕ Умерщвляемые таким способом считались жертвой, приносимой в честь умерших родственниковФ [Тертуллиан. Квинт Септимий. Избранные сочинения. М.: Прогресс, 1994. О зрелищах, 12. С. 285]. Впервые в Риме гладиаторские бои были проведены в I Пуническую войну (III в. до х. э.) семьей Брутов, при погребении своего отца [Валерий Максим II, 4, 7]. И что интересно, этот варварский языческий обычай был встречен народом крайне негативно. Более того с помощью религиозных церемоний люди пытались искупить это святотатство. Однако вскоре жажда крови, культивирующаяся язычеством и суеверия, взращенные им взяли верх. И народ с подачи жрецов уже не только не считал эти бои святотатственными, но считал их особыми торжествами в честь богов воителей Марсы и Дианы, царя богов ёпитера, проводника душ умерших Меркурия и главным образом бога времени Сатурна. И этот бог как бы зримым образом присутствовал на этих кровавых играх: его открытый рот пил кровь, текущую по арене, через отверстия сточной трубы [Валлон. Указ. соч. С. 337]. Ёти жертвоприношения были поистине грандиозны. Так император Траян (98Ч117) гонитель христиан, после возвращения с войны с даками дал гладиаторские игры в течении 123 дней! При этом было брошено на арену 10.000 пленных! [Дион Кассий, XVIII, 15]. Император Коммод (180Ч192) дал более тысячи гладиаторских боёв [ёлий Капитолин, Марк Аврелий, 19]. При триумфе Аврелиана (270Ч275) сражалось 800 пар гладиаторов [Вописк, Аврелиан, 33], при Галлиене (260Ч268) 600 пар [Требеллий Поллион, Галлиен, 8]. Римляне верили, что чем больше будет пролито крови, тем добрее к ним будут боги, а значит и даруют им новые победы, земли и пленников. PS. Говоря о гладиаторских боях мы видим, что сегодня они также существуют, хотя и в несколько видоизмененном виде. Современные боксёрские матчи мало отличаются от них. Как и в древности более всего ценится кровавый бой. А уж если нанесены неисправимые увечья то спрос повышается ещё более. Как и в Древнем Риме сегодня тысячи людей не только и ни сколько мужчин, как детей, женщин и подростков идут на эти матчи или смотрят их по телевизору. А какой популярностью пользуются боевики, где рекламируется и культивируется жестокость. Каждый день по любому на любом канале они занимают значительнейшую часть времени. Герои этих кинофильмов Ч убийцы и маньяки становятся кумирами молодежи. А потом почему-то мы удивляемся откуда столько жестокости у детей и подростков. Древние римляне стали рабами жестокости, ими же становятся и миллионы современных людей, нас с вами, не подозревая даже порой об этом.

2). Культ разврата. Наравне с жестокостью другой отличительной особенностью римского общества была развращенность, порожденная рабством. Ведь существовали не только рабы-рабочие, но и рабы для удовольствия, рабы, привычной обязанностью которых было удовлетворять прихоти и чувственность господ или даже для добывания ему денег идти в места позора, или искать среди оргий случая к распутству или растлению. Ёто обыкновенное, всем известное, признанное законом явление [Валлон. Указ. соч. С. 398]. До наших дней сохранились мольбы с которыми юные рабыни обращались к своим господам: УСжалься над моей невинностью, говорила бедная рабыня, купленная для лунапария (публичный дом Ч прим. А.О.), не отдавай на позор моего тела, не бесчесть моего имени постыдным ярлыком!Ф УПусть служанка снаряжает её сказал лено и пусть напишут на ярлыке следующее: ДТот, кто лишит невинности Тарзию отсыплет полфунта серебра, потом она будет принадлежать каждому, кто заплатит одну золотую монетуУФ [Дюпуи Е. Проституция в древности. Кишинев: Logos, 1991. С. 134Ч135]. Римские писатели тех лет, умом и образованностью которых восхищаются сегодня, прямо писали о том, что распутство преступление для свободнорожденного, обязанность для вольноотпущенника и необходимость для раба [Петроний. Сатирикон, 75]. Более того было общепризнанно: что нет ничего позорного в том, что приказывает господинФ [Лукиан. Письмо к Сатурну, 29]. Особо красивых рабов и рабынь господа, либо оставляли себе, как сексуальные игрушки, либо отдавалиЕ в храмы, в качестве жриц или жрецов любви. Ибо Усама религия во многих храмах покровительствовала и предписывала такие жертвы сладострастию, как будто это были почести, воздаваемые богам!Ф [Валлон. Указ. соч. С. 191]. Деньги, которые там зарабатывали рабы своим телом делили между собой храм и господин раба. Помимо того что религия освящала проституцию, она не только не препятствовала развратным действиям над рабами, но и всячески поддерживала и взращивала их. Однако, насильничая над рабыней, которую считали лишь существом с красивым телом но не имеющим чувств, сам хозяин насильник превращался в животное, движимое инстинктом. Безнаказанное и неограниченное сладострастие убивало его не только духовно, но и физически. Половая невоздержанность превращала молодых и сильных мужчин в дряхлых стариков.

3). Извращения. УГомосексуальные извращения, без сомнения поддерживались рабством, так как рабы не имели никакого права сопротивляться и экономически и социально были в полной зависимостиФ [Вестерман В. Рабство в Римской империи. В кн. Валлона А. Указ. соч. С. 648]. При раскопках в Помпеях, являвшихся своего рода городом-притоном для римской знати найдено много надписей, свидетельствующих о гомосексуальных насилиях над рабами. Законы императоров Адриана и Аврелиана разрешали хозяевам использовать рабов в качестве проституток и наложниц, вне зависимости от пола господина и раба [Там же. С. 647Ч648]. Выпуск подобных указов неслучаен, ибо большинство римских императоров были гомосексуалистами, включая и Адриана, у которого любовником был вифинец Антиной [Рим: Указ. соч. С. 64]. Вообще Ув античную эпоху однополая любовь в Средиземноморье отнюдь не рассматривалась как порок. Её превозносили древнегреческие поэты, а в Риме насмешкам подвергались лишь те мужчины, кто постоянно играл пассивную, ДбабьюУ роль в этих играх. И вполне обычным делом считалось, когда миловидный юноша Ч будь он раб или патриций Ч становился предметом вожделений мужчины постаршеФ [Рим: Ёхо имперской славы. Ёнциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: Терра, 1997. С. 63Ч64]. После же гибели Антиноя Адриан обожествил своего любовника, заставив преклоняться и молиться пред его статуями [Там же. С. 65]. Гомосексуализм своими корнями так же уходит в язычество, боги которого весьма часто вступали в связи с однополые контакты. И поэтому если сами боги, которым призывала поклоняться религия делали это, то и человеку значит зазорного в этом нет ничего. Более того, часто римляне в утеху себе заставляли вступать рабов и рабынь в связь с животными, которая часто заканчивалась гибелью рабов. Но похотливо глядя на эти непристойные зрелища хозяева вскоре и сами переняли эти обычаи. И уже в период империи вслед за римской армией гнали стадо овец для удовлетворения похотей легионеров и их военачальников [Коркина М.В., Лакосина Н.Д., Личко А.Е. Психиатрия. М.: Медицина, 1995. С. 544]. PS. Современный мир в своём разврате оставил далеко позади римское общество. Сегодня мы видим, как разврат стал нормой жизни, не только не порицаемой, но и рекламируемой и, что особенно отвратительно, якобы научно-обоснованной. Сексуальные фильмы, рекламы, стриптизы, топлесы, публичные дома стали неотрывной частью жизни современного общества. Современная работорговля, о которой будет рассказано ниже, так же ставит своей целью в первую очередь поставление секс-рабынь. Многие современные люди гордятся сексуальной свободой современного общества, которое наконец-то отбросило никому ненужные правила приличия, дав людям долгожданную свободу в любви. Сегодня, как и в Риме гомосексуализм патологией не считается и он исключен из числа заболеваний [Там же. С. 540]. Но свобода ли это? Ведь поборники этой свободы являются самыми настоящими рабами низменных страстей, без которых они не могут жить, так же как наркоман без наркотика. Ёта псевдосвобода привела их в действительности к рабству, к полуживотному состоянию, физическому истощению организма.

4). Разрушение института семьи. Разрушение моральных устоев не могло конечно не отразиться на состоянии института семьи. Женщина не играла особой роли в античном обществе и поэтому не стесняясь особо своей жены муж предавался любовным утехам с рабынями. Отец в свою очередь для того, чтобы сын не искал развлечений где-то на стороне, устраивал ему все условия для удовлетворения похотей в своём доме [Валлон. Указ. соч. С. 199]. Вскоре работорговцы начинают готовить особых рабынь, которые бы отвечали самым требовательным вкусам заказчиков, которые бы получали всестороннее, а не только физическое удовольствие от общения с ними. Так постепенно зарождается институт куртизанок (гетер). Последних учили языкам, музыке, литературе, философии. Словом разврат совмещался с культурой. Поэтому немудрено, что к гетерам стекалась молодёжь. Более того величайшие философы пользовались их услугами. Сократ покидал свою ворчливую Ксантикку, идя к гетере Аспасии [Плутарх, Перикл, 24], Платон к гетере Архенассе; Аристотель имел сына от гетеры Герпиллиды (Афиней XIII), Ёврипид, Лисий, Исократ, Демосфен, Софокл [Валлон. Указ. соч. С. 200]. Что уж говорить об обычных свободных гражданах, мечтавших покинуть пресловутый дом и погрузиться в мир неги. Авторитет жены и матери свёлся к нулю. Куртизанка заняла их место [Там же. С. 201]. Понятие брака превратилось в пустую формальность. Понятие семьи было лишь на бумаге. Кстати, именно в Древнем Риме появилось явление, которое мы сегодня называем Ушведская семьяФ и гражданский брак [Дюпуи. Указ. соч. С. 146Ч147]. Все это было в свою очередь ещё одним порождением древнеримской религии. Так бездуховная религия, породив рабство, разрушила институт семьи. PS. В наши дни мы столкнулись с той же проблемой, что и Рим. Понятие семьи сегодня так же является весьма фиктивным. Её заменили гражданские браки и шведские семьи. Во многих странах (Швеция, Голландия и т.д.) официально проводятся браки между однополыми, причём часто их освящает государственная церковь, которая как и во дни Константина очень далеко отошла от библейского учения Христа.

5). Рабы воспитывали рабов. Раб завладевал римским гражданином с самого раннего его детства, он влиял на его юность в силу своего образования. Под властным требованием новых веяний, стремившихся приобщить республику к идеям и обычаям Греции, к ней обратились за учителями и нашли среди рабов. Дело в том, что Рим покорив Грецию был прельщён её высокой культурой и желал, чтобы его молодежь усваивала её. А дать её могли конечно же только сами греки, многие из которых стали рабами. Поэтому римское правительство считало, что убивало этим двух зайцев: во-первых, давало молодёжи хорошее воспитание, а во-вторых, не тратило для оплаты заграничных учителей ничего, ибо учителя были рабами. Однако вышло не так, как рассчитывали имперские чиновники. Дело в том, что УИх взяли совершенно не считаясь с тем, что один лишь факт принадлежности этих наставников к классу рабов лишал их руководство всякого морального авторитета. Лучшие из них имели право давать советы, но не имели силы придать им обязательный характерФ [Валлон. Указ. соч. С. 432]. Ёту проблему отражает античный писатель Плавт в своём произведении УБакхидыФ, в жалобах раба, который говорит: УНыне не достигший ещё семилетнего возраста ребенок бьет своего наставника доской по голове, если он хоть чуть дотронется до него рукой, а если пойдешь жаловаться к родителям, они говорят: ДО негодный старик, если ты тронешь этого ребёнка, который ведёт себя так храброУ Ч и наставник уходит с головой, лоснящейся, как фонарь (т.е. побитый)Ф [Плавт. Бакхиды III, 3, 405]. Таким образом рабы учителя во всём были вынуждены потакать своим ученикам, прикрывать все их выходки и аморальные поступки. При этом следует учесть, что раб-наставник был со своим учеником не только во время занятий, но и наблюдал за ним и сопровождал его и во внеучебное время. Т.е. родители считали, что их ученики постигают науки, а они вместо этого со своими наставниками, всецело от них зависящими, предавались всевозможным удовольствиям, на какие были весьма богаты римские города. В результате значительнейшая часть молодого поколения росла необразованной и праздной. И потому встав на место отцов у кормила державы они не знали что с ней делать. Да они и не хотели заниматься делами страны, им были нужны лишь всё новые и новые развлечения. Вследствии порочной жизни многие дряхлели раньше времени. Общество вырождалось.

PS. Сегодня мы столкнулись с той же проблемой. Когда деньги решают всё. Богатые люди нанимают своим детям учителей, которые, подобно рабам-наставникам, завися от родителей детей, боятся сделать тем замечания или строго спросить. Во многих частных школах на уроках дети занимаются тем, чем хотят, а учитель вынужден спокойно смотреть на это.

6). Задержка развития экономики. Существование рабовладельческого строя резко делило людей на два класса: людей и не людей, т.е. рабов. В следствии этого раб стоял фактически за гранью жизни, не имея никаких прав. Огромное количество талантливых людей, обречённых войной или рождением в рабство не могли реализовать свои способности. А это не могло не сказаться на уровне развития государства, где свободные деградировали при рабах-наставниках, а рабы не могли себя реализовать в полную меру. Здесь можно вспомнить крепостную Россию, где талантливая крепостная молодёжь не могла приносить пользы своей стране. И только немногим, таким как Шевченко удалось чудом пробиться. Рабство, как и крепостничество сдерживало развитие экономики.

PS. Сегодня в век власти денег люди так же делятся на два класса: те у кого есть деньги и те у кого их нет. Талантливый человек, не желающий или не умеющий жить по волчьим законам, добывая себе деньги, не может в полной мере, а порой и совсем, реализовать свои таланты.

7). Рабы-правители.

В детской сказке К. Булычёва Пленники астероида рассказывается о том, как люди, создав первоклассных роботов постепенно давали им всё новую и более сложную работу, пока наконец те не научились полностью заменять людей. В результате последние превратились в жалкие существа, не умеющие ничего, а всю власть в стране получили роботы. Ёта сказка не совсем уж кажется сказкой, если посмотреть на историю Рима. Где свободные граждане постепенно отдавали рабам в ведение своих детей, дом, хозяйство, порой целые провинции. Но управляли ими рабы с рабской психологией, ненавидя к тому же и страну их поработившую и господ. И поэтому с одной стороны свободные деградировали, а рабы разоряли страну.

8). Рабская психология. Но пожалуй самое страшное при рабовладельческом строе Ч это формирование рабской психологии. Причём не только у людей становящихся рабами, но и остающихся свободными [Валлон. Указ. соч. С. 198]. Ибо в этом обществе всё основано на страхе и насилии. Вчерашний свободный может стать рабом. Влияние рабства сказывалось на господствующих классах и прямо и косвенно и обнаруживалось в аналогичных симптомах и в человеке, и в семье, и в государстве. Оно искажало даже у свободного чувство нравственности. Человек не становится хуже, господствуя над животным, так как животное ему естественно подчинено. Но подобная же власть над существами, которые ему равны, вела к тем большему количеству эксцессов, чем она была естественной; и такой властью нельзя пользоваться без большой опасности лично для себя [Валлон. Указ. соч. С. 198Ч199].

PS. Итак, институт рабства, порождённый язычеством, разрушил семью и частную жизнь. Рабство стало пагубным для человека, приводя его к вырождению и полуживотному состоянию, убивая основу всякой нравственности. Рабство разрушило конституцию Рима и его экономику [Валлон. Указ. соч. С. 436, 210]. Презренный червь, но оказавшийся зловещим, уничтожил империю. Государственная же христианская религия, отступая от учения Христа и вбирая в себя языческую философию, слилась в единое целое с имперским государственным аппаратом, став в не состоянии оздоровить умирающее римское государство. Хотя возможность спасти и оздоровить общество у него была, если бы оно сохранило свою первоначальную чистоту. Но даже несмотря на Божьи суды Ч вестготов, вандалов, гуннов официальная римская церковь всё дальше и дальше отходила от библейского учения, не желая видеть что эти суды, в первую очередь, это наказание ей, поправшей Закон Божий.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования