Опарин А.А. В царстве пигмеев и каннибалов. Археологическое исследование книг Ездры и Неемии
Часть II. В царстве пигмеев и каннибалов

Глава 7

Древние царства Енисея

Более, чем на 4130 километров протянулась одна из величественных рек мира и самая многоводная река бывшего СССР — Енисей, достигающий во многих местах до 20 км в ширину. С обеих сторон реку обрамляют суровые скалы и непроходимая Тайга. На сотни километров здесь не встретишь человеческого жилья. А те из них, которые изредка встречаешь, вселяют ужас, ибо это остатки тюрем и острогов, существовавших здесь ещё с царских времен. Цивилизация практически не ощущается здесь. И лишь всего несколько городов с привычным укладом жизни можно встретить на Енисее: Игарка, Дудинка, Красноярск, Туруханск, Енисейск и Минусинск. А между ними на километры и километры — Тайга, с её древними народами и следами исчезнувших цивилизаций. Да-да! Не только Греция и Рим, Египет и Палестина таят в себе загадки, но и наша сибирская земля скрывает много загадок прошлого. В отличии от хорошо известных уже цивилизаций Нила и Евфрата, цивилизации Енисея остаются практически не изученными и тем самым они представляют наибольший интерес для ученых и путешественников. На древних берегах Енисея не было слышно Слова Живого Бога, но Господь обращался там к людям через природу, красота и величие которой говорило о Творце. Он взывал к ним через их сказания, которые хранили память о Едином Боге, Всемирном потопе, рае. Он работал над их сердцами Духом Святым, желая их спасти. Но с большим усердием работал над сердцами этих людей и дьявол, завлекая их в погибель. На берегах Енисея десятки веков назад разыгрывалась Великая борьба между добром и злом, Великая борьба за жизнь людей. На этих берегах жители древних царств делали выбор между добром и злом. И после долгих перипетий и противостояний они сделали свой окончательный выбор. И тогда Великая Тайга озарилась пламенем пожарищ, воплем детей, отрываемых от груди матерей, насилуемых девушек, падением каменных пирамид и каменных идолов…

Прошли века, которые истёрли не только историю древних культур, но даже названия народов её создававших. И неизвестно, узнали ли бы мы вообще о том, что было на этих крутых берегах, если бы не загадочные каменные статуи, разбросанные по так называемой Минусинской котловине. Первым европейцем, описавшем их, был доктор медицины Даниил Готлиб Мессершмидт, уроженец города Данцига (ныне польский Гданьск). В 1716 году он был приглашён в Россию Петром Великим для изучения всех трёх царств естества и “для изыскания” “всяких раритетов и аптекарских вещей: трав, цветов, корней и семян” Сибири. В 1720 году началась его экспедиция, продлившаяся целых семь лет. Эта экспедиция была весьма успешной. Так были обнаружены пласты каменного угля, составлена карта Сибири, топография её рек, описаны редкие животные, многие из которых были до этого неизвестны науке, дано описание сибирских народов, а также проведены первые археологические раскопки (1722 год) курганов в Минусинской котловине с описанием странных каменных статуй, разбросанных в степи. В раскопках Мессершмидту помогал шведский офицер Филипп Юхан Табберт (Страленберг). Исследования Мессершмидта продолжил профессор Петербургской академии немец Иоганн Георг Гмелин, который с 1733 по 1742 гг. исследовал Сибирь. Именно он в частности ввёл впервые деление Сибири на Западную и Восточную, впервые подробно научно описал Алтай и Прибайкалье. В 1739—1740 гг. он изучал Енисей и Минусинскую котловину, в которой его внимание привлекли каменные фигуры, непонятного назначения. После И.Г. Гмелина следующим исследователем этих мест был академик Пётр Симон Паллас, посещавший эти места в 1771—1772 гг. И так же оставивший описания весьма удививших его странных каменных идолов. Чем же удивили этих учёных енисейские каменные статуи? Во-первых, своей необычной саблевидной, т.е. наклоненной вперед формой. Во-вторых, наличием третьего глаза, который располагался у статуй на лбу. В-третьих, странными полосами, пересекающими изображения лица; в-четвертых, наличием на голове вместо волос звериных рогов, ушей или “корон”, “шапок”. В XIX веке начинается описание поиск и систематизация этих находок. Большую роль в этом сыграл минусинский ученый Клеменц Д.А. В 1875 году открывается Минусинский краеведческий музей, ставший центром собрания необычных статуй, которые сравнивались и сравниваются многими со статуями острова Пасхи, только те уступают им в возрасте более, чем в 2000 лет! Большую коллекцию этих статуй собрал советский археолог А.Н. Липский. Теперь, когда в руках ученых было достаточно материала, они приступили к изучению этих древних памятников, соотнося их с уже известными. Всмотримся в них на примере “Ширинской” (от озера Шир) каменной бабы. Размер статуи 230х70х30 см. На ней высечен массивный человеческий бюст с согнутыми в локтях руками, выступающим животом, с оскаленной пастью хищника. На голове бычьи рога и уши, на лбу — третий глаз в форме солнечного знака; глубокие полосы пересекают нос и подбородок. Другая статуя изображает некое существо со схематичным изображением черт и со змеевидными отростками на голове. На сегодняшний день найдено более двухсот подобных статуй. Часть из них нашли на перекрестках дорог, часть стояло на погребальных курганах. Вначале ученые думали, что это надгробные памятники древних людей. Но потом, в ходе раскопок в 1963—1964 гг. на левом берегу Енисея экспедицией Г.А. Максименкова был раскопан древний могильник, в котором покойников хоронили в каменных ящиках. Но каково было удивление учёных, когда они увидели, что стенки этих каменных ящиков образованы каменными плитами с теми же изображениями, что и саблевидные статуи. Причём часть изображений было обращено вовнутрь ящика, часть наружу, часть изображений была обломана, а часть — отбита. Словом, было видно, что они использованы были, как попавшийся под руку материал [1]. Так же было показано, что они не имеют никакого отношения к курганам на которых стоят, что они намного древнее этих курганов, которые, в свою очередь, датировались VII в. до х. э., т.е. временами Ашшурбанипала и Езекии. После долгих исследований было установлено, что грозные каменные статуи относятся, к так называемой Окуневской культуре (от Окунева улуса в Хакасии), датируемой XVIII—XV вв. до х. э. [2]. Сегодня открыты захоронения этих людей, содержащие прекрасные изделия из бронзы, с изображениями драконов, символов “нижнего” мира и солнца с его древним символом — крестом [3]. Окуневцы имели большое количество тотемов, главными из которых были баран, лось, и конечно медведь, изображающийся с оскаленной пастью, высунутым языком и торчащими зубами [4]. Знаменитые же статуи представляли собой божества древних енисейцев. Профессор Вадецкая Э.Б., опираясь на данные этнографии, считает, что они были “вместилищем души” умерших сородичей, главным образом по женской линии [5]. Странные полосы на лице означают татуировку, которая была весьма распространена в то время среди окуневцев. На некоторых статуях изображены и маски, точно такие же, как носили и носят шаманы, игравшие огромную роль уже и в те времена. Итак, суммируя религиозные взгляды окуневцев, можно придти к выводу, что они: верили в бессмертие души, поклонялись тотемам (и в первую очередь медведю), у них был распространен культ солнца и дракона. У них найдены следы жертвоприношений при погребениях. Каменные статуи со зловещими ликами и третьим глазом были центрами поклонений. Кстати, понятие третьего глаза весьма широко фигурирует во всех оккультных учениях, эзотерике, согласно которым через третий глаз открываются особые знания, и что только духи могут помочь человеку открыть третий глаз. Так же у многих психически больных людей, по их словам, есть третий глаз. Здесь стоит отметить, что многие из этих заболеваний представляют собой пример одержимости человека бесами. Так что картина и взаимосвязь здесь очень чёткая: третий глаз имеет место в философии древних енисейцев, исповедывавших шаманизм (одно из направлений сатанизма), в оккультизме и эзотерике (философских направлениях сатанизма) и третий глаз у психически больных (одержимых дьяволом) людей. Учитывая это, не приходится удивляться кровавым жертвоприношениям этого народа и тем жестоким лицам богов и тотемов, которым они поклонялись. Окуневцы, безусловно, создали развитую культуру, научившись делать прекрасные произведения из камня и бронзы. Но жестокая и оккультная по своей сути их религия не дала им жить. Они гибнут под ударами племен так называемой андроновской культуры. И только каменные статуи нам рассказывают об этом древнем енисейском народе, который привела к гибели их собственная религия. Но весьма поучительной является дальнейшая судьба каменных богов окуневцев. Часть из них, как мы видели были разбиты завоевателями, которые использовали недавно так почитаемые статуи, как подручный материал в строительстве, в том числе каменных гробов. Зловещие боги, которым недавно поклонялись люди, теперь были разбиты, соединены, подобраны под форму ящика и зарыты в землю с останками простых людей. Таких же людей, которых ещё недавно им самим приносили в жертву. В этом прекрасный пример того, что ожидает тех идолов, которых люди создают в своей жизни. И нет разницы в том, что это за идол: каменная ли статуя или гордое сердце, похоть, деньги или обжорство. Рано или поздно всех их ждёт смерть, но перед своей смертью они, эти идолы, умертвят тех, кто их создал. Поэтому будем помнить, что если мы лелеем в своём сердце грех или идола, а идол в нашей жизни — это всё то, что разделяет нас с Богом, этот самый идол и уничтожит нас в конце – концов. Но часть статуй не была осквернена и поругана, она продолжала стоять и даже являться объектом поклонения, вплоть до XIX века среди хакасов. “Перед такими истуканами совершались жертвоприношения, им клали у подножия пищу, мазали рот сметаной, дегтем, кровью животных или салом. Однако очевидцы отмечают, что если „каменная баба“ не помогала на охоте, не исцеляла болезней или не оправдывала надежд, на неё смотрели с упрёком, плевали в её сторону и даже стегали плеткой… Например, ещё в XVIII—XIX вв. ханты на Оби, в случае неудачи, разрубали свои божества на мелкие кусочки, ненцы колотили их, ругали и разбрасывали. Кеты на Енисее стегали своих божков и бросали в огонь, да и многие другие сибирские народы, если идолы не исполняли своих „обязанностей“, уничтожали их, били, топтали, сжигали” [6]. Поэтому и многие из окуневских статуй оказались разбитыми. Однако, этот обычай разбивать недавних богов отнюдь не варварский, характерный для древних народов. Современные люди поступают точно так же. Вспомним низвержение памятников Ленина и Сталина теми, кто ещё недавно преклонялся пред ними. Рано или поздно люди осознают, что их идол не приносит им счастья, и тогда они разрубают его, но одни в порыве слепой ярости и озлобления, а другие для того, чтобы начать новую жизнь во Христе. Одни, уничтожив прежний идол, воздвигают себе другой, а другие вовсе отказываются от идолопоклонства, осознав его губительность для человека. Пришедшая на смену окуневскому “царству” андроновская культура оставила после себя городища, имеющие хорошо продуманную фортификационную систему. Так открытое в 1968—1970 гг. Черноозерское городище представляло собой поселение площадью 867 кв. м, обнесённое рвом около трёх метров ширины, валом, укреплённым снаружи мощным деревянным частоколом. Был и подъемный мост. Найдено было там и много могильников, содержащих прекрасные изделия из бронзы, керамику [7]. Просуществовав несколько веков, андроновское “царство” так же уходит в небытие при невыясненных до сих пор обстоятельствах. После него на территории Минусинской котловины и Енисея сменяется ещё несколько культур, оставивших после себя в основном безымянные погребения. Среди них можно выделить Тагарскую культуру (VII—III вв. до х. э.). Именно её представители оставили огромное количество больших и малых погребальных курганов. Один из самых известных — это Большой Салбык, раскопанный в 1954—1956 гг. Он представляет собой одиннадцатиметровую насыпь, скрывающую могилу вождя или царя. По периметру кургана, охватывая площадь 0,5 га, высятся огромные осколки скальных пород высотой до 6 метров, являя собой как бы фантастических каменных стражей. Все они ориентированы своей острой гранью с юго-запада на северо-восток, в сторону летнего восхода солнца. В одном месте камни образуют ворота, служившие входом в погребальную камеру. Она имела вид деревянного сруба, перекрытого рядами бревен. В могильнике найдены мечи, кинжалы, фигурные зеркала, конская упряжь, предметы быта и… скелеты слуг и женщин царя, погребенных вместе с ним. Владыка не должен был испытывать на том свете по воззрениям тагарцев нужды ни в чём, в том числе в слугах и наложницах. Остались от тагарского “царства” и знаменитые енисейские писаницы, представляющие собой наскальные рисунки. Тут и изображения фантастических и реальных животных, солярные символы, а главное — изображения, иллюстрирующие жизнь этих давно ушедших в небытие людей. Выбитые острым орудием в скальной породе, писаницы изображают жизнь некогда существовавших здесь больших поселков: “выстроились дома, рядом в котлах варится пища, стоят люди в молитвенных позах, всадники на лошадях и оленях гонят стада животных. Облик домов очень напоминает обыкновенные рубленные из бревен крестьянские жилища более позднего времени. В одном из домов через открытую дверь виден очаг, топившийся, очевидно, по-чёрному. А рядом стоят чумы, подобные хакасским юртам” [8]… Прошли века, а Енисей всё катит свои тяжелые воды, которые, как и суровые скалы помнят древние царства, погибшие в огне, народы, канувшие в лету веков, а так же они хранят страшное шаманское наследство, поразившее древние народы и убивающее современных людей, и одновременно с этим предупреждают нас, живущих сегодня, не вступать на путь учения оккультизма, бессмертия души, унесший миллионы жизней.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования