Искать на сайте:
 

А. А. Опарин

Хранители времени

Археологическое исследование книги Судей

Глава 15

О безымянном пророке, молотьбе в точиле и о том, что нельзя делать в тайне.

Итак, воспользовавшись начатыми у Израиля смутами, мадианитяне, вступив в союз с племенами амаликитян и арабов [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 6, 1. С. 239], так же родственными иудеям, но находящимися с ними в давнишней вражде, «организовали крупномасштабное вторжение в Северную Палестину, быстро пройдя на своих верблюдах через Галаад и земли к востоку от Иордана и проникнув в Изреельскую долину». [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 73]. Прекрасные её земли пленили сердца мадианитян, сравнивавших её со своей песчаной родиной, где к тому же весьма часто бывали страшные засухи. И потому Мадиамские вожди выбирают самую страшную тактику ведения войны для иудеев, и в то же самое время максимально выгодную для себя. Суть её состояла в следующем: «Они являлись со своими верблюдами, большей частью после окончания посева, располагались на полях, уничтожали рождающуюся жатву; это было стихийное бедствие, как налёт саранчи. Они доходили до Газы, где им преграждали путь филистимляне, а затем возвращались в пустыню, уводя с собой стада и вьючных животных. Эти ежегодные нашествия держали население в страхе. Никто не осмеливался на открытое сопротивление. Когда разбойники приходили, израильтяне устраивали себе баррикады в пещерах или импровизированные крепости в городах. Впоследствии к этому времени относили устройство пещерных укреплений или masada — горных выступов, покрытых мелким камнем, которые так часто встречаются в Палестине, и которые действительно не раз служили для жителей равнины защитой от внезапных вторжений». [Ренан. Указ. соч. С. 121]. Итак, в период собирания урожая мадианитяне вместе со своими стадами и семьями [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 72] занимали плодородные равнины израильтян, истребляя тех, кто не успевал укрыться в горах. Затем собирали урожай, пасли свой скот, а затем, когда период жатвы подходил к концу, уходили назад в свои пустыни, предварительно подвергнув всё — и поля, и дома уничтожению. Вернувшиеся из горных укреплений иудеи восстанавливали уничтоженные хозяйства, засевали поля, но урожай с них в следующем году вновь собирали мадианитяне. Такая политика мадиамских князей была самым настоящим паразитированием, грозя медленной, но верной гибелью иудейскому народу. Семь лет, показавшихся израильтянам настоящей вечностью, продолжались эти страшные нашествия, пока, наконец, народ не возопил к Богу. «И когда возопили сыны Израилевы к Господу на Мадианитян, послал Господь пророка к сынам Израилевым, и сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: Я вывел вас из Египта, вывел вас из дома рабства; избавил вас из руки Египтян и из руки всех, угнетавших вас, прогнал их от вас, и дал вам землю их, и сказал вам: „Я — Господь Бог ваш; не чтите богов Аморрейских, в земле которых вы живете“; но вы не послушали гласа Моего» (Суд. 6:7—10). Это первый, не названный по имени пророк в библейском тексте. Действительно, история нам не сохранила его имени и его деятельность нередко вообще опускается, переводя внимание исследователей сразу на фигуру Гедеона. Но это неверно, ибо роль этого безымянного пророка весьма интересна и может многое нам сказать. Во-первых, его деятельность показывает, что даже в периоды наивысшего духовного кризиса у Господа всегда есть вестники, несущие Его волю людям. Во-вторых, истинный Божий посланник всегда привлекает внимание не к своей персоне, а к вести от Господа. История нам не сохранила имени этого пророка, но весть, посланная через него, дошла. Сегодня же мы наблюдаем часто картину, когда люди основывают на своём имени и авторитете церкви, секты, или проповедуя, много внимания уделяют своей личности. В-третьих, часто, обращаясь к Богу в молитве, многие люди, как говорят, не получают от Него ответа, тогда как ответ есть, но они его просто не хотят слышать. Так во дни мадианитян иудеи возопили к Господу о спасении, и Он ответил им через Своего пророка. Он не послал им сразу избавления, о чём они просили, а указал на причину того, почему это с ними произошло. Ибо только осознав свой грех, покаявшись в нём, народ смог бы получить прощение и спасение. Так часто бывает и в нашей жизни, когда Христос, перед тем как помочь нам, указывает нам на причину нашего падения. Мы же часто не желаем задумываться над ней, желая лишь получить избавление от той или иной нужды, не понимая и не желая понять, что вызвана она нашим грехом, и если мы искренне не покаемся, то она вновь и вновь будет повторяться в нашей жизни. Весть этого безымянного пророка помогает нам понять Божий замысел и Его, порой, «молчание» в ответ на наши прошения. В-четвертых, весть этого безымянного пророка готовила путь Гедеону. Он явился своего рода предтечей для Гедеона. Его весть указала народу на причину его плачевного состояния. Она дала возможность задуматься, поразмышлять. И потому призыв, обращённый спустя определенное время Гедеоном к Израилю пал уже на во многом подготовленную почву. В-пятых, результаты вести этого безымянного пророка стали видны не сразу, а как мы уже указывали, спустя некоторое время. И в этом так же кроется важный урок для нас. Часто, проповедуя о Христе, мы не наблюдаем результатов своих трудов и, порой, это вызывает в нашей душе отчаяние, у нас опускаются руки. Но безымянный пророк говорит нам, чтобы мы не унывали. Семя, которое сеется нами сегодня, обязательно даст свои всходы, когда «придёт» Гедеон, т. е., когда церковь получит силу Позднего дождя и земля огласится последней вестью спасения, под влиянием которой тысячи людей оставят отступившие церкви и присоединятся к Божьей церкви Остатка, став победителями и наследниками вечной жизни.

Итак, спустя некоторое время после вести безымянного пророка, землю Иудеи посещает Ангел Господень. «И пришел Ангел Господень и сел в Офре под дубом, принадлежащим Иоасу, потомку Авиезерову; сын его Гедеон выколачивал тогда пшеницу в точиле, чтобы скрыться от Мадианитян» (Суд. 6:11). Местечко Офра располагалось между Мегиддоном и холмом Море в долине Изреель, и ныне на этой земле расположен современный Affulen. Ангел явился в тот момент, когда Гедеон выколачивал пшеницу. Но это не было чем-то обыденным, как то может показаться на первый взгляд. Дело в том, что зерно молотят на открытой площадке, чтобы ветер сносил мякину в сторону. При этом сама молотьба происходила, в основном, в июне-июле, с использованием волов, которые ходили по разложенным на площадке снопам. Точило же представляло собой квадратное или округлое углубление в скале, в котором могло поместиться несколько человек, которые также ходили и переступали по разложенным снопам. Молотьба в точиле была более затруднительна и неудобна по сравнению с молотьбой на открытом гумне, но зато была менее заметна. А именно это и необходимо было Гедеону, который, как и другие иудеи, постоянно ожидал в это время года очередного нашествия мадианитян. Словом, мы можем неплохо представить себе эту картину: Молодого человека, выколачивающего пшеницу, залог жизни для него и близких, и постоянно оглядывающегося по сторонам в ожидании услышать гиканье мадиамских лошадей или возгласы их верблюдов. Но тут вместо мадианитян является ангел. «И явился ему Ангел Господень и сказал ему: Господь с тобою, муж сильный! Гедеон сказал ему: господин мой! если Господь с нами, то отчего постигло нас все это [бедствие]? и где все чудеса Его, о которых рассказывали нам отцы наши, говоря: „из Египта вывел нас Господь“? Ныне оставил нас Господь и предал нас в руки Мадианитян» (Суд. 6:12—13). Ответ Гедеона — это не ответ неверующего или разуверившегося в Боге человека. Ибо, как покажут дальнейшие события, Гедеон не бы ни идолопоклонником, ни атеистом, верно исповедуя Господа. Его ответ — это ответ верующего, пребывающего в печали и смирившегося с той горькой участью, которая постигла его. Он верит Богу, но не верит, что Господь изменит Своё отношение к ним. И вот в этот момент раскрывается, Кто явился ему под видом Ангела. «Господь, воззрев на него, сказал: иди с этою силою твоею и спаси Израиля от руки Мадианитян; Я посылаю тебя» (Суд. 6:14). Сам Христос, Сам Ангел Завета явился к Гедеону. «[Гедеон] сказал ему: Господи! как спасу я Израиля? вот, и племя мое в колене Манассиином самое бедное, и я в доме отца моего младший» (Суд. 6:15). Гедеон задаёт Господу вопрос, на который Тот ответил уже, сказав: «…иди с этою силою твоею». Он знал скромные силы и возможности Гедеона, уверяя его, что и с этой малой силой он спасёт Израиль. Но сын Иоасов как будто бы не слышит этого. Он поглощен более своими мыслями, чем тем, что говорит ему Христос, отвечая, что он младший в доме отца, да и племя его бедное. Рассматривая в предыдущих главах устройство иудейского общества, мы видели, что могущество племён и колен было различно, и что созывать воинов своего колена или даже дома мог далеко-далеко не всякий. Это делалось лишь на специально собранном народном собрании и совете старейшин. И Гедеон был прав, когда говорил, что он как младший в доме, который и сам, к тому же, был беден, не мог созывать ни воинов, ни собрания. У него действительно не было ни авторитета, ни денег, ни знатности. Он был прав. Но прав по-человечески. Прав по человеческой логике. Но здесь к нему обратился с призывом возглавить борьбу не человек, а Бог. И потому принципы, на которых зиждется человеческая логика, были здесь неуместны. «И сказал ему Господь: Я буду с тобою, и ты поразишь Мадианитян, как одного человека» (Суд. 6:16). Как это важно помнить сегодня и нам. Мы часто останавливаемся в работе на ниве Божьей, так как сталкиваемся, как кажется, порой, с непреодолимой преградой. Но ведь с нами Бог, и, следовательно, преград быть не может. Мы часто отказываемся от того служения, которое нам доверяет церковь, так как не хотим и боимся принимать на себя ответственность, оправдывая себя при этом тем, что не сможем нести это служение, вновь забывая, что даёт его нам Бог. Как могло бы быстро продвигаться дело Божье вперёд, если бы мы оценивали ситуацию не только с точки зрения человеческой логики, но и с точки зрения того, что нам будет сопутствовать Сам Бог, если мы трудимся по Его слову и на Его ниве. Мы часто себя считаем верующими людьми, но исповедуем, при этом, почему-то, материалистическую философию, отрицающую как Бога, так и тем более, возможность Его вмешательства в человеческие дела. В Гедеоне происходит ещё борьба, он колеблется. «[Гедеон] сказал Ему: если я обрел благодать пред очами Твоими, то сделай мне знамение, что Ты говоришь со мною: не уходи отсюда, доколе я не приду к Тебе и не принесу дара моего и не предложу Тебе. Он сказал: Я останусь до возвращения твоего. Гедеон пошел и приготовил козленка и опресноков из ефы муки; мясо положил в корзину, а похлебку влил в горшок и принес к Нему под дуб и предложил. И сказал ему Ангел Божий: возьми мясо и опресноки, и положи на сей камень, и вылей похлебку. Он так и сделал. Ангел Господень простер конец жезла, который был в руке его, прикоснулся к мясу и опреснокам; и вышел огонь из камня и поел мясо и опресноки; и Ангел Господень скрылся от глаз его. И увидел Гедеон, что это Ангел Господень, и сказал Гедеон: увы мне, Владыка Господи! потому что я видел Ангела Господня лицем к лицу. Господь сказал ему: мир тебе, не бойся, не умрешь. И устроил там Гедеон жертвенник Господу и назвал его: Иегова Шалом. Он еще до сего дня в Офре Авиезеровой. В ту ночь сказал ему Господь: возьми тельца из стада отца твоего и другого тельца семилетнего, и разрушь жертвенник Ваала, который у отца твоего, и сруби священное дерево, которое при нем, и поставь жертвенник Господу Богу твоему, [явившемуся тебе] на вершине скалы сей, в порядке, и возьми второго тельца и принеси во всесожжение на дровах дерева, которое срубишь» (Суд. 6:17—26). Как часто мы требуем что-то от других людей, не принимая во внимание их духовное состояние. И если они начинают выказывать опасения или сомнения, обрушиваемся на них с упрёками и критикой, обвиняя в неверии. Но Бог не таков. Он видел сердце Гедеона, как видит и сердце каждого из нас. Он знал те сомнения, то отсутствие уверенности, что было у него. Но Он не обрушился на него с гневными упрёками, Он снизошёл к нему, к его уровню понимания. Как это важно всегда знать, что Бог не просто любит, но понимает нас. Мы часто можем не найти понимания у людей, но Бог нас поймёт всегда, даже если мы, порой, сомневаемся в Нём, но при этом откровенно говорим Ему об этом. Откровенное сердце, откровенную молитву — вот, что от нас ожидает Господь. Однако, понимая и снисходя к сомнениям Гедеона, Христос медленно подготовляет того к предстоящей для него миссии — освобождения народа. И подготовка этого должна была начаться с малого. Ибо «Верный в малом и во многом верен» (Лк. 16:10). Великие Божьи мужи начинали всегда с малого. Именно с малого готовит нас Господь. Именно в малом мы учимся доверять Богу. Большая и сложная задача может сломить неподготовленного человека, в то время как после небольших тренировок и решения небольших задач он может легко справиться и с большой задачей. Так и Гедеону необходимо было начать с малого, чтобы ощутить Божье присутствие, помощь, обрести уверенность. Ибо нельзя вселять уверенность в других, когда ты не уверен сам. И вот Христос даёт Гедеону «малое задание — сокрушить жертвенник Ваала, стоящий на земле его отца. Перед этим жертвенником отец Гедеона Иоас со своими соотечественниками поклонялся Ваалу». [Уайт. Указ. соч. С. 544]. Сокрушить этот жертвенник — это означало вызвать возможный гнев отца, а главное, навлечь на себя явную смерть от руки горожан. И вот «Гедеон взял десять человек из рабов своих и сделал, как говорил ему Господь; но как сделать это днем он боялся домашних отца своего и жителей города, то сделал ночью» (Суд. 6:27). Гедеон не решается это сделать утром. Он делает это ночью, с одной стороны, дабы не вызвать сопротивление, а с другой — быть может, полагая, что так меньше привлечёт внимания к себе, оставшись в тени. Но этого сделать не удалось. «Поутру встали жители города, и вот, жертвенник Ваалов разрушен, и дерево при нем срублено, и второй телец вознесен во всесожжение на новоустроенном жертвеннике. И говорили друг другу: кто это сделал? Искали, расспрашивали и сказали: Гедеон, сын Иоасов, сделал это. И сказали жители города Иоасу: выведи сына твоего; он должен умереть за то, что разрушил жертвенник Ваала и срубил дерево, которое было при нем» (Суд. 6:28—30). Дьявол никогда не даст Божьим детям оставаться в тени. Он высветит их и их деятельность, направив против них своих приспешников и людей, обманутых им. Верующим не удастся в тайне проповедовать Евангелие. Мы должны чётко знать, что встав на путь Христа, встретим отчаянное противодействие и сопротивление сатаны. Но Бог не покинет на и не оставит один на один с озверелой толпой, как не оставил в своё время и Гедеона. И действительно, в тот момент, когда тот полагал, что всё кончено, совершилось чудо. «Иоас сказал всем приступившим к нему: вам ли вступаться за Ваала, вам ли защищать его? кто вступится за него, тот будет предан смерти в это же утро; если он Бог, то пусть сам вступится за себя, потому что он разрушил его жертвенник. И стал звать его с того дня Иероваалом, потому что сказал: пусть Ваал сам судится с ним за то, что он разрушил жертвенник его» (Суд. 6:31—32). Его отец, ещё недавно ревностно служивший Ваалу, открыто встаёт на защиту сына. Бог располагает сердце отца к Гедеону, а затем и сердца других жителей Офры, оставивших вдруг свои намерения убить Гедеона и мирно разошедшихся по домам, сочтя логичным сказанное Иоасом. Между тем, пока эти события происходили в Офре, стало известно, что несметные полчища мадианитян перешли границу Израиля.

Глава 16

Можно ли просить у Бога знамения?

«И Дух Господень объял Гедеона; он вострубил трубою, и созвано было племя Авиезерово идти за ним. И послал послов по всему колену Манассиину, и оно вызвалось идти за ним; также послал послов к Асиру, Завулону и Неффалиму, и сии пришли навстречу им. И сказал Гедеон Богу: если Ты спасешь Израиля рукою моею, как говорил Ты, то вот, я расстелю здесь на гумне стриженую шерсть: если роса будет только на шерсти, а на всей земле сухо, то буду знать, что спасешь рукою моею Израиля, как говорил Ты. Так и сделалось: на другой день, встав рано, он стал выжимать шерсть и выжал из шерсти росы целую чашу воды. И сказал Гедеон Богу: не прогневайся на меня, если еще раз скажу и еще только однажды сделаю испытание над шерстью: пусть будет сухо на одной только шерсти, а на всей земле пусть будет роса. Бог так и сделал в ту ночь: только на шерсти было сухо, а на всей земле была роса» (Суд. 6:34—40). В этот решительный момент Гедеон вновь просит Господа явить, что именно Он посылает его и будет руководить всеми дальнейшими событиями. Гедеон также просит повторить знамение с шерстью, так как он вдруг осознал, что шерсть легко впитывает влагу из сырого воздуха, и, следовательно, тот факт, что на шерсти есть влага, мог быть случайностью. И Господь вновь идёт ему навстречу, снисходя к его сомнениям, но видя при этом его сердце. Читающие это место Писания часто задают вопрос: «А можно ли сегодня нам, подобно Гедеону, просить знамения у Господа?» Это очень интересный, важный и сложный вопрос. При ответе на него следует выделить несколько очень важных моментов. Первое. Во дни Иисуса Христа многие из окружающих Его людей просили, чтобы Он сотворил чудо или дал какое-либо знамение, на что Иисус ответил им: «Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка» (Мф. 16:4). Бог — это не фокусник, удовлетворяющий любопытство людей. Христос видел сердца этих людей и прекрасно знал, что даже если бы Он сотворил многие чудеса, они всё равно бы не приняли Его. Дьявол же, напротив, стремится поразить воображение человека чудом. Второе. Бог через чудеса и знамения никогда не насилует волю человека. Представим себе, что в одном из городов появился бы величественный Ангел с обнажённым мечом, одно мановение руки которого бы испепеляло людей. Конечно же, вряд ли бы нашлось много тех, которые бы не преклонились пред Ним. Но это было бы поклонение, основанное на страхе, а не на любви. Подобные виды поклонения, основанные на страхе, использует дьявол. Через магов, экстрасенсов, или, как в средние века, через рыцарей с мечом и инквизиторов, он заставлял людей склоняться пред собой и своими ставленниками. Но в этом поклонении любви не было. Третье. Божьему чуду или знамению, как правило, предшествует покаяние человека. Только в душе, чувствующей свою нужду, оплакивающей свои грехи, Бог совершает чудо и даёт человеку знамение. Когда же покаяния нет — нет и чудес исцеления. Так, когда Христос был на земле, с Ним произошел следующий случай. «И не мог совершить там никакого чуда, только на немногих больных возложив руки, исцелил их. И дивился неверию их» (Мк. 6:5—6). Конечно, исцелить Христос мог, но это было бы исцеление силой, против воли человека. Сегодня многие церкви проводят массовые исцеления и говорят, что делают это силой Святого Духа. Но при этом исцелённые продолжают курить, выпивать, нарушать Божьи заповеди. Так исцеление ли это? Четвёртое. Отвечая на вопрос, можно ли у Бога просить знамения, необходимо вспомнить одно интересное библейское место. «И святите субботы Мои, чтобы они были знамением между Мною и вами, дабы вы знали, что Я Господь Бог ваш» (Иез. 20:20). Оказывается, каждому из людей сегодня Бог даёт самое великое Своё знамение! И только приходится удивляться тому, почему сегодня миллионы верующих, ища и прося у Бога знамений, порой, в незначительных житейских ситуациях, не обращают внимания на это Его Знамение. И на основании чего они надеются получить ответы на свои вопросы, если попирают субботу — это величайшее Божье знамение. Даёт сегодня нам Бог знамения и в мире природы (землетрясения, наводнения, войны), политики (рост могущества США, Ватикана), социальной сфере (распад института семьи), указывающие на Его скорое пришествие и предсказанные за много веков в Библии. Но сегодня их также почему-то большинство населения земного шара не желает замечать. Пятое. Во дни Гедеона Израиль не имел распространенного писанного Слова Божьего. Из книг Библии тогда были только Пятикнижие, книга Иова и Иисуса Навина. И потому люди нуждались в выяснении Божьей воли. Сегодня же мы имеем писанное Божье Слово, доступное практически каждому человеку. В этом Слове мы найдём Божье знамение (или знак), как нам поступать в самых различных жизненных ситуациях. Особенно полезны в этом отношении будут Евангелия и книга Притчей. Почему же мы так не любим обращаться к тому, что написал Сам Бог, предпочитая искать особого знамения и чуда. Но, проанализировав Библию, мы увидим, что примеров знамения, подобного Гедеонову, совсем немного. Подобные знамения Господь даровал лишь в особых случаях, когда речь шла о спасении и освобождении целого народа, как то было в исследуемой нами сейчас истории с Гедеоном. Думаю, что из читающих книгу вряд ли кто-то был в положении сына Иоаса. И, следовательно, претендовать на подобное особое знамение у нас нет оснований. Шестое. Получив это особое знамение, Гедеон, как мы увидим в дальнейшем, не просил у Бога более знамений, беспрекословно повинуясь каждому Его слову. Эти знамения и чудеса воспитали характер Гедеона. И в то же время мы помним, как ещё большие знамения, творимые Христом, нисколько не коснулись сердец фарисеев. Итак, Господь Сам знает, кому давать, а кому не давать знамения. Для кого знамения станут шагами на пути к вере, а для кого камнем преткновения. И потому предоставим Ему право давать или не давать нам особые знамения. Отметим лишь в заключении ещё один важный момент. Помимо того, что сегодня каждому без исключения Господь даёт знамения — субботу, закон Божий, знамения Своего скорого II Пришествия, Он дал нам величайшее знамение Своей любви к каждому человеку — Иисуса Христа, отдавшего за нас Свою жизнь. Мог ли Бог дать ещё большее и ценное знамение, чем это? Сегодня мы, люди, нуждаемся не в том, чтобы искать и требовать новых знамений, а в том, чтобы принять всем сердцем те знамения, которые нам Бог даровал и дарует.

Глава 17

Странный призыв и формирование армии.

Нашей стране, пережившей несколько страшных войн, хорошо известно слово «мобилизация», при которой практически всё взрослое население от 18 до 50 лет призывается в ряды вооруженных сил для отпора врагу. Старшее поколение помнит, также, и длинные очереди в военкоматы тех, кто желал добровольно записываться в армию. Нечто подобное мы смогли бы наблюдать, если бы перенеслись на 3000 с лишним лет назад, в ставку Гедеона, куда стекались сотни и тысячи израильских воинов из разных колен. Сама ставка располагалась у источника Харод, который протекает у северного склона горы Гелвуй, в двух километрах к востоку от Изрееля и представляет собой узкий проход в восточной оконечности Изреельской долины. Лагерь же мадианитян находился у холма Море, располагавшегося к северу от горы Гелвуй и к югу от горы Фавор, заграждая северо-восточную оконечность долины Изреель, т. е., всего лишь, примерно, в шести километрах от ставки израильтян. Необходимо, так же, отметить, что мадианитянам, чтобы добраться до Беф-Сана и переправы через Иордан, т. е. их привычного маршрута, необходимо было повернуть к югу от холма Море и пройти через проход, где расположился лагерем Гедеон. Т. е. войска последнего находились прямо на пути несметных месопотамских полчищ, которые, благодаря своей коннице и верблюдам, буквально могли бы смять израильский лагерь. И вот в самый разгар приготовлений к битве, когда уже более тридцати тысяч собралось под стягами Гедеона, от Бога следует неожиданное повеление: «И сказал Господь Гедеону: народа с тобою слишком много, не могу Я предать Мадианитян в руки их, чтобы не возгордился Израиль предо Мною и не сказал: „моя рука спасла меня“; итак провозгласи вслух народа и скажи: „кто боязлив и робок, тот пусть возвратится и пойдет назад с горы Галаада“. И возвратилось народа двадцать две тысячи, а десять тысяч осталось» (Суд. 7:2—3). Дело в том, что в Древнем Израиле существовал очень необычный призыв в вооруженные силы. «Надзиратели же пусть объявят народу, говоря: кто построил новый дом и не обновил его, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не обновил его; и кто насадил виноградник и не пользовался им, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не воспользовался им; и кто обручился с женою и не взял ее, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не взял ее. И еще объявят надзиратели народу, и скажут: кто боязлив и малодушен, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы он не сделал робкими сердца братьев его, как его сердце» (Втор. 20:5—8). Как видим, по своим демократическим нормам любви и понимания к человеку, он не имеет равных даже сегодня в странах Западной Европы и США, которые так гордятся соблюдением прав человека. Этот закон, выглядящий и сегодня поистине уникальным, в древние времена смотрелся вообще крайне странно. Ни в Вавилоне, ни в Ассирии, ни в Египте ни о каких подобных правах подлежащий призыву в армию не мог и мечтать. Но законы Древнего Израиля устанавливал Бог любви, и потому он так отличался и отличается до сих пор от всех остальных законов призыва. Особенностью законов Древнего Израиля, вновь принципиально отличающих их от всех современных ему и последующих, было то, что они зиждились на философской основе, раскрывающей их суть. Так перед тем, как объявить законы призыва в армию, упоминавшиеся выше, в Законодательстве говорилось: «Когда ты выйдешь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы [и] народа более, нежели у тебя, то не бойся их, ибо с тобою Господь Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской. Когда же приступаете к сражению, тогда пусть подойдет священник, и говорит народу, и скажет ему: слушай, Израиль! вы сегодня вступаете в сражение с врагами вашими, да не ослабеет сердце ваше, не бойтесь, не смущайтесь и не ужасайтесь их, ибо Господь Бог ваш идет с вами, чтобы сразиться за вас с врагами вашими [и] спасти вас» (Втор. 20:1—4). И этим сказано всё. Сказано, что победа достигается не мощью оружия, количеством воинов, а присутствием Господа. И потому Божий народ мог позволить себе такие многочисленные льготы в отношении своих юношей и мужчин призывного возраста. Но также и те, которые шли на войну, твёрдо понимали, что главное зависит от Бога и от того, как они доверяют Ему. И потому малодушных, робких и боязливых не должно было быть в стане. С Богом могут идти только те, кто безгранично верит Ему. Спустя много веков, говоря о боязливых людях, в том числе и относящих себя к христианам, апостол Иоанн напишет: «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою» (Откр. 21:8). Заметим, что в этом стихе боязливые стоят в одном ряду с убийцами, любодеями, идолослужителями. Более того, стоят на первом месте! И это не случайно, ибо страх, как мы уже рассматривали выше, открывает дорогу неверию и всем последующим грехам. Боязливый часто оказывается предателем. Он может не делать преступления сам, но способствовать тому, что их сделают другие. Именно боязливые были доносчиками, «закладывая» в советское время властям своих верующих собратьев. Именно боязливые были готовы пойти на любые духовные уступки атеистической власти, лишь бы их не притесняли. Именно боязливые никогда не говорят ни да, ни нет. Это одна из самых опасных категорий, разлагающая и окружающих их людей. И потому боязливых не может быть в Божьем стане. Богу не нужны полувоины, полууверенные в победе. Но не менее интересным является и тот момент, что именно эта категория лиц, как правило, является и самой заносчивой и самоуверенной, готовой всегда все успехи приписывать себе, а неудачи — другим. Господь хотел, чтобы весь Израиль чётко увидел, что победа будет достигнута не благодаря их численности, а только благодаря Ему и вере тех, кто воззвал к Нему всем сердцем и всецело доверился Ему. Отметим, также, и поведение Гедеона в этой ситуации. Ведь его, главнокомандующего, заставляют увести с поля боя, отправив домой, двадцать две тысячи человек! Но он не просит Бога отменить Своё повеление. Ибо он понимает правоту Господа, Которому он всецело доверился, зная, что победа будет достигнута не им. И потому, когда следует очередное повеление уменьшить армию, он остаётся спокоен. «Он привел народ к воде. И сказал Господь Гедеону: кто будет лакать воду языком своим, как лакает пес, того ставь особо, также и тех всех, которые будут наклоняться на колени свои и пить. И было число лакавших ртом своим с руки триста человек; весь же остальной народ наклонялся на колени свои пить воду. И сказал Господь Гедеону: тремя стами лакавших Я спасу вас и предам Мадианитян в руки ваши, а весь народ пусть идет, каждый в свое место» (Суд. 7:5—7). «Гедеон набрал отряд, наблюдая за действиями и привычками своих людей, которых он привёл днём к источнику Харода. Здесь на них в любой момент могли напасть враги, оставившие стражу на вершине горы Море или устроившие засаду у знаменитого источника. Были выбраны те люди, которые, несмотря на жажду, сохраняли бдительность в непосредственной близости врага и не выпускали из рук оружия даже при питье: они легли на живот и лакали воду языком». [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 73, 75]. Стоящие на коленях представляли собой также прекрасную цель для врага, в отличие от тех, кто лежал на животе. Словом, его войско сразу разделилось на две категории людей. Одну, которая, страдая жаждой, забыв о близости врага и необходимости сохранять бдительность, начала неспешно пить. И другую, страдавшую не меньшей жаждой, но помнящую не о ней, в первую очередь, а о той задаче, которую им предстояло решить. Благодаря такому простому способу были отобраны все триста воинов, но зато воинов, всецело полагающихся на своего Бога и ставящих дело Божье и спасение своих ближних выше своих нужд. Задумавшись над этой историей, мы увидим, что именно в простых ситуациях мы проявляемся лучше всего, представляя собой те же два класса людей, что были и у древнего судьи. Кто сегодня я? И к какой группе духовных воинов Господа я принадлежу? Не к тем ли, которые, делая, вроде бы, Божье дело, ставят на первый план свои нужды? Ведь необходимо отметить, что на войну с мадианитянами шли и те, и эти. Более того, оставшиеся не считали себя боязливыми. Но как же узнать сегодня, к какой группе принадлежу именно я? Для этого вспомним, хотя бы, как мы ведём себя, когда нам предлагают какие-либо служения в церкви. Помню, как наш первый пастор в церкви Молчанов Сергей Борисович призывал молодёжь активно включаться в служение: проводить уроки субботней школы, ходить на учительские, открывать собрания, посещать немощных и больных, оказывая им помощь, и как мы поначалу противились этому. Нет, мы понимали важность всего того, о чём он нам говорил. Но ведь у нас были объективные причины, не дающие нам просто времени, чтобы заниматься этим — учёба в институтах, заканчивающаяся в 17 ч. и позднее, большие задания по предметам, и многое другое. Мы говорили ему, что согласны участвовать, но далеко не во всем, и то только по субботам. На что он нам всегда отвечал евангельскими словами: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33). А так же, что наполовину служить Богу нельзя. И если мы не будем использовать те дары, которые Бог нам дал, или будем использовать их наполовину, то у нас не будет ничего! И мы до сих пор благодарны С. Б. Молчанову за раскрытие этой важной библейской истины. Лучше откровенно покинуть Божью армию, чем номинально числиться в ней, неся половинчатое служение и забывая часто за своими личными нуждами и проблемами то главное, к чему нас призвал Господь. Заметим, так же, что эти триста воинов не стали взирать на остальные тысячи соотечественников, окружающих их, которые неспешно пили воду. Эти триста смотрели на Бога, а не на окружающих. Сегодня мы живём в Лаодикийский период церкви, когда дух безразличия в служении доминирует во многих людях, в том числе и служителях церкви. Часто мы начинаем оглядываться на этих людей и их духовная спячка заражает и нас. Но этого не нужно делать. Каждый ответит за себя. Люди нам не пример и не образец для подражания, особенно в наше последнее время. Гедеоновцы не смотрели на окружающих. И победили. И потому и мы давайте будем смотреть не на дьякона, не выполняющего свои функции, не на пастора, забывшего, когда он последний раз посещал людей или тщательно готовился к проповеди, не на учителя субботней школы, не посещающего учительские собрания, а на Бога. Сегодня по земле разносится тот же громкий клич, подобный тому, который столетия назад огласил земли Израиля. Сегодня звучит тот же гедеонов клич, которым Господь собирает Свой народ. Сегодня, как и в древние времена, тысячи и тысячи людей стекаются к источнику Харод. Стекаются тысячи, но останутся духовные триста человек, Божий остаток. Подобно тому, как во дни Гедеона из нескольких тысяч осталось триста, в наши дни уже из многих миллионов останется 144 тысячи. Не будем ли мы в числе боязливых, оставивших Божий стан уже у Харода, или в числе тех, кто ставит земное на первое место, покинув Божье воинство невдалеке от Море? Или в числе трёхсот? Пока у нас есть время, чтобы сделать выбор… Итак, закончив необычный призыв и формирование армии, Гедеон практически вплотную подошёл к мадианитянским позициям.

Глава 18

Уроки веры и такта.

Итак, к началу битвы войско мадианитян составляло свыше 120 тысяч воинов, а войско Гедеона — 32 тысячи, т. е. соотношение было 1:4. Когда от войска Гедеона отошли боязливые, числом 22 тысячи, соотношение стало 120 000 мадианитян к 10 000 израильтян, т. е. 1:12. И, наконец, когда у Гедеона осталось триста воинов, соотношение стало 1:400!!! В таком соотношении не воевал ни один полководец за всю историю земли. По всем человеческим меркам это была полностью безнадёжная для израильтян война, проигранная ими ещё до её начала, если принять, к тому же, и намного лучшую оснащённость мадианитянских войск. И вот перед решающей битвой Господь повелевает Гедеону отправиться со своим слугой во вражеский стан, желая открыть своему слуге, что победа уже выиграна, и не мадианитянами, а Израилем. И причём, сами мадианитяне предчувствуют это. «Гедеон повиновался и отправился в сопровождении своего слуги Фары. Когда он приблизился к одной из палаток вражеского стана, то он нашёл, что воины там ещё не спали, и один из них так громко излагал товарищам виденный им сон, что Гедеон мог всё расслышать. Сон же заключался в следующем: воину приснилось, что ячменный хлеб, до того испорченный, что не годился более в пищу, прокатился по всему лагерю и сбил не только царский шатёр, но и палатки всех воинов. Тогда другой солдат ответил, что это сновидение означает гибель всего войска, причём представил и соответствующее толкование, указав на то, что ячмень, по общему мнению, считается наихудшим сортом хлебных злаков. „Между тем, — продолжал он, — израильтяне пали теперь ниже всех народов Азии, и тем уподобились ячменю. В то же время израильтян ныне обуяла отвага и между ними появился Гедеон, и с ним целое войско. А так как ты говоришь, что видел, как ячменный хлеб поверг наши шатры наземь, то я начинаю опасаться, как бы Господь Бог не даровал Гедеону победы над нами“». [Флавий. Указ. соч. Книга 5. Глава 6, 4. С. 241]. Услышав эти ободряющие предзнаменования, «Гедеон предпринял последние приготовления. Каждому солдату дали горящий факел, спрятанный в глиняном сосуде, и трубу (или, что более вероятно, некоторые несли трубы вместо сосудов). Небольшой отряд был разделён на три части, которые одновременно с трёх сторон подошли к лагерю мадианитян. Подойдя к границе лагеря, люди спрятались и стали ждать сигнала к нападению. Гедеон мудро подождал, пока сменится стража, и сразу после этого, пока новые стражники ещё не освоились с обстановкой, дал сигнал к атаке. Под громкие крики и звуки труб нападающие разбили глиняные сосуды и, видимо, забросали факелами шатры кочевников, пугая людей и лошадей. Завязалась рукопашная схватка, и кочевники, ослеплённые внезапным ярким светом, впали в панику и по ошибке стали нападать на своих. В конце концов они в беспорядке побежали, как и планировалось, в ущелье между горами и рекой Иордан. Видимо, крепости Тавафа и Авел-Мехола стали теми преградами, которые не дали кочевникам рассеяться и заставили их повернуть на юг». [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 75, 77]. Гедеон точно рассчитал план бегства мадианитян, фактически предопределив его во многом своими действиями, подобно тому, как спустя столетия, М. И. Кутузов предопределит и заставит Наполеона отступать из Москвы по выжженной Смоленской дороге. Итак, от холма Море мадианитяне пытаются добраться до переправы через Иордан, обойдя холм Море с юга, двигаясь в сторону Бефшитты. На месте последней сегодня расположено селение Шатта (32º33’ с.ш., 35º25’ в.д.). В то же время на месте Беершитты была крепость, стены которой заставили кочевников повернуть в сторону Царере, тоже небольшой крепости, на месте которой ныне расположено селение Телль эс-Садййех. По дороге их встретили крепости Тавафа (точное её расположение пока археологами не идентифицировано) и Авелмехола, представляющая собой сильное укрепление (ныне Телль-Абу-Сус). Мадианитянское войско оказалось зажатым этими крепостями как в тисках, а наступающие израильтяне гнали их на юг, в сторону переправы через Иордан, которую контролировало колено Ефрема и которому Гедеон направил гонцов, чтобы ефремляне перехватили переправляющихся мадианитян. Ефремляне отвечают согласием и захватывают большую группу сынов Мадиама, ведомых князьями Оривой и Зивой. [Ренан. Указ. соч. С. 123]. Сам же Гедеон во главе со своим трёхсотенным отрядом переправился через Иордан, настигая переправившуюся через него другую группу мадианитян во главе с царями Зевеем и Салманом. Ночная битва и последующее преследование врага, конечно же, весьма утомили воинов Гедеона, но останавливать преследование они также не могли, дабы не дать мадианитянам уйти. И потому преследуя врага, Гедеон очень обрадовался, увидев стены Сокхофа. Этот небольшой город располагался в 4 километрах от Иордана (под 32º12’ с.ш. и 35º38’ в.д.) и в 1 км от реки Иавок. Главным занятием его жителей была выплавка бронзы. Раскопки, проведенные в Сокхофе, показали, что в те времена его площадь (город находился на вершине кургана, ныне носящего имя Телль-Дейр-Алла) занимала примерно полтора футбольных поля или 1,25 акра. В ходе них было обнаружено большое количество железных и бронзовых изделий, относящихся ко временам Гедеона. После раздела земли при Навине город достался колену Гада. «И сказал он жителям Сокхофа: дайте хлеба народу, который идет за мною; они утомились, а я преследую Зевея и Салмана, царей Мадиамских» (Суд. 8:5). «Но они ничего не сделали и даже отказались дать хлеба абиэзритам. Эти заиорданские израильтяне не были большими патриотами; впрочем, весьма вероятно, что их удерживал страх перед бедуинами. Они не хотели ввязываться в распрю с опасными соседями, от которых западные племена не всегда могли защищать их». [Ренан. Указ. соч. С. 123]. Невдалеке от Сокхофа, в 6 километрах от него, находился другой город колена Гада — Пенуэл. Когда-то много веков назад на этом месте патриарху Иакову приснился сон, где Богом была ему показана лестница, ведущая на небо. Недаром и само название Пенуэл переводится как лицо Божье. Но жители этого города, потомки Иакова, забыли славную историю этих мест. На просьбу Гедеона дать ему и его людям хлеба они также отвечают отказом. Они также не желали принимать участия в этой борьбе, которую вел Гедеон с мадианитянами. Но разве это была война только Гедеона? Разве мадианитяне творили зло только ему? Не поступаем ли и мы, порой, подобно жителям Сокхофа и Пенуэла, предпочитая быть лишь сторонними наблюдателями в Великой борьбе. Не удерживает ли и нас, порой, страх, а то и просто лень от борьбы. Задумываясь глубже над этой историей, мы видим, что жители Сокхофа и Пенуэла проявили не просто страх. По-человечески они обрекли воинов Гедеона на поражение. Ибо что могут сделать триста неимоверно уставших и голодных воинов против многих тысяч мадианитян? Отход в сторону в критический момент часто равнозначен убийству. Как больно бывает видеть, как друг покидает тебя в решительной ситуации, как он отходит, делая вид, что не видит твоей нужды и не слышит слов о помощи. Ведь жители Сокхофа и Пенуэла были такими же израильтянами, как и Гедеон и его триста воинов. И потому их предательство и их пособничество мадианитянам было особенно отвратительно. Обрекая гедеоновцев на поражение, они надеялись этим получить очки в глазах мадианитян. Своим поведением они открыто выразили недоверие в Божье могущество и водительство. Они предали своих. И потому Гедеон, вполне справедливо, как говорят, по законам военного времени, сказал им: «И сказал Гедеон: за это, когда предаст Господь Зевея и Салмана в руки мои, я растерзаю тело ваше терновником пустынным и молотильными зубчатыми досками. Он сказал и жителям Пенуэла: когда я возвращусь в мире, разрушу башню сию» (Суд. 8:7, 9). А сам продолжил погоню. Он шёл на восток от городов Новы и Иогбеги, дойдя до котловины Бекаа (названной в Библии Каркором, т. е. в переводе «низкая земля») — широкой плоской низины длиной около 6 километров и протянувшейся с юго-запада на северо-восток в нескольких километрах от современного Аммана (столицы Иордании, носящей в древности имя Равва). Таким образом, от места первоначального сражения у холма Мориа до котловины Бекаа воины Гедеона проделали путь, примерно, в 80 километров. Здесь в Каркоре разворачивается решающая битва, в ходе которой было истреблено более 100 тысяч мадианитян и были взяты в плен мадианитянские цари Зевей и Салман. [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 77]. «И возвратился Гедеон, сын Иоаса, с войны от возвышенности Хереса. И захватил юношу из жителей Сокхофа и выспросил у него; и он написал ему князей и старейшин Сокхофских семьдесят семь человек. И пришел он к жителям Сокхофским, и сказал: вот Зевей и Салман, за которых вы посмеялись надо мною, говоря: разве рука Зевея и Салмана уже в твоей руке, чтобы нам давать хлеб утомившимся людям твоим? И взял старейшин города и терновник пустынный и зубчатые молотильные доски и наказал ими жителей Сокхофа; и башню Пенуэльскую разрушил, и перебил жителей города» (Суд. 8:13—17). Затем грозный приговор был произнесен и над мадианитянскими правителями. «И сказал Зевею и Салману: каковы были те, которых вы убили на Фаворе? Они сказали: они были такие, как ты, каждый имел вид сынов царских. [Гедеон] сказал: это были братья мои, сыны матери моей. Жив Господь! если бы вы оставили их в живых, я не убил бы вас» (Суд. 8:18—19). В этих стихах упоминается о неком сражении у горы Фавор, в котором от рук сынов Мадиама пали братья Гедеона. Библия и исторические хроники не сообщают нам деталей этой битвы. Но военные историки на основании всех имеющихся, как прямых, так и косвенных данных реконструировали примерный ход событий, связанных со сражением на горе Фавор. Сегодня существуют две основные версии. Согласно первой из них, «узнав о приближении мадианитян, Гедеон отправил наспех собранное войско, видимо, небольшое по численности, чтобы преградить противнику путь в узкую долину между горой Фавор и холмом Море. Это войско, целью которого было любой ценой остановить продвижение врага и тем самым дать Гедеону время для сбора основных сил, состояло, главным образом, из [его] родственников, и, вероятно, возглавлялось братьями. В последовавшем сражении они погибли, но проход остался перекрытым. Этот небольшой отряд израильтян, занявший позиции на склонах горы Фавор, служил для отвлечения внимания мадианитян, позволяя Гедеону тайно проникнуть в их тыл, а также был эффективным препятствием при возможном продвижении противника на запад». [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 78]. Согласно другой — сражение при Фаворе, в котором погибли братья Гедеона, произошло уже после ночного нападения израильтян на лагерь Мадиама, после которого часть мадианитян пыталась уйти, обогнув холм Море не на юг, как большинство, а на север, в сторону Фавора, где они и встретились с братьями Гедеона, трагически погибшими в битве. И вот право покарать врагов, привести приговор в исполнение в отношении тех, кто так долго мучил и терзал израильтян, Гедеон даёт своему сыну. «И сказал Иеферу, первенцу своему: встань, убей их. Но юноша не извлек меча своего, потому что боялся, так как был еще молод» (Суд. 8:20). Казнь мечом была очень быстрой, если её производила опытная в битвах рука и могла быть и очень длительной и мучительной, если наносилась неопытной рукой. Поэтому мадиамские цари предпочли, чтобы приговор выполнил сам Гедеон. К тому же, их царскому достоинству более льстило принять смерть от руки равного им. Как сегодня символом победы является отобранное знамя врага, в средневековье — доспехи противника, в древности одним из подобных символов были украшения коня или верблюда. Последние представляли символ могущества мадианитян и пряжки, которыми украшали своих верблюдов Зевей и Салман, изображавшие лунный серп, стали трофеями Гедеона. Проявив себя как блестящий полководец, он зарекомендовал себя вскоре и как замечательный дипломат. Дело в том, что «колено Ефремово было недовольно успехом Гедеона и решило объявить ему войну, под предлогом, что он предпринял поход против врагов без их предварительного оповещения. Тогда Гедеон, как человек рассудительный и вполне добропорядочный, ответил, что он решился сделать нападение на врагов без их, ефраимитов, участия не по собственному решению, но по непосредственному повелению Самого Господа Бога, причем указал и на то, что плоды победы в одинаковой степени будут распространяться как на них, так и на участников похода. Такими успокоительными речами он вполне умиротворил возбуждённых евреев и принёс им больше пользы, чем военными подвигами своими, потому что положил предел готовым разразиться внутренним междоусобицам». [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 6, 6. С. 242—243]. Действительно же вклад ефремлян, захвативших часть мадианитян при переправе, был минимален. Но как мудро ответил им Гедеон. «[Гедеон] отвечал им: сделал ли я что такое, как вы ныне? Не счастливее ли Ефрем добирал виноград, нежели Авиезер обирал? В ваши руки предал Бог князей Мадиамских Орива и Зива, и что мог сделать я такое, как вы? Тогда успокоился дух их против него, когда сказал он им такие слова» (Суд. 8:2—3). В этих словах мы видим и скромность, и такт. Гедеон не боится публично признать, что его заслуг в победе нет. И что ефремляне сделали больше его. Как нам не хватает этого такта и скромности в своей повседневной жизни. Скольких бы ссор дома, в церкви, на работе удалось бы избежать, проявляй мы хоть иногда то, что проявил Гедеон в разговоре с ефремлянами. Да, он сделал, конечно же, больше, чем они. Да, он был прав. Но были ли способны тогда они в пылу ярости услышать его доводы, понять свою неправоту? Нет, они не были к этому готовы. И потому, дабы не разжигать конфликт, судья Израиля идёт на умаление своего я. И как не любим мы этого делать: сказать раздражённому супругу или супруге, другу или собрату доброе слово, подчеркнув их значение, ум, ценность для нас. Нет, мы предпочитаем доказывать «с пеной у рта» свою правоту, заставляя их признать свои ошибки, не понимая, что, может быть, для этого ещё не пришло время. Недаром говорят: «Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость» (Притчи 15:1). Полководец, победитель несметных полчищ мадианитян не побоялся уронить перед ефремлянами своё достоинство. А мы, не имеющие ни должности, ни заслуг, отстаиваем подобно Гедеону своё большое Я маленького человека. Как больно наблюдать, когда даже порой в церкви небольшие вопросы, связанные с планированием служения: когда и что петь, сколько будет сольных номеров, кто будет вести субботнюю школу — вызывают, порой, споры, переходящие в крик, упрёки, оскорбления. Никто не желает пойти на уступки даже в совершенно непринципиальных вопросах. Подобные «разборки» наблюдаются, порой, и при церковных выборах, в комитете назначения. Как нам не хватаем скромности и такта Гедеона. Как ужасно сегодня наблюдать кричащих на своих мужей и знакомых, женщин и девушек, которые, к тому же, часто состоят членами церкви. Они полагают, что их достоинство заключается в умении делать по-своему, добиваться желаемого любой ценой. Они не видят, что переходя на повышенные тона, они теряют всякое достоинство. Так и современные мужчины полагают, что проявлять свою силу характера надо в грубости, нежелании слушать собеседника, пойти ему навстречу. Улыбка, доброе слово, знак внимания, почему-то стали считаться сегодня признаком слабости. Причём так начинают считать, подчеркнём это ещё раз, и многие верующие, особенно из числа молодёжи. Но именно любовь, доброта, скромность, такт являются на самом деле самым сильным оружием, которое покоряет человеческие сердца, возвышает их. «Победа Гедеона была крупным событием в истории сиро-семитической расы… Мадианитяне, амалекиты, исмаэлиты, Бени-Кедем были отброшены в свои степи, лежавшие на востоке и юге Палестины… [К тому же] он сам был осанист, силён, отважен: война с мадианитянами из восточной пустыни доставила ему богатство и готовые царские одежды». [Ренан. Указ. соч. С. 124]. И потому «сказали Израильтяне Гедеону: владей нами ты и сын твой и сын сына твоего, ибо ты спас нас из руки Мадианитян» (Суд. 8:22). Но тут же Гедеон даёт почему-то прямо противоположное по своей сути распоряжение. Распоряжение, точнее просьбу, которая омрачит его последние дни, приведёт к краху его дом и вызовет страшную гражданскую войну, которую он всегда избегал.

Глава 19

От ефода к наложнице.

«И сказал им Гедеон: прошу у вас одного, дайте мне каждый по серьге из добычи своей. [Ибо у неприятелей много было золотых серег, потому что они были Измаильтяне.] Они сказали: дадим. И разостлали одежду и бросали туда каждый по серьге из добычи своей. Весу в золотых серьгах, которые он выпросил, было тысяча семьсот золотых [сиклей], кроме пряжек, пуговиц и пурпуровых одежд, которые были на царях Мадиамских, и кроме [золотых] цепочек, которые были на шее у верблюдов их. Из этого сделал Гедеон ефод и положил его в своем городе, в Офре, и стали все Израильтяне блудно ходить туда за ним, и был он сетью Гедеону и всему дому его» (Суд. 8:24—27). Что же представлял собой ефод? Ефод — это верхняя одежда первосвященника, состоящая из двух кусков материи, сотканной из золота, виссона и шерсти голубого, пурпурового и червленого цвета. Эти куски материи соединялись между собой двумя нарамниками, в которых были вделаны в золотых гнёздах два камня-оникса с вырезанными именами 12 колен Израиля. Поверх ефода первосвященник надевал урим и туммим, по которым узнавалась воля Божья. И вот Гедеон, помня, как он однажды вначале своей миссии совершил жертвоприношение Ангелу на скале, счёл, что Бог поставил его священником. [Уайт. Указ. соч. С. 551]. На этот раз он не вопросил Господа. Он самонадеянно присвоил себе это служение. Считая, что Бог особо близок к нему и многократно отвечал на его молитвы, он решает изготовить ефод, дабы через него возвещать приходящему народу, как это делал в ответственные периоды истории первосвященник, волю Бога. Он превращает ефод и его камни в оракула, а свой дом — в святилище. Он приводит не устоявшийся в вере народ к суевериям. К ефоду, как к святыне, талисману, реликвии начинают стекаться на богомолье и за предсказаниями тысячи паломников. [Ренан. Указ. соч. С. 124]. Постепенно в Офре создаётся религиозный центр во главе с Гедеоном. Не посоветовавшись однажды с Богом, судья Израиля начинает всё далее и далее отходить от Него. Из скромного героя веры он превращается в правителя, некоронованного царя, совмещающего в своих руках как политическую, так и религиозную власть. По примеру окружавших его властителей, судья берёт себе множество жён и наложниц, имея их, к тому же, в различных городах Израиля. Своего сына от наложницы в Сихеме он называет Авимелех. Имя это в переводе означает: Мой отец — царь. [Тантлевский И. Р. История Израиля и Иудеи до разрушения Первого Храма. СПб.: И-во СПб. Университета, 2005. С. 169]. Вот кем считал себя уже Гедеон! Кстати, как показано в работах многих крупных учёных, положение Гедеона, возглавлявшего Израиль, практически не отличалось от царского [Wallis G. Die Anfänge des königtums in Israel // Wissenschaftliche Zeitsch rift der Martin Luther Universitat. 12 (1963). S. 239—247; Ahlström G. W. History of Ancient Palestine from the Paleolithic period to Alexander’s Conquest // With a Contribution by G. O. Rollefson, ed by D. Edelman. Sheffield. 1993. P. 382—384], что находит косвенное подтверждение в самой книге Судей, 6—8 главы, где он ни разу не обозначается, как шофет, т. е. судья. [Тантлевский. Указ. соч. С. 170]. Часто многие, читая Библию, говорят, что в отношении брака в Ветхом Завете требования у Бога были иные, чем в Новом. Так, в Ветхом Завете, по их словам, Богом было разрешено многоженство, поскольку те, кто служил Ему — Авраам, Гедеон, Соломон — имели многих жён. И только, якобы, в Новом Завете Бог утверждает закон о моногамном браке. Но так ли это? Да, действительно, и Авраам, и Гедеон, и Давид, и Соломон имели многих жён, но была ли в этом Божья воля или Божья «поблажка» «Своим»? Весь контекст истории этих людей свидетельствует прямо об обратном. Так Авраам, не дожидаясь Божьего ответа о рождении сына, решает поторопить события. И видя, что его жена Сара по-прежнему не рожает, берет себе в жены Агарь, которая рожает ему сына Измаила. Последующие события показали, к чему привела Авраама его спешка и нежелание дождаться Божьего вмешательства. Вначале ссора Сары с Агарью, изгнание и нужда последней, и, наконец, открытая вражда потомков Авраама от сына Сары — Исаака, и потомков Авраама от сына Агари Измаила, вражда евреев с арабами, длящаяся по сей день, и свидетелями которой мы являемся практически ежедневно, смотря программы «Новостей» с сообщениями о терактах в Палестине и арабо-израильских военных стычках. История ярко показала, что взяв себе жену помимо Сары, Авраам поступил не только не по воле Божьей, но против неё, пожав беды и проклятия от своего решения. Много было жён и у Соломона, жён, которые отвратили его, наконец, от служения Истинному Богу, которые привели к тому, что он стал воздвигать капища языческим богам в самом Иерусалиме, присутствуя при священных оргиях в честь Астарты и зверствах в честь Ваала, богов, которым ревностно служили его жёны. Духовное падение Соломона привело к глубочайшему кризису его державу. И сам он только на пороге смерти смог по Божьей милости осознать свой грех и покаяться, предупреждая в своём своеобразном духовном завещании о том, как опасно смотреть на чужих женщин и жен. Имел более одной жены и Давид. И плодами его греховной любви к Вирсавии стала сначала смерть их ребёнка, а затем гражданская война в стране. Наличие многих сыновей от разных жён привело и к кризису страны в последние месяцы его жизни, когда Адония и Соломон стали делить между собой престол. И вновь мы являемся свидетелями того, как отступление от Божьих установлений о браке вело к проклятию. И Бог не покрывал их, ни нисходил к их человеческим слабостям, наклонностям. Ибо грех всегда отвратителен в Его глазах. Тем более, когда его делают властьпридержащие и духовные наставники, разлагая, тем самым, свой народ. Имел много жён и наложниц и Гедеон. И это его отступление, как мы увидим вскоре, приведёт к трагическим последствиям как его семью, так и народ. Некогда великий судья, отступивший от Божьих законов, долгие годы разлагал народ духовно, ввергая его в суеверия, и нравственно, давая повод грешить и прелюбодействовать. Ибо если можно иметь любовниц самому судье, то почему нельзя и нам, рассуждал простой народ. Пример Гедеона говорит нам о том, как опасно ориентироваться на человека, пусть и весьма авторитетного и духовного. Ведь если бы народ был лично утверждён в Истине, то стал ли бы он блудно ходить к ефоду Гедеона за предсказаниями и на поклонение? Конечно же, нет. Они бы не поддержали это отступление, указав на него и самому судье, который, как мы видели, тогда ещё умел слушать и не был поражён «звёздной болезнью». Они бы спасли и себя, и его. Если бы они были утверждены в Истине, то греховное поведение Гедеона, его прелюбодеяния не стали бы для них сетью. На человека никогда нельзя взирать, поклоняясь пред ним. Мы вступаем во время, когда, согласно Библии и Духа Пророчества, будут падать великие звёзды, т. е. великие духовные вожди, проповедники. [Уайт Е. События последних дней. К.: Джерело життя, 1996. С. 103]. Когда за кафедры будут подниматься люди, вещающие не Божью истину, а будут стоять со светильниками, зажжёнными от сатанинского огня. [Там же. С. 103]. Поэтому, как важно сегодня быть утверждёнными в истине. Великий судья Израиля, победитель мадианитян, примиритель колен, начав с изготовления ефода, пришёл к общению с полупубличными женщинами. Удерживая в повиновении врагов, он не сумел удержать свою похоть и гордыню. Нельзя забывать и того, что определенную роль в духовном падении Гедеона сыграли и сами израильтяне, своим восхвалением его. Превознесение человека является очень опасным, как для тех кто восхваляет, так и для самого человека. Так великий адвентистский миссионер Л. Конради в конце дней отошёл от истины, и причину столь необычного шага от того, кто всю жизнь служил ей, историки связывают во многом с тем культом личности, который ему создали сами верующие, справляя в его честь служения и праздники. Однако хвала и честь принадлежит лишь Богу, а «мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк. 17:10). Библия не открывает нам последних дней жизни Гедеона, правившего народом 40 лет, но этот муж явно покаялся, осознав свои прегрешения, ибо апостол Павел относит его к числу героев веры (Евр. 11 глава). Гедеон покаялся и будет в небесном царстве, но посеянный им грех ещё долго будет давать свои страшные всходы. Пример этого человека является для нас предостережением и в том, дабы мы помнили, что каких бы мы не достигли духовных высот, положения в церкви, вероятность падения в случае отступления от Бога сохраняется всегда. Более того, дьявол увеличивает свои атаки на мужей веры, подобных Гедеону, пытаясь их сломить различными методами. Только живая, постоянная связь с Богом, каждодневное вручение Ему своей жизни и планов может спасти нас от падения.

Глава 20

Религия Ваал-Верифа.

«Когда умер Гедеон, сыны Израилевы опять стали блудно ходить вслед Ваалов и поставили себе богом Ваалверифа» (Суд. 8:33). Культ Ваал-Верифа был весьма интересен. Само уже наименование этого божества говорило о многом, будучи образовано из двух слов — Ваал — господин и Вериф — завет. Ваал был, как мы помним, высшим богом хананейского пантеона, почитание которого сопровождалось различными изуверствами и развратом. Но причём тут завет? Понятие, совершенно чуждое культу Ваала. Но зато понятие, часто встречающееся в Библии, где Господь часто именуется Богом завета. Как показали исследования, этот культ представлял собой сочетание, смешение представлений о Яхве, Боге завета, с представлениями о Ваале. [Уолтон Дж. Х., Мэтьюз В. Х., Чавалес М. У. Библейский культурно-исторический комментарий. В 2 ч. СПб.: Мирт, 2003. Ч. 1. С. 289]. Таковы были прямые плоды деятельности Гедеона, образовавшего свой духовный центр, основанный во многом на языческих суевериях и представлениях. Позабыв Истинного Бога, израильтяне позабыли вскоре и те благодеяния, которые для них совершил Гедеон, избавив от мадианитянского ига. «И не вспомнили сыны Израилевы Господа Бога своего, Который избавлял их из руки всех врагов, окружавших их; и дому Иероваалову, или Гедеонову, не сделали милости за все благодеяния, какие он сделал Израилю» (Суд. 8:34—35). Любовь к Богу и любовь к ближнему — эти две заповеди являются неразделимыми, и нарушая одну из них, человек автоматически нарушает и вторую. Благодарность — это очень важная черта, о которой мы, к сожалению, как правило, забываем. И если в отношении Бога, порой, возносим слова благодарения, пусть хоть в формальном плане, то в отношении ближнего не делаем даже этого. Хотя формализм, конечно, нисколько не лучше, а даже хуже, во многом, чем забывчивость. Не умея и не желая быть благодарными людям, мы не можем быть и благодарными Богу. «Кто говорит: „я люблю Бога“, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Ин. 4:20). Духовный кризис, постигший страну, обещал, как и в прошлые века, вылиться в кризис политический, что и не замедлило случиться. По смерти Гедеона у него осталось свыше семидесяти сыновей от разных жён. Среди них был и упоминаемый уже нами сын от его сихемской наложницы Друмы — Авимелех. [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 7, 1. С. 243]. История не сохранила нам свидетельств о детстве и юности Авимелеха. Но из имеющихся данных мы можем выделить несколько интересных моментов. Первое. Он был сыном наложницы Гедеона, в отличие от других сынов, от многочисленных, но всё же жён. Поэтому статус сына Друмы был весьма щекотливым, ставя его в более приниженное положение в глазах общества по сравнению с другими детьми победителя мадианитян. Не могло это не сказаться, видимо, и на формировании комплекса неполноценности юноши, пусть и при хорошем отношении отца. Второе. Хотя Авимелех был сын наложницы, Гедеон даёт именно ему такое имя (Отец мой — царь). Учитывая, что в древности к именам относились очень серьёзно, выбор подобного имени говорит об очень многом. Было ли это вызвано тем, что Друма была наиболее любима Гедеоном или он хотел именно Авимелеху передать свою власть над Израилем, мы не знаем. Но, как бы то ни было, даже его имя говорило об определённых амбициях. Третье. Друма происходила из Сихема и была хананеянкой. [Ренан. Указ. соч. С. 125]. Поэтому влияние язычницы матери на формирование характера Авимелеха, конечно же, было огромно. Четвёртое. Авимелех возвращается в Сихем уже взрослым. Следовательно, он жил до этого в другом месте, вероятно, с Гедеоном, в Офре. И сам факт его прибытия в Сихем говорит, видимо, о каком-то конфликте, то ли с израильтянами, то ли с братьями. Словом, Авимелех был человеком, которому с детства сулили многое, и он об этом не мог не знать. Одновременно он чувствовал свою ущербность, вероятно и насмешки, как незаконный сын. И, наконец, он получил проязыческое, по крайней мере, со стороны матери, воспитание. Итак, амбиции, плюс комплекс неполноценности, плюс языческие принципы философии и поведения. Это был поистине страшный коктейль. И вот вскоре по смерти Гедеона Авимелех прибывает на родину своей матери в город Сихем. Этот город был расположен в седловине горного прохода, соседствуя с двумя легендарными горами: Гевалом, горой Проклятий, и Гаризимом, горой Благословений. И история этого места действительно представляет собой череду благословений, когда население города служило Господу и процветало, и проклятий, когда народ отпадал от Бога, попирая Его Закон, ввергая свою жизнь в пучину смут и кровавых водоворотов. Именно в Сихеме Бог явился Аврааму, поведав ему, что Ханаан станет наследием его потомков, в память чего патриарх воздвигает там алтарь. Именно вблизи Сихема его внук Иаков повелевает своим жёнам зарыть все украшения, посвящённые идолам и являющиеся амулетами, перед тем, как войти в Обетованную землю. Именно там разыгрывается страшная месть, сотворённая сыновьями Иакова Симеоном и Левием в отместку за изнасилование их сестры Дины сыном сихемского правителя, в результате чего было вырезано мужское население города, а женщины подвергнуты бесчестию. Именно в Сихеме были погребены кости патриарха Иосифа. Именно в Сихеме собирает израильский народ перед своей смертью Иисус Навин, желая дать последние указания, которые так и остались, в основном, невыполненными. Спустя время, уже в царскую эпоху, Сихем станет городом коронации сына Соломона Ровоама на царство, а затем перейдёт к его врагу Иеровоаму, став его резиденцией. Затем Сихем становится одним из центров — столицей самарян, и именно там Иисус Христос открывает план спасения его жителям в беседе с самарянкой у колодца. Именно в Сихеме Ирод приговаривает к казни Иоанна Крестителя. После страшной Иудейской войны I в х. э., когда город сильно пострадал, он был восстановлен римлянами, назвавшими его Неаполем, т. е. новым городом. Это имя он пронесёт вплоть до наших дней, лишь в несколько изменённом виде, — как Наблус. Сегодня в городе проживает несколько десятков тысяч человек и он продолжает оставаться центром религиозной общины самаритян. Долгое время о существовании Сихема упоминала только Библия, и потому многие учёные вообще сомневались в его реальности. Но вот в 1914 году лопаты археологов под руководством немецкого профессора Эрнста Зеллина ударились в холм Телль-эль-Банафа, лежащий у подножия горы Гаризим. В результате раскопок «Зеллин наткнулся на остатки стен, возраст которых восходил к XIX в. до х. э. Постепенно вырисовалась картина мощной крепостной стены с прочным фундаментом, сложенной целиком из грубых валунов (некоторые из них достигали почти двух метров в диаметре). Археологи называют такой тип постройки „циклопической кладкой“. Укрепление стены было усилено эскарпом, и к тому же ещё строители Сихема укрепили почти двухметровую толщину стены небольшими башенками и земляным валом. Среди руин были обнаружены также и остатки дворца». [Келлер. Указ. соч. С. 79]. При этом ширина вала достигала 50 метров, а его высота 10 метров. [Мерперт. Указ. соч. С. 173]. «Так близ современного местечка Телль-Банафа обнаружены развалины города царя Еммора, где сыновья Иакова совершили свою кровавую вендетту. Самый древний слой раскопок относится к 19 в. до х. э. Там найдены остатки мощной крепостной стены, дворца и храма, судя по которым, царь Еммор был могущественным властелином». [Косидовский З. Библейские сказания. М.: Политиздат, 1978. С. 82]. Раскопки города были продолжены в 1926 году Зеллином, а позднее — Вельтером, в результате которых была воссоздана последующая история города, история города времён Авимелеха, которого мы временно оставили вступающим в Сихем. Первыми, с кем он встречается, были родные его матери. «Авимелех, сын Иероваалов, пошел в Сихем к братьям матери своей и говорил им и всему племени отца матери своей, и сказал: внушите всем жителям Сихемским: что лучше для вас, чтобы владели вами все семьдесят сынов Иеровааловых, или чтобы владел один? и вспомните, что я кость ваша и плоть ваша. Братья матери его внушили о нем все сии слова жителям Сихемским; и склонилось сердце их к Авимелеху, ибо говорили они: он брат наш» (Суд. 9:1—3). Авимелех не случайно завоевал симпатии сихемцев. Во-первых, он был по матери их соотечественник, а в древности, как и сегодня, на востоке это играет большую роль. Во-вторых, он был наполовину израильтянин, а наполовину хананеянин, т. е. был типичным сихемцем, в жилах которых также смешалась хананейская и израильская кровь. Поэтому он устраивал и хананейскую, и израильскую части населения. В-третьих, жители города давно мечтали восстановить своё былое могущество и стать центром Израиля. В-четвёртых, Сихем претендовал всегда на статус религиозного центра страны [Шифман И. Ш. Ветхий Завет и его мир. М.: Политиздат, 1987. С. 129—130], причём центра, где будет исповедоваться синкретическая религия, т. е. религия, объединяющая в себе и веру в Истинного Бога, и языческие хананейские обряды и традиции. Недаром именно Сихем становится центром культа Ваал-верифа, о котором мы писали выше, и духовенство которого и дало деньги на осуществление амбициозного плана Авимелеха. В древности финансовое обеспечение военных действий, одобряемых божеством, осуществлялось храмами. [Уолтон. Мэтьюз. Чавалес. Указ. соч. С. 287]. «Сихемляне отдали в его распоряжение серебро, хранящееся в храме Ваал-Верифа». [Ренан. Указ. соч. С. 125]. На эти же деньги «Авимелех нанял… праздных и своевольных людей, которые и пошли за ним» (Суд. 9:4). Так Авимелех формирует свою наёмную гвардию. Дело в том, что к этому времени «социальное развитие израильского общества привело к появлению внутри него групп „изгоев“, по тем или иным причинам оторвавшихся от своего рода и племени. К ним могли присоединиться и выходцы из других этнических групп. Они составляли отряды, объединившиеся вокруг удачливого вождя, и опираясь на них, такой вождь мог попытаться захватить верховную власть». [Циркин. Указ. соч. С. 128]. Эти наёмники не были связаны с тем или иным израильским племенем. [Heltzer M. Late Canaanite-Phoenician Inscribed Arrowheads and Pre – and Early Monarchic Development in Israel // Studies in Mediterranean Archaeology. 1999. V. 127. P. 63]. Это было очень важно, так как их не связывали какие-либо родственные, религиозные или социальные установки. Это были наёмники без рода, племени, семьи, религии, готовые за деньги сделать всё, без всякого зазрения совести, тем более, что религия Ваал-Верифа и не требовала от своих приверженцев особых нравственных норм. Благодаря раскопкам 1931 года, а главное, 1956—1973 годов экспедиции профессора Дж. Эрнста Райта, был обнаружен знаменитый храм Ваал-Верифа в Сихеме. Этот храм представлял собой поистине грандиозное сооружение. В его плане лежал прямоугольник, со сторонами 32 на 27 метров, т. е. площадью 864 м2. Внутри он имел огромный вытянутый зал с входом с торцовой стороны и нишей в стене, противоположной входу, где была воздвигнута статуя языческого бога. Причём, ниша именовалась «Святая святых», по типу устройства скинии. Ещё одно свидетельство о смеси религиозных представлений, имевших место в этом культе. Сам зал был разделён двумя рядами колонн, по три в каждом. [Мерперт. Указ. соч. С. 178]. Перед входом в храм высился массивный жертвенник и стоял огромный вертикальный камень. Профессор Дж. Райт доказал связь этого камня со временем Иисуса Навина и с текстом в Библии, «согласно которому Иисус Навин, после обращения со своим завещанием к собранным в Сихеме коленам Израилевым «вписал слова сии в книгу закона Божия, и взял большой камень и положил его там под дубом, который подле святилища Господня. И сказал Иисус всему народу: вот, камень сей будет нам свидетелем, ибо он слышал все слова Господа, которые Он говорил с нами [сегодня]; он да будет свидетелем против вас [в последующие дни], чтобы вы не солгали пред [Господом] Богом вашим» (Нав. 24:26—27)». [Райт. Указ. соч. С. 112; Мерперт. Указ. соч. С. 202]. Так знак, оставленный Навином для последующих поколений, как память о Божьих деяниях и законе для Израильского народа, сихемцы превратили в часть культа, который грубо попирал эти самые Божьи законы и повеления. Кстати, в 1980 году археологом доктором Адамом Зерталом на вершине горы Гевал, близ Сихема, был обнаружен алтарь Иисуса Навина (Нав. 8:30) [Райт. Указ. соч. С. 111], также превращенный со временем в языческое капище. Подобная религия, основанная на смеси истины и лжи, будет воссоздана в IV в. х. э., при императоре Константине, который объединит языческую философию с христианской, «урезав» постановления Божьи и изменив Его заповеди, создав из этого государственную религию, называвшуюся христианской, но по сути являющуюся более языческой. Кстати, эта религия, как и древняя религия Ваал-Верифа, будет стремиться к господству, идя к нему насильственным путём. Как во дни Авимелеха жрецы Ваал-Верифа выделяли деньги на злодеяния, которые должны были расширить их власть, так и в средние века папство будет выделять деньги на крестовые походы, убийства и свержения неугодных. И как в древности на эти деньги формировали наёмников-убийц, так и в средние века на деньги папства формируются рыцарские ордена, монашеские ордена инквизиторов, орден иезуитов, каждый из которых оставил свой зловещий след в истории. И как жречество использовало преступного Авимелеха в своих планах, а он их, так и папство вступало на протяжении своей истории в союзы, когда это было выгодно, с самыми настоящими тиранами, преступниками и палачами, начиная от Филиппа II Испанского, Екатерины Медичи до Гитлера и Муссолини, благословляя их власть. Но спросим себя, а не исповедуем ли лично мы религию Ваал-Верифа, религию смеси истины и лжи. Религию, где есть Христос, но есть и идолы, где есть Бог, но есть поклонение людям и идолам (святые, дева Мария). Где есть Божье прощение, но получают его, почему-то, через других людей (исповедь перед священником). Где признают Бога Творцом мира, но отвергают памятник Творения — субботу. Итак, во главе с гвардией наёмников Авимелех отправился в Офру, где жили его братья. «И пришел он в дом отца своего в Офру и убил братьев своих, семьдесят сынов Иеровааловых, на одном камне. Остался только Иофам, младший сын Иероваалов, потому что скрылся» (Суд. 9:5). В этой страшной истории на себя обращают внимание два факта. Во-первых, за убийство сыновей Гедеона Авимелех заплатил менее семидесяти сиклей серебра, т. к. на часть из них он ещё нанял и наёмников. Для сравнения, средняя цена раба в те дни равнялась 20 сиклям, т. е. жизнь 70 сыновей Гедеона была оценена в стоимость одного—двух рабов! Ибо если для Авимелеха главным было их убийство, то для его наёмников основным был разбой и грабёж имущества убиенных и их родных, который, конечно, составлял сумму в десятки раз больше. Поэтому наёмники и согласились за столь небольшую цену совершить массовое убийство, к которому они, к тому же, привыкли относиться примерно так же, как к тому, чтобы зарезать барана. И вторая интересная деталь состоит в том, что все сыны Гедеона были убиты на одном камне. Это свидетельствует о ритуальном характере казни, видимо, как человеческом жертвоприношении. [Уолтон. Мэтьюз. Чавалес. Указ. соч. С. 287]. Используя Сихем как базу, Авимелех подчиняет себе и весь Израиль. [Циркин. Указ. соч. С. 128]. Таков был страшный путь Авимелеха к власти, осуществленный с помощью зловещей религии Ваал-Верифа, жрецы которой теперь готовили ему особый обряд вступления во власть, обряд, которого ещё не знал израильский народ.

Глава 21

Корона от Ваал-Верифа.

Жителям Сихема была издавна известна царская власть, и потому их правитель, превративший их город в столицу Израиля, мог был быть провозглашён только царём. [Тантлевский. Указ. соч. С. 169]. Эта идея давно была лелеема и самим Авимелехом, желавшим, чтобы не только его имя, но и он сам носил бы этот титул. К тому же демократическое устройство Древнего Израиля, где большим влиянием обладали народные собрания, советы старейшин, так же не отвечало его представлениям о власти, о безграничной власти, о которой он так мечтал. И, наконец, эта идея была очень нужна и жрецам Ваал-Верифа, которых не устраивало, что Царём Израиля до этого считался Сам Бог, а конституцией — Его Закон. Нет, реальными царями Израиля жрецы видели себя и своего ставленника, а вместо Божьих законов — свои предания и постановления, основанные более, как мы уже упоминали, на языческих принципах. Но в народе ещё был силён авторитет поклонения Истинному Богу. И потому жрецы Ваал-Верифа обставляют коронацию таким образом, чтобы удовлетворить все слои населения: и хананеев, и израильтян, истинно чтящих Бога или исповедующих уже их религию Ваал-Верифа. Для коронации они избирают место у дуба, близ Сихема. Это было особое место. Там располагалась дубрава Море (не путать с дубравой Мамре, близ Хеврона), у которой Авраам сделал первую остановку в ханаанской земле (Быт. 12:6) и где Господь пообещал Аврааму, что эта земля станет наследием его потомков (Быт. 12:7). Именно у этого легендарного дуба останавливался и патриарх Иаков. «И сказал Иаков дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши; встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего и был со мною [и хранил меня] в пути, которым я ходил. И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них, и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема» (Быт. 35:2—4). Это был тот самый дуб, у которого перед смертью собрал народ Иисус Навин и возле которого была прочитана книга Закона Божьего, в память чего под дубом был положен большой камень (Нав. 24:26). Словом, это место у древнего дуба в старинной дубраве было овеяно великими событиями прошлого. И где еще можно было найти место, более пригодное для коронации того, кто видел себя вторым Авраамом, Иаковом, Навином. Того, кто превзошёл их, став царём Израиля. Это место действительно должно было устроить всех: хананеев, т. к. у них возрождается царская власть, причём находится она в руках их сородича, и центром её становится их Сихем, и местом коронации их дубрава. Для израильтян, исповедующих культ Ваал-Верифа, это было зримое торжество их религии. И, наконец, для тех, кто продолжал исповедовать религию Истинного Бога, это место должно было вселить уверенность, что совершаемая коронация в этом месте, освящённом присутствием некогда здесь Авраама, Иакова и Навина, может исходить только от Бога. Когда об этой коронации стало известно Иофаму, единственному из оставшихся в живых сыновей Гедеона, то он, не взирая на грозящую ему опасность, встав на горе Гаризим, обратился к жителям Сихема. Вначале это библейское утверждение (Суд. 9:7) о том, что проповедь с Гаризима была услышана в Сихеме, считалось, мягко говоря, преувеличением. Но исследования этой местности подтвердили и это место Писания. «Не вызывает сомнений, что человек, расположившийся на склоне горы Гаризим, мог быть услышан в Сихеме. Гаризим подступает к самому городу, что создаёт благоприятные акустические условия для подобного выступления. В нижней части склона, недалеко от Сихема, имеется каменистое обнажение, на котором, по мнению многих, стоял Иофам. В то время там, очевидно, находились руины ещё более древнего храма». [Уолтон. Мэтьюз. Чавалес. Указ. соч. Ч. 1. С. 287]. «И вот, когда однажды в Сихеме справлялся общенародный праздник и там собрался весь народ, брат Авимелеха, Иоафам… взошёл на гору Гаризим … и закричал громким голосом, так что все могли его услышать, прося народ спокойно выслушать от него то, что он будет говорить. Когда водворилась тишина, он стал рассказывать, как однажды деревья... собрались вместе и стали просить смоковницу быть царём над ними. Когда же смоковница отказалась от этого, указав на то, что с неё уже довольно чести, если она может гордиться своими плодами, и что ей другого почёта не нужно, деревья всё-таки не отказались от мысли выбрать себе правителя и, наконец, решили предложить эту честь винограднику. Но и этот отклонил предложение теми же словами, которые произнесла перед тем смоковница. Когда этому примеру последовала и маслина, то деревья обратились к терновнику, который представляет хороший горючий материал, и он обещал взять на себя правление и всецело посвятить себя ему. Деревья смогут, заявил он, отдыхать в тени его; если же они вздумают погубить его, то их спалит тот огонь, который изойдет из него. „Все это я рассказал вам не в шутку, — закончил свою речь Иоафам, — но потому, что, хотя Гедеон оказал вам массу благодеяний, вы относитесь спокойно к тому, что Авимелех забрал всю власть в свои руки, и даже вместе с ним, который ничем не разнится от огня, убили его братьев“». [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 7, 2. С. 243—244]. После этой пламенной речи Иоафам скрылся и в течение трёх лет, пока Авимелех правил страной, прятался от него в горах. И если вначале речь сына Гедеона не вызвала особого отклика, то уже спустя совсем небольшое время сихемляне горько раскаялись в том, что короновали Авимелеха. Дело в том, что последний, начав покорять другие части страны, в Сихеме оставил наместником преданного себе Зевула. «При этом власть прежних правителей была ликвидирована, хотя первоначально признание Авимелеха было основано на компромиссе между ним и прежними властями». [Reviv H. The Government of Shechem in the El-Amarna Period and in the Days of Abimelech // Israel Exploration Journal. 1966. V. 16, 1. P. 254—255]. Марионетки, какой многие хотели видеть фигуру нового царя, не получилось. Тогда жители Сихема решили весьма своеобразным способом начать войну со своим царём, так как на открытое восстание у них пока не было сил. Дело в том, что через Сихем, «расположенный на торговом пути, постоянно проходили купцы, которые продавали свои товары и покупали продукцию местного производства, способствуя тем самым оживлению активности в городе и пополняя его казну. Участившиеся нападения грабителей делали Сихем непривлекательным для купцов и лишали Авимелеха возможности брать с них пошлину. Таким образом, этот план преследовал цель разорить Авимелеха посредством подрыва торговли». [Уолтон. Мэтьюз. Чавалес. Указ. соч. С. 288]. Так же незаконный приход к власти Авимелеха вызвал активизацию и других подобных ему амбициозных авантюристов, мечтавших повторить быстрый взлёт незаконного сына Гедеона, которым он дал пример этого. Одним из них был некто Гаал, предводитель наёмников, по типу тех, что набрал в своё время и Авимелех для убийства сыновей Гедеона. Эти наёмники Гаала громко называли себя братьями, хотя на деле это была обычная банда. [Reviv. Ibid. P. 254]. Гаал начинает агитацию среди жителей Сихема, предлагая им возродить древнюю чисто ханаанскую династию Еммора. Люди Гаала фактически захватывают город и казнят многих сторонников Авимелеха. [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 7, 3. С. 244]. Но Зевулу удаётся войти в доверие к Гаалу, которое он использует против него. «Между тем один из влиятельнейших граждан Сихема, бывший в дружественных отношениях с Авимелехом, некий Зевул, сообщил последнему через послов, что Гаал возбуждает против него народ, и дал ему совет спрятаться вблизи города; сам он уговорит Гаала выступить против Авимелеха, и тогда сам собою представится случай отомстить ему. Если это случится, то он обещает ему вернуть расположение народа. Ввиду этого Авимелех засел в засаду, Гаал же, не приняв никаких мер предосторожности, вышел за город, причем его сопровождал Зевул. Вдруг Гаал заметил надвигавшихся на него вооруженных людей и сообщил об этом Зевулу. Зевул же ответил, что это ему только так кажется и что он принимает за воинов тени, падающие от скал. Но когда Гаал ясно увидел, что воины подходят все ближе и ближе, то он высказался об этом Зевулу, который ответил: „Разве не ты обвинял Авимелеха в трусости? Почему же ты сам не покажешь ему великую храбрость свою и не вступишь с ним в бой?“ В сильном смущении Гаал вступил в рукопашную с людьми Авимелеха. Но когда несколько его воинов пало, он бежал назад в город и увлек за собой остальных солдат своих. Тем временем Зевул начал среди граждан интриговать против Гаала, добиваясь того, чтобы его изгнали из города за трусость, которую он будто бы проявил в стычке с людьми Авимелеха. Авимелех между тем узнал, что жители Сихема еще раз выйдут из города, чтобы окончить свою жатву, и потому посадил в засаду в окрестностях города еще несколько войска. Когда граждане действительно вышли из Сихема, одна треть его войска заняла городские ворота с намерением отрезать жителям возвращение назад, остальное же войско занялось ловлею рассеявшихся по полям сихемитов, и таким образом повсюду шла резня. Затем Авимелех разрушил город до основания, так как не встретил тут ни малейшего сопротивления, посыпал солью его развалины и окончательно добил всех жителей. Те же из них, которые, будучи рассеяны по всем окрестностям, избежали опасности, собрались затем на неприступной скале, засели там и собрались даже воздвигнуть стену в виде укрепления. Узнав об этом их намерении, Авимелех поспешил предупредить их, пошел на них со своими войсками и, захватив с собою вязанку сухих дров, велел и людям своим сделать то же самое и сложить все эти дрова около скалы с сихемцами. Когда затем в скором времени вся гора была окружена грудою дров и прочего горючего материала, то они подожгли последний и вызвали страшное пламя, которого не избег ни один человек, бывший на скале; напротив, все сихемцы вместе с женами и детьми сделались жертвами огня, так что одних мужчин погибло около полутора тысяч и прочих значительное количество. Такое горе постигло жителей Сихема, и они были бы в еще большей мере достойны сожаления, если бы это наказание не постигло их по всей справедливости за ту обиду, которую они причинили своему величайшему благодетелю. Между тем Авимелех, нанесший такое поражение жителям Сихема, вверг в ужас израильтян, так как не скрывал, что имеет в виду еще и дальнейшие завоевания и что не раньше прекратит свои насильственные действия, чем истребит всех евреев. В силу этого он двинулся против Фив и взял город приступом. А так как там находилась большая башня, в которой народ искал убежища, то он решил осадить ее. В тот момент, однако, когда он бросился к входу в эту башню, какая-то женщина бросила в него обломком жернова и попала ему прямо в голову. Авимелех упал наземь и попросил своего оруженосца добить его, чтобы его смерть не была делом женщины. Оруженосец исполнил эту просьбу, и таким образом Авимелех получил заслуженное возмездие за братоубийство и за преступление, учиненное над жителями Сихема, которых в свою очередь постигло бедствие, предсказанное им Иоафамом. Со смертью Авимелеха войско его разбрелось в разные стороны и разошлось по домам». [Флавий. Указ. соч. Т. 5. Глава 7, 4, 5. С. 244—246]. Эта история с её трагическим финалом весьма интересна. Во-первых, почему Авимелех отдаёт приказ засеять разорённый город и местность солью. Дело в том, что засеивание покорённых городов солью было древним восточным обычаем. Ассирийские цари, в частности, Салманасар Первый (XIII в. до х. э.), часто прибегали к этой практике. Её значение состояло в следующем. Во-первых, засевание солью делало почву не плодородной. Во-вторых, соль была символом бесплодия. В одном из сохранившихся договоров древних хеттов (племя, создавшее империю с центром на территории современной Малой Азии) упоминается такое условие, что если договор будет нарушен, то род и земля нарушителя уподобятся безжизненной соли и у них не будет потомства. В-третьих, в понимании древних иудеев, соль нейтрализовывала действие закваски, которая была символом неповиновения и, следовательно, соль символизирует подавление мятежа. Башня капища Ваал-Верифа располагалась на горе Гевал. Остатки этого древнего святилища, как мы уже упоминали, были обнаружены в 1980 году доктором Адамсом Зерталом. Оно представляло собой сооружение площадью около 70 м2, высотой около 3-х метров, с толщиной стен 1,5 метра. Строение было окружено двором, забросанным костями животных, приносимых здесь, видимо, в жертву. От самой башни, являющейся одним из объектов ритуального комплекса, практически ничего не сохранилось. Гора Селмон, на которой люди Авимелеха рубили деревья для сооружения костра, представляла собой горный хребет к югу от горы Гаризим. Свою смерть Авимелех получил от мельничного жернова, которые в те времена были базальтовыми. Нижний жернов имел вес, примерно, 50 кг, представляя собой плоский камень с изогнутой поверхностью, куда клали муку, растирая её при помощи верхнего жернова, имеющего вес 3—4 кг. «Так воздал Бог Авимелеху за злодеяние, которое он сделал отцу своему, убив семьдесят братьев своих. И все злодеяния жителей Сихемских обратил Бог на голову их; и постигло их проклятие Иофама, сына Иероваалова» (Суд 9:56—57). Действительно, то, что сеял Авимелех и сихемляне, обрушилось на их же головы. Но помнили ли жители Сихема, когда задыхались в дыму башни Ваал-Верифа, о воплях несчастных детей Гедеона, убийство которых было ими санкционировано и оплачено. Или они стенали, вопрошая, за что постигла их такая участь? И помнил ли Авимелех, лежа и истекая кровью от мельничного жернова о том, как три года назад на большом камне он закалывал своих братьев? Он их убивал на камне, как мясник — птицу, и вот теперь снова камень, но теперь уже ему проломивший голову. Помнил ли он об этом? А помним ли мы, когда нас постигают несчастья, о том, что, может быть, это жатва того, что мы сеяли в своё время? Что к нам возвращается брошенный нами в кого-то камень. И что в этот момент надо не стенать о том, почему и зачем это случилось в нашей жизни, а проанализировать с молитвой свою жизнь. Принимая корону и царские одежды из рук жрецов Ваал-Верифа, Авимелех не предполагал, что надевает на себя саван. Сегодня дьявол так же каждому из нас предлагает корону от Ваал-Верифа. Корону в обмен на Божью истину и моральные принципы. Он готовит коронацию для каждого из нас, злорадно упиваясь тем, как нам льстят золото и пурпур, за которыми мы не видим ещё тления. Миллионы людей сегодня принимают корону от Ваал-Верифа, убрав перед тем мешающих «сынов Гедеона», которые для каждого из нас свои — более талантливый, чем мы, специалист, лучший, чем мы, певец, соперник на доходное место и т. д. Миллионы принимают корону от Ваал-Верифа в обмен на религию, основанную на духовных компромиссах. Но то же, что принесла корона от Ваал-Верифа Авимелеху, она принесёт и нам, если мы захотим хотя бы только примерить её. Ибо особенность этой зловещей короны состоит в том, что как и шапочка манкурта, она вживляется в нашу кожу, сдавливая мозг. И снимать её, чем дольше она сидит, становится всё труднее и труднее, пока она, наконец, не становится с нами единым целым, подведя к гробу и вечной гибели, как то было с царём Авимелехом. Такова корона от Ваал-Верифа!

Глава 22

«Новый» свет — новые расколы.

По смерти Авимелеха в Израиле наступает временное затишье, во многом благодаря взвешенной политике судей Фолы и его преемника Иаира, руководящих народом почти полвека. История сохранила об этих судьях очень скупые строки. Так об Иаире из внебиблейских источников сообщается, что он был выходцем «из колена Манассиина, отличался большим счастьем в жизни. У него были прекрасные сыновья, все отличные наездники. Им было вверено управление Галаада. Иаир умер в преклонном возрасте, после того, как правил в продолжении двадцати двух лет, и был похоронен в галаадском городе Камоне». [Флавий. Указ. соч. Книга 5. Глава 7, 6. С. 246]. О Фоле же известно и того меньше. На первый взгляд действительно скупые строки. Но у древних китайцев была такая поговорка: «лучший император — это тот, правления которого народ не замечает», т. е. в правление этого правителя нет ни войн, ни бедствий, ни социальных кризисов, ни деспотии, ни репрессий. Люди живут и радуются. Так что даже из этих скупых сведений о Фоле и Иаире мы можем заключить, что это было спокойное время в истории Израиля. Но вот умирает Иаир и страна вновь отходит от Бога. «Сыны Израилевы продолжали делать злое пред очами Господа и служили Ваалам и Астартам, и богам Арамейским, и богам Сидонским, и богам Моавитским, и богам Аммонитским, и богам Филистимским; а Господа оставили и не служили Ему. И воспылал гнев Господа на Израиля, и Он предал их в руки Филистимлян и в руки Аммонитян; они теснили и мучили сынов Израилевых с того года восемнадцать лет, всех сынов Израилевых по ту сторону Иордана в земле Аморрейской, которая в Галааде. Наконец Аммонитяне перешли Иордан, чтобы вести войну с Иудою и Вениамином и с домом Ефремовым. И весьма тесно было сынам Израиля» (Суд. 10:6—9). В который уже раз израильский народ вставал на те же самые грабли. В который раз…! Но давайте перед тем, как поднять палец вверх и показать на неразумие израильтян, вспомним сами себя и то, сколько лично мы встаём уже на известные нам грабли. Сколько раз мы меняем служение Богу на служение сидонским, моавитским, аммонитским и филистимским богам. И тогда, быть может, поднятый вверх палец мы обратим в свою собственную сторону. Главный удар вражеских сил пришёлся, как уже упоминалось, на земли Галаада. Галаадом именовался регион Трансиордании, простиравшийся к востоку от Иордана и ограниченный реками: на севере — Ярмук, а на юге — Иавоком. При заселении Израилем Ханаана эти земли отошли коленам Гада, Рувима и части колена Манассиина, которые получили их ещё до того, как другие израильские колена получили свои уделы к западу от Иордана. Географическая отрезанность этих земель от собственно Израиля и Иудеи и отдалённость от скинии служения привели к тому, что в этих местах отступление было наиболее сильно, чему в немалой степени способствовало и непосредственное соседство их с Аммонитянским царством. Аммонитяне были родственным Израилю племенем, ведя своё происхождение от Лота, племянника Авраама. Но религией их уже с давних пор стало язычество, в его самых отвратительных проявлениях (подробно об истории аммонитян и их религии и библейских пророчествах о них см. Опарин А. А. Ключи истории. Археологическое исследование книги Бытие. 3-изд. Харьков: Факт, 2003). Они ревностно наблюдали за успехами израильтян, считая каждый их успех своим поражением. Зависть и желание мести тем, чья судьба сложилась лучше, и кто занял более лучшие земли, стало фактически смыслом жизни сынов Аммона, стремившихся при каждом удобном случае как можно больнее ужалить наследников Авраама. Как часто поведение аммонитян напоминает жизнь многих людей, смысл которой у них сводится к зависти по отношению к тем, кто находится рядом с ними. Успех другого они воспринимают намного болезненнее, чем свою собственную неудачу. Особенно страшно, когда это, порой, встречается в церкви. Когда члены церкви начинают завидовать тем, кто лучше их поёт, проповедует, да и просто лучше одевается, имеет больше друзей. Заметим также, что успеху аммонитян способствовал ещё один факт, а именно, отсутствие сплоченности между коленами Израиля. Ведь пока аммонитяне грабили и жгли Галаад, никто из других западно-иорданских колен и не думал прийти к ним на помощь. Зачем тратить силы, время, ведь нас это не касается. Но прошло немного времени, и полчища аммонитян, разграбив Галаад, отправились за новой добычей, перейдя Иордан и вторгнувшись в земли Иуды, Вениамина и Ефрема. А ведь если бы в своё время эти колена пришли на помощь Гаду и Рувиму, то этой переправы бы не было. Дьявол всегда стремится разъединить Божью церковь, расправляясь по одиночке с последователями Христа. Это старый и проверенный принцип, практически безотказно приносящий удачу. И в наши последние дни силы зла широко используют его. Это проявляется, во-первых, через внедрение различных лжеучений и ложных толкований библейских пророчеств и доктрин, претендующих на новый свет, но на деле приводящих к новым расколам. Сегодня некоторые люди широко распространяют в наших церквях книги типа В. Шнайдера «Крещены во имя Троицы?», Бруно Фишера «Действительно ли это так?», «Стражи проснитесь!», «Свидетельство верного свидетеля» и многие-многие другие. Авторы этих книг пытаются развенчивать библейское учение о Святом Духе, отрицая Его как Божество, дают новые интерпретации пророчествам 17 главы книги Откровения и 12 главы книги Даниила, и т. д. Свои умозаключения они строят на незнании или плохом знании людей истории церкви АСД и истории формирования её догматов. Так они утверждают, приводя цитаты, что многие пионеры адвентизма отрицали учение о Святом Духе, как Божестве, и что, якобы, это учение вкралось значительно позднее. Они приводят соответствующие цитаты как из самих трудов пионеров адвентизма, так и адвентистских авторов. Словом, выглядит всё очень, вроде бы, убедительно. Но убедительно для тех, кто не знает истории церкви. Дело в том, что Полнота Истины была открыта Богом церкви не сразу. Она открывалась по мере того, как люди могли её вместить. Так на первых порах Е. Уайт святила воскресенье и употребляла свинину. И только чуть позже, через Иосифа Бейтса Бог открыл вести о святости субботнего дня, о здоровом образе жизни. Некоторые пионеры адвентизма, в частности, Урия Смит, не приняли вначале учения о праведности по вере, делая главный акцент на делах. Но затем Бог им открыл их недопонимание. Но, если идти путём, каким идёт Б. Фишер, то вырывая цитаты из ранних работ, без учёта последующих, можно прийти к выводу, что Елена Уайт выступала против соблюдения субботы и за употребление свинины, и отстаивала спасение делами. Второе, чем пользуются составители данных книг — это «вырыванием» отдельных библейских стихов из контекста, как из главы, так и из всей Библии. Так, к примеру, В. Шнайдер утверждает, что раз только в Мф. 28:19 говорится о том, что крестить надо «Во имя Отца, Сына и Святого Духа», а в других местах Библии подобной формулы не встречается, то это не слова, сказанные в своё время Христом, а поздняя вставка, приписанная Ему. И, следовательно, Библия вообще отрицает Божественность Святого Духа. При этом многочисленнейшие библейские тексты, свидетельствующие прямо об обратном, просто опускаются. В-третьих, эти авторы манипулируют тем, что есть, якобы, лучшие современные переводы Библии, в которых отрицается и Божественность Христа, и Святого Духа. В одной из прошлых монографий («Отвергнувшие ведение. Археологическое исследование книги пророка Осии») мы уже делали подобный разбор этих новых переводов, а точнее, авторских пересказов Библии, отходящих порой очень и очень далеко от первоначального библейского текста. К тому же, если следовать логике этих авторов, то получается, что Бог в течении двух тысяч лет давал людям Библию в искаженном, «ущербном» виде, скрывая от них Истину! И происки дьявола, на что пытается кое-кто указать в этом вопросе, здесь не при чем. Ибо как бы они ни были сильны, но план спасения, Своё Слово, Бог людям обязательно доносит, иначе получилось бы, что Он не контролирует ситуацию и что Он слабее сатаны. Четвёртое, эти авторы очень ловко манипулируют высказываниями раннехристианских авторов (Евсевия, Юстина и др.), «вырывая» из них «удобные» для себя цитаты и опуская «неудобные». Анализ небиблейского учения, интерпретирующего 17 главу книги Откровения, в которой некоторые современные авторы видят конкретных семь римских пап после 1929 года, полно проведен в 2005 году доктором Волкославским Ростиславом Николаевичем, к работе которого и отсылаю заинтересовавшегося этими вопросами читателя. Подобных лжеучений в настоящее время внедряется очень много, и мы остановились лишь на самых последних из них, планируя в ближайшее время осветить их более полно в отдельном реферате совместно с Р. Н. Волкославским, также углублённо занимающимся этой проблемой. Второе. Наравне со лжеучениями дьявол пытается сегодня внедрить раскол и через так называемую идею восточного адвентизма, разрабатываемую некоторыми служителями ещё с начала 1920-х годов. Суть её сводится к тому, что развитие адвентизма на Востоке и в том числе на территории бывшего СССР должно идти своим, отличным от Запада путём. Для этого предлагается учитывать не только специфику культуры, в чём есть, конечно, свой резон, но провести своеобразный пересмотр всех трудов Е. Уайт, а также некоторых мест Библии, убрав из них неподходящие для восточного адвентизма советы и положения. Эта идея делит Божью весть, Истину, на регионы и по национальностям, как будто бы этих истин много, а не одна. Третье. Раскол сеется сегодня и путём игры злых сил на амбициях некоторых членов церкви и служителей, стремящихся к единоличной власти и независимости от организации. Эти амбиции прикрываются самыми благовидными предлогами, и в первую очередь, конечно, «болью» и «переживанием» за дело Божье. Но институт церкви был установлен Богом. Церковь — это тело Христа и она не может быть разделена. «Блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами» (Песнь Песней 6:10). Четвёртое. Сегодня внедрение раскола идёт и по возрастному критерию. Дескать, молодёжь не воспринимает пения, проповедей, стиля служения, который воспринимает средний возраст, и потому надо создавать отдельные молодёжные церкви и, следовательно, исходя из этой идеи, церкви для лиц среднего возраста, пенсионеров и т. д. Но эта практика не имеет с библейской ничего общего, ведя своё происхождение от харизматов и различных тоталитарных сект. Словом, как и во дни судей, проблема раскола, разобщения приобрела сегодня не меньшую актуальность. В контексте вышесказанного спросим себя, как лично я способствую единению в своей церкви со своими собратьями? Не вносит ли моё поведение духа разделения, смуты или просто характеризуется полным равнодушием ко всему происходящему, к тому, что происходит к востоку от Иордана? Сознаём ли мы, что не дав помощи ближнему из «заиорданских колен», мы скоро сами, только теперь уже один на один, столкнёмся с полчищами аммонитян, которых мы оставили переправляющимися через Иордан.

Глава 23

Судьба разбойника земли Тов.

«И возопили сыны Израилевы к Господу, и говорили: согрешили мы пред Тобою, потому что оставили Бога нашего и служили Ваалам. И сказал Господь сынам Израилевым: не угнетали ли вас Египтяне, и Аморреи, и Аммонитяне, и Филистимляне, и Сидоняне, и Амаликитяне, и Моавитяне, и когда вы взывали ко Мне, не спасал ли Я вас от рук их? А вы оставили Меня и стали служить другим богам; за то Я не буду уже спасать вас: пойдите, взывайте к богам, которых вы избрали, пусть они спасают вас в тесное для вас время. И сказали сыны Израилевы Господу: согрешили мы; делай с нами все, что Тебе угодно, только избавь нас ныне. И отвергли от себя чужих богов и стали служить [только] Господу. И не потерпела душа Его страдания Израилева» (Суд. 10:10—16). Удивительная Божья любовь, прощение. Давайте вспомним, сколько раз мы прощали своим обидчикам? А сколько раз врагам? А быть может, тем, кто принёс нам невосполнимую утрату, постоянно кровоточащую сердечную рану? Трудный вопрос. А Бог прощает. Он не просто даже прощает, а даёт нам силы, и даже не просто даёт нам силы, Он спасает нас. И вот «Аммонитяне собрались и расположились станом в Галааде; собрались также сыны Израилевы и стали станом в Массифе. Народ и князья Галаадские сказали друг другу: кто начнет войну против Аммонитян, тот будет начальником всех жителей Галаадских» (Суд. 10:17—18). После размышлений выбор галаадитян падает на Иеффая. Это был человек очень сложной судьбы, в чём-то похожей на судьбу Авимелеха. Он был сыном знатного и богатого иудея, питавшего слабость к прекрасному полу и имевшего много детей. И вот от его связи с одной блудницей и родился Иеффай, которого отец берёт к себе в дом. Детство и юность сына блудницы проходят в достатке, ибо отец любил его и, видимо, оставил значительную часть наследства. Этому факту очень завидовали другие его дети от законной жены, не желая делиться отцовским наследием с каким-то сыном блудницы. И потому по смерти отца они, пользуясь силой, изгоняют Иеффая из дома, лишая земельного надела. [Тантлевский. Указ. соч. С. 165]. Оказаться в те дни без дома и родства было равносильно гибели или вступлению на путь вольной жизни, т. е., по сути, заниматься разбоем. Иеффай убегает от братьев в землю Тов, где становится предводителем бродяг, живущих разбоем. Тов или нынешняя Ледока находится в области ската лавы с Хауранских гор и имеет вид почти равностороннего треугольника; её ущелья служили всегда убежищем для людей, стоящих вне закона. [Ренан. Указ. соч. С. 127]. Иеффай был прирожденным лидером и потому в скором времени вокруг него группируется уже мощная сила, состоящая из таких же изгоев общества, как и он сам. И всё же при внешне весьма неблагоприятном виде его группы, в ней было что-то отличное от того, что наблюдалось у наёмников того же Авимелеха. И связано это было, конечно же, во многом с личностью самого Иеффая, к которому и прибывают послы от израильтян. «Во время войны Аммонитян с Израильтянами пришли старейшины Галаадские взять Иеффая из земли Тов и сказали Иеффаю: приди, будь у нас вождем, и сразимся с Аммонитянами. Иеффай сказал старейшинам Галаадским: не вы ли возненавидели меня и выгнали из дома отца моего? зачем же пришли ко мне ныне, когда вы в беде? Старейшины Галаадские сказали Иеффаю: для того мы теперь пришли к тебе, чтобы ты пошел с нами и сразился с Аммонитянами и был у нас начальником всех жителей Галаадских. И сказал Иеффай старейшинам Галаадским: если вы возвратите меня, чтобы сразиться с Аммонитянами, и Господь предаст мне их, то останусь ли я у вас начальником? Старейшины Галаадские сказали Иеффаю: Господь да будет свидетелем между нами, что мы сделаем по слову твоему!» (Суд. 11:5—10). Иеффай был научен человеческой несправедливости и потому хотел на этот раз получить заверение того, что его не вышвырнут снова из родных мест, как изгоя. В его поведении мы видим несколько важных черт. Во-первых, это человек не злопамятный. Ибо другой на его месте радовался бы унижениям и страданиям тех, кто исковеркал на много лет его судьбу. Во-вторых, он остался патриотом своей страны. Ведь ему было бы более выгодно остаться в стороне от израильско-аммонитского конфликта, в результате которого были бы ослаблены обе стороны, и ему бы досталась лёгкая добыча. Опасаться же аммонитян у него не было оснований, поскольку земля Тов давала ему хорошее укрытие, и, кроме того, сыны Амона были заняты войной с Израилем. И, наконец, у Иеффая не было городов, деревень, которые могли бы быть сожжены врагом. У него были мобильные отряды, которым было нечего терять, и которые могли спокойно уйти на время нашествия и затем снова вернуться. В-третьих, это был мужественный человек. Он ставит под угрозу свою жизнь, вступая в единоборство с противником, намного превосходящим его силы. И, наконец, четвёртое: в отличии от Авимелеха, он не имел царских амбиций. [Циркин. Указ. соч. С. 129]. Примечательно, что как только израильтяне поставили его над собой начальником, он предстаёт пред лицо Господа в Массифе. Он осознавал, что победа зависит от Господа. Таков был вчерашний разбойник Иеффай, не получивший богословского образования, изгнанный из дома, скитавшийся в горах, атаман банды, но стремившийся сердцем к Господу и к выполнению Его дела. Последующие события показывают нам, что Иеффай с большим тактом и дипломатичностью приступает к переговорам с аммонитянами. «И послал Иеффай послов к царю Аммонитскому сказать: что тебе до меня, что ты пришел ко мне воевать на земле моей? Царь Аммонитский сказал послам Иеффая: Израиль, когда шел из Египта, взял землю мою от Арнона до Иавока и Иордана; итак возврати мне ее с миром [и я отступлю]. [И возвратились послы к Иеффаю.] Иеффай в другой раз послал послов к царю Аммонитскому, сказать ему: так говорит Иеффай: Израиль не взял земли Моавитской и земли Аммонитской; ибо когда шли из Египта, Израиль пошел в пустыню к Чермному морю и пришел в Кадес; оттуда послал Израиль послов к царю Едомскому сказать: „позволь мне пройти землею твоею“; но царь Едомский не послушал; и к царю Моавитскому он посылал, но и тот не согласился; посему Израиль оставался в Кадесе. И пошел пустынею, и миновал землю Едомскую и землю Моавитскую, и, придя к восточному пределу земли Моавитской, расположился станом за Арноном; но не входил в пределы Моавитские, ибо Арнон есть предел Моава. И послал Израиль послов к Сигону, царю Аморрейскому, царю Есевонскому, и сказал ему Израиль: позволь нам пройти землею твоею в свое место. Но Сигон не согласился пропустить Израиля чрез пределы свои, и собрал Сигон весь народ свой, и расположился станом в Иааце, и сразился с Израилем. И предал Господь Бог Израилев Сигона и весь народ его в руки Израилю, и он побил их; и получил Израиль в наследие всю землю Аморрея, жившего в земле той; и получили они в наследие все пределы Аморрея от Арнона до Иавока и от пустыни до Иордана. Итак Господь Бог Израилев изгнал Аморрея от лица народа Своего Израиля, а ты хочешь взять его наследие? Не владеешь ли ты тем, что дал тебе Хамос, бог твой? И мы владеем всем тем, что дал нам в наследие Господь Бог наш. Разве ты лучше Валака, сына Сепфорова, царя Моавитского? Ссорился ли он с Израилем, или воевал ли с ними? Израиль уже живет триста лет в Есевоне и в зависящих от него городах, в Ароере и зависящих от него городах, и во всех городах, которые близ Арнона; для чего вы в то время не отнимали [их]? А я не виновен пред тобою, и ты делаешь мне зло, выступив против меня войною. Господь Судия да будет ныне судьею между сынами Израиля и между Аммонитянами! Но царь Аммонитский не послушал слов Иеффая, с которыми он посылал к нему» (Суд. 11:12—28). Так Аммонитский царь сам избирает свою участь. Стороны начинают готовиться к войне. И вот, в этот критический момент напряжения всех физических и эмоциональных сил Иеффай даёт свой роковой обет. «И дал Иеффай обет Господу и сказал: если Ты предашь Аммонитян в руки мои, то по возвращении моем с миром от Аммонитян, что выйдет из ворот дома моего навстречу мне, будет Господу, и вознесу сие на всесожжение» (Суд. 11:30—31). Вдумаемся в него. По сути, слова этого обета противоречат сами себе, они не совместимы, и вот почему: Иеффай обещает вознести во всесожжение первого, кто выйдет ему навстречу. Но кого он мог предполагать встретить? Собак израильтяне не держали в домах, как любимцев, по типу нашего времени. Да к тому же собака в качестве жертвы, согласно законам Моисея, не годилась. В жертву могло быть принесено только чистое животное. Сельскохозяйственные животные были в домах израильтян, но они не разгуливали по окрестностям и выйти из своих загонов, конечно, не могли. Получается, что Иеффай должен был подразумевать человеческое жертвоприношение. Но они были строжайшим образом запрещены Божьим законом. И те народы, которые их приносили, в том числе и аммонитяне, были осуждены Богом. «Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их от лица твоего; будь непорочен пред Господом Богом твоим» (Втор. 18:10—13). Проводить сына или дочь через огонь означало приносить их в жертву. Это не было какой-то богословской тонкостью, и потому не знать этого Иеффай не мог. Слепой и фанатичной веры у него тоже не было, о чём свидетельствует его осознанный выбор встать во главе израильтян в войне с аммонитянами. А вот порывистость, как у апостола Петра, у Иеффая была очень сильно выражена, в чём мы убедимся и в дальнейшем. Потому обет Иеффая противоречил сам себе. Если бы судья взвесил те слова, что он произносит, то с Божьей помощью он бы обязательно увидел бы полную нелогичность своего обета, где вера в Бога переплелась с попранием Его принципов любви. Да, и сам факт подобного обета, по сути, был ли нужен, ибо ведь на борьбу с аммонитянами Его послал Бог, возложив на его плечи функции избавителя израильтян. Священное Писание предостерегает нас от клятв, т. е. от предложений взять что-либо в залог, в подтверждение своих слов. Но у нас нет ничего своего, что бы мы могли заложить, да и мы не свои. Всё в руках Бога. Другое дело, когда клятва представляет собой присягу или торжественное обещание. Так, когда первосвященник обратился ко Христу со словами: «Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?» (Мф. 26:63), Христос не сделал первосвященнику замечания в грехе этого требования. Об обещании, которое надо выполнять, пишет и Давид. «Господи! кто может пребывать в жилище Твоем? кто может обитать на святой горе Твоей? Тот, в глазах которого презрен отверженный, но который боящихся Господа славит; кто клянется, хотя бы злому, и не изменяет» (Пс. 14:1, 4). Итак, Иеффай даёт свой обет. «Затем он сошёлся с врагами, победил и перерезал множество их, и преследовал их до города Минифа. Вторгнувшись далее в страну Аммонитскую, он разрушил массу городов, захватил богатую добычу и освободил своих соотечественников от ига, которое они несли в продолжении восемнадцати лет. Когда же он возвращался домой, с ним случилось несчастье, испортившее ему всю радость по поводу одержанной победы. Дело в том, что навстречу ему вышла его единственная дочь. Она была ещё девушкой. В страшном отчаянии Иеффай разрыдался от горя и стал укорять дочь в поспешности, с которой она вышла встречать его». [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 7, 10. С. 247—248]. Здесь мы видим вновь порывистость и неадекватность поведения судьи. Причём тут была его дочь? И вполне естественно, что она вышла первой встретить отца, вернувшегося из дальнего и опасного похода. «И пришел Иеффай в Массифу в дом свой, и вот, дочь его выходит навстречу ему с тимпанами и ликами: она была у него только одна, и не было у него еще ни сына, ни дочери. Когда он увидел ее, разодрал одежду свою и сказал: ах, дочь моя! ты сразила меня; и ты в числе нарушителей покоя моего! я отверз [о тебе] уста мои пред Господом и не могу отречься. Она сказала ему: отец мой! ты отверз уста твои пред Господом — и делай со мною то, что произнесли уста твои, когда Господь совершил чрез тебя отмщение врагам твоим Аммонитянам. И сказала отцу своему: сделай мне только вот что: отпусти меня на два месяца; я пойду, взойду на горы и оплачу девство мое с подругами моими. Он сказал: пойди. И отпустил ее на два месяца. Она пошла с подругами своими и оплакивала девство свое в горах. По прошествии двух месяцев она возвратилась к отцу своему, и он совершил над нею обет свой, который дал, и она не познала мужа. И вошло в обычай у Израиля, что ежегодно дочери Израилевы ходили оплакивать дочь Иеффая Галаадитянина, четыре дня в году» (Суд. 11:34—40). Что же произошло в те далекие времена? Как окончила свою жизнь дочь Иеффая? Существует несколько версий историков и теологов, но давайте попытаемся проследить, что говорит сама Библия по этому вопросу. На первый взгляд, складывается впечатление, что Иеффай принёс её во всесожжение. Но этому есть ряд принципиальных возражений. Во-первых, дочь Иеффая говорит, что она пойдет с подругами оплакивать не свою жизнь, а девство (Суд. 11:37). И так же, когда пишется об исполнении Иеффаем своей клятвы, то говорится, что она не познала мужа. Если бы её действительно принесли во всесожжение, то эта фраза была бы, конечно, совершенно излишней. Но Библия именно на ней делает акцент, когда говорит об исполнении Иеффаем своего обета. Во-вторых, если бы было совершено человеческое жертвоприношение, то Библия, безусловно, осудила бы того, кто это сделал, тем более, если это был судья Израиля. Писание, как мы видели, фиксирует наше внимание на куда менее важных ошибках своих героев, как в случае с Гедеоном, Авимелехом, Вараком, о чём мы упоминали выше. Здесь же оно хранит почему-то молчание. В-третьих, апостол Павел называет Иеффая одним из героев веры (Евр. 11:32), что вряд ли бы относилось к человеку, который совершил бы такое преступление, не раскаялся бы в нём и попал в перечень тех, кто нам оставлен, как пример для подражания. Но в то же самое время Библия утверждает, что судья исполнил свой обет. Чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо обратиться к некоторым особенностям системы жертвоприношений, существовавшей в Древнем Израиле. Вот, что об этом говорится: «Все, разверзающее ложесна у всякой плоти, которую приносят Господу, из людей и из скота, да будет твоим; только первенец из людей должен быть выкуплен, и первородное из скота нечистого должно быть выкуплено; а выкуп за них: начиная от одного месяца, по оценке твоей, бери выкуп пять сиклей серебра, по сиклю священному, который в двадцать гер; но за первородное из волов, и за первородное из овец, и за первородное из коз, не бери выкупа: они святыня; кровью их окропляй жертвенник, и тук их сожигай в жертву, в приятное благоухание Господу» (Числ. 18:15—17). Итак, человек в жертву не приносился. За него давался выкуп. «Отделяй Господу все [мужеского пола] разверзающее ложесна; и все первородное из скота, какой у тебя будет, мужеского пола, [посвящай] Господу, а всякого из ослов, разверзающего [утробу], заменяй агнцем; а если не заменишь, выкупи его; и каждого первенца человеческого из сынов твоих выкупай» (Исх. 13:12—13). И, наконец, «Объяви сынам Израилевым и скажи им: если кто дает обет посвятить душу Господу по оценке твоей, то оценка твоя мужчине от двадцати лет до шестидесяти должна быть пятьдесят сиклей серебряных, по сиклю священному; если же это женщина, то оценка твоя должна быть тридцать сиклей; от пяти лет до двадцати оценка твоя мужчине должна быть двадцать сиклей, а женщине десять сиклей; а от месяца до пяти лет оценка твоя мужчине должна быть пять сиклей серебра, а женщине оценка твоя три сикля серебра; от шестидесяти лет и выше мужчине оценка твоя должна быть пятнадцать сиклей серебра, а женщине десять сиклей. Если же он беден и не в силах отдать по оценке твоей, то пусть представят его священнику, и священник пусть оценит его: соразмерно с состоянием давшего обет пусть оценит его священник» (Лев. 27:2—8). Библия знает примеры пожизненного посвящения на служение Господу. «И я отдаю его Господу на все дни жизни его, служить Господу» (1 Цар. 1:28). А так же о том, что при скинии служение выполняли женщины. «Илий же был весьма стар и слышал все, как поступают сыновья его со всеми Израильтянами, и что они спят с женщинами, собиравшимися у входа в скинию собрания» (1 Цар. 2:22). Таким образом, дочь Иеффая была посвящена на служение Господу в скинию по обету безбрачия. [Уолтон. Мэтьюз. Чавалес. Указ. соч. С. 293]. Поэтому Писание и делает акцент на то, что дочь Иеффая не познала мужа. Поражает в этой истории и мужество и посвященность этой юной девушки, понимавшей то, что отец не может изменить словам обета и при этом даже ободряющей его. Впереди перед ней открывалась прекрасная перспектива. Отец — судья Израиля. Значит, будет хороший жених, достаток. И этим всем она жертвует на служение Богу, поскольку её отец произнёс этот обет. Вскоре после указанных событий резко обостряются отношения в самом Израиле. Дело в том, что «успех Иеффая возбудил зависть в ефремлянах, как ранее успех Гедеона. Они стали жаловаться, что им не предложили участвовать в борьбе с аммонитянами; между тем, в действительности, они сами не захотели явиться в момент опасности». [Ренан. Указ. соч. С. 129]. Гордыня и болезненное самолюбие были вообще отличительной чертой сынов Ефрема. В своё время, дабы избежать гражданской войны, Гедеон, как мы помним, путём умаления собственного «я» и предоставления ефремлянам определенной доли сумел избежать конфликта. Но Иеффай был не таков. Это был, как мы уже отмечали, человек порывистый, горячий, часто непредсказуемый в своих действиях. И потому, когда он отправил послов к ефремлянам, передав через них: «Я и народ мой имели с Аммонитянами сильную ссору; я звал вас, но вы не спасли меня от руки их; видя, что ты не спасаешь меня, я подверг опасности жизнь мою и пошел на Аммонитян, и предал их Господь в руки мои; зачем же вы пришли ныне воевать со мною?» (Суд. 12:2—3), и получив отрицательный ответ, решил показать им, кто прав. «И собрал Иеффай всех жителей Галаадских и сразился с Ефремлянами, и побили жители Галаадские Ефремлян, говоря: вы беглецы Ефремовы, Галаад же среди Ефрема и среди Манассии. И перехватили Галаадитяне переправу чрез Иордан от Ефремлян, и когда кто из уцелевших Ефремлян говорил: „позвольте мне переправиться“, то жители Галаадские говорили ему: не Ефремлянин ли ты? Он говорил: нет. Они говорили ему „скажи: шибболет“, а он говорил: „сибболет“, и не мог иначе выговорить. Тогда они, взяв его, заколали у переправы чрез Иордан. И пало в то время из Ефремлян сорок две тысячи» (Суд. 12:4—6). Дело в том, что «в родственных семитских языках Ближнего Востока некоторые согласные звуки произносятся по-разному. Одним из примеров вариативного произношения, строящегося на чередовании двух согласных звуков sh и th, из угаритского (родственного хананейскому) языка, является древнееврейский согласный shin (sh). Так, слово „три“ на древнееврейском языке — shalosh, на угаритском — thalath, на арамейском — talat. Примечательно, что для языка аммонитян также было характерно произношение th. Различие в речи ефремлян и галаадитян проявилось в произношении именно этого звука. Как это обычно бывает, в родном диалекте, без практики оказалось непросто… Ефремляне обычно произносили это слово как „сибболет“, тогда как жители Галаада, говорившие на том же диалекте, что и аммонитяне, произносили его как thibboleth (шибболет). Испытывая подозреваемых ефремлян, галаадитяне заставляли их произнести thibboleth, на что ефремляне могли ответить только „сибболет“. Слово shibboleth означает речной поток». [Уолтон. Мэтьюз. Чавалес. Указ. соч. С. 293—294]. Так погибли сорок две тысячи человек. Погибли из-за гордости одних и нежелания вести переговоры — других. Истребление же ефремлян при переправе было вообще лишено военного смысла и походило больше на бойню. А ведь стоило судье проявить чуть больше терпения, умалить себя в чём-то, и кровопролития, быть может, удалось бы избежать, и уж точно — истребления ефремлян на переправе. Как часто и нас губит наша горячность, нежелание подождать, лишний раз всё взвесить, переговорить с человеком. Недолгих шесть лет судил Израиль Иеффай, спокойно умерев и быв погребенным на родной для себя Галаадской земле. С позиции сегодняшнего дня трудно дать исчерпывающую оценку деятельности того или иного человека. Но что отличает, всё же, фигуру Иеффая, несмотря на его горячность, порывистость, неоправданные часто действия — это его открытое сердце. Нигде в хрониках мы не видим его строящим козни, перешептывающимся с кем-то, вынашивающим амбициозные планы. Он всегда говорил прямо и откровенно, будь-то с послами Израиля, аммонитянами или ефремлянами, или с собственной дочерью. Он ошибался и падал, но ошибался и падал не вследствие того, что строил кому-то козни и в ответ пожинал то же, подобно Авимелеху, но потому, что не имел терпения. Хотел решать дело Божье быстро и решительно, забывая, однако, порой, спросить совета у Бога. И именно это открытое сердце, лишённое лукавства и гордыни, позволило стать в конце-концов разбойнику из земли Тов судьёй Израиля и героем веры.

Глава 24

О красоте пленяющей и убивающей.

По смерти Иеффая и непродолжительного времени судейства Есевона, Елона и Авдона страна вновь погружается в полосу гражданских смут, духовного кризиса, становясь лёгкой добычей для воинственных филистимлян. Последние, выйдя с острова Крит, прославились как страшные банды завоевателей, опустошавшие своими набегами многие страны Средиземноморья и заставившие трепетать даже Египет. Осев в Палестине, филистимляне образуют конфедерацию, состоящую из пяти городов: Аскалона, Аккарона, Азота, Газы и Гефа. Каждый из них управлялся независимым царём и потому эти пять городов назывались часто царскими городами. Благодаря обладанию секретами производства железа, а так же жёсткой дисциплине и постоянным походам, армия филистимлян считалась одной из лучших в Древнем мире (Подробно об истории, библейских пророчествах и археологии филистимлян см. Опарин А. А. В поисках бессмертия. Археологическое исследование Первой книги Царств. Харьков: Факт, 2004). В своё время, по смерти Иисуса Навина, израильтяне совершили ряд удачных военных походов против филистимлян, покорив некоторые из их городов. Но от полного уничтожения спасли филистимлян начавшиеся у сынов Израиля внутренние конфликты и духовный кризис. И вот теперь уже, спустя триста лет, филистимляне господствуют над теми, кто некогда чуть не покорил их. Долгие сорок лет продолжалось невыносимо тяжёлое филистимское иго. И вот в конце этого периода происходит Событие, которого так долго ждал Израиль, и о чём молились тысячи людей. «В то время был человек из Цоры, от племени Данова, именем Маной; жена его была неплодна и не рождала. И явился Ангел Господень жене и сказал ей: вот, ты неплодна и не рождаешь; но зачнешь, и родишь сына; итак берегись, не пей вина и сикера, и не ешь ничего нечистого; ибо вот, ты зачнешь и родишь сына, и бритва не коснется головы его, потому что от самого чрева младенец сей будет назорей Божий, и он начнет спасать Израиля от руки Филистимлян. Жена пришла и сказала мужу своему: человек Божий приходил ко мне, которого вид, как вид Ангела Божия, весьма почтенный; я не спросила его, откуда он, и он не сказал мне имени своего; он сказал мне: „вот, ты зачнешь и родишь сына; итак не пей вина и сикера и не ешь ничего нечистого, ибо младенец от самого чрева до смерти своей будет назорей Божий“. Маной помолился Господу и сказал: Господи! пусть придет опять к нам человек Божий, которого посылал Ты, и научит нас, что нам делать с имеющим родиться младенцем. И услышал Бог голос Маноя, и Ангел Божий опять пришел к жене, когда она была в поле, и Маноя, мужа ее, не было с нею. Жена тотчас побежала и известила мужа своего и сказала ему: вот, явился мне человек, приходивший ко мне тогда. Маной встал и пошел с женою своею, и пришел к тому человеку и сказал ему: ты ли тот человек, который говорил с сею женщиною? [Ангел] сказал: я. И сказал Маной: итак, если исполнится слово твое, как нам поступать с младенцем сим и что делать с ним? Ангел Господень сказал Маною: пусть он остерегается всего, о чем я сказал жене; пусть не ест ничего, что производит виноградная лоза; пусть не пьет вина и сикера и не ест ничего нечистого и соблюдает все, что я приказал ей. И сказал Маной Ангелу Господню: позволь удержать тебя, пока мы изготовим для тебя козленка. Ангел Господень сказал Маною: хотя бы ты и удержал меня, но я не буду есть хлеба твоего; если же хочешь совершить всесожжение Господу, то вознеси его. Маной же не знал, что это Ангел Господень. И сказал Маной Ангелу Господню: как тебе имя? чтобы нам прославить тебя, когда исполнится слово твое. Ангел Господень сказал ему: что ты спрашиваешь об имени моем? оно чудно. И взял Маной козленка и хлебное приношение и вознес Господу на камне. И сделал Он чудо, которое видели Маной и жена его. Когда пламень стал подниматься от жертвенника к небу, Ангел Господень поднялся в пламени жертвенника. Видя это, Маной и жена его пали лицем на землю. И невидим стал Ангел Господень Маною и жене его. Тогда Маной узнал, что это Ангел Господень. И сказал Маной жене своей: верно мы умрем, ибо видели мы Бога. Жена его сказала ему: если бы Господь хотел умертвить нас, то не принял бы от рук наших всесожжения и хлебного приношения, и не показал бы нам всего того, и теперь не открыл бы нам сего. И родила жена сына, и нарекла имя ему: Самсон. И рос младенец, и благословлял его Господь. И начал Дух Господень действовать в нем в стане Дановом, между Цорою и Естаолом» (Суд. 13:2—25). Как сходна эта история с той, которая произойдёт спустя века сначала с Иоанном Крестителем, рождение которого было также чудесным образом возвещено Ангелом и, наконец, с приходом на нашу землю Господа Иисуса Христа. Как сходны эти истории… Явление Ангела в годину кризиса, духовных исканий и смут, благоговение родителей перед великим предначертанием, которое совершилось в их жизни. Наконец, рождение того, кто должен был стать избавителем народа. Как между собой схожи и эти стихи, в которых повествуется о начале жизни возвещённых Ангелом детей. «И родила жена сына, и нарекла имя ему: Самсон. И рос младенец, и благословлял его Господь» (Суд. 13:24); «Младенец же возрастал и укреплялся духом, и был в пустынях до дня явления своего Израилю» (Лук. 1:80); «Иисус же преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков» (Лук. 2:52). Как сходно начало их пути и как будет различен финал! Каждому из всех когда-либо рождённых детей Господь желает лишь добра, уготовав спасение через принятие Иисуса Христа и следование Божьему закону. Каждый из всех рождённых детей на нашей планете уникален в глазах Бога. Каждому из них Он дал жизнь, чтобы ею они славили Его, помогали ближним и были бы счастливы. Но вот рождаются дети, вначале очень схожие между собой. Схожие до такой степени, что в родильных домах каждому из них на ручку прикрепляется ярлычок с номером, чтобы не перепутать. Ибо порой даже мать не может сразу отличить своё дитя, настолько они схожи между собой. Они одинаково беспомощны, одинаково не умеют говорить, обладают одинаковым объемом представлений об этом мире, не знают ещё добра и зла. И вот начинается их жизнь, вначале также, вроде бы, ничем не примечательная. Учатся говорить, ходить, писать первые слова. Всё, вроде бы, вновь так одинаково. Но затем, как бы вдруг, вырастают разные дети. Одни хорошо занимаются в школе, а другие не могут выучить урок. Одни любят читать книги, а другие всё свободное время проводят за компьютерными играми. Одни идут в институт, а другие — в подворотню. Одни становятся врачами, исцеляя людей, а другие калечат этих же самых людей. Одни возвращаются после работы домой, к жене и детям, а другие — к любовнице. Одни склоняют колени перед Богом, а другие — перед чашей с вином. Куда же делись эти милые и столь похожие друг на друга дети, шедшие так долго в ногу, но затем как-то разошедшиеся. Когда же произошло это внезапное разделение их жизненных путей. Когда? Да и внезапно ли? Как сделать, чтобы мой ребёнок не повторил трагичной судьбы Самсона? Как сделать, чтобы появившийся на свет младенец был бы счастлив? Как сделать, чтобы ход Времени стал для него благословением, а не проклятием? Книга Судей и история Самсона раскрывают нам ряд секретов этого. В чём же они заключаются? Первое. Явившись к жене Маноя, Ангел сказал: «Вот, ты неплодна и не рождаешь; но зачнешь, и родишь сына» (Суд. 13:3). Сегодня, быть может, Ангел не является к нам, когда мы ожидаем ребенка. Но дети — это дар Божий. И потому, даже если Ангел и не явился нам, как жене Маноя, мы можем быть уверены, что эта торжественная весть о рождении сына или дочери дана нам от Бога. Но сознаём ли мы ответственность этого? Ответственность того, что в наши руки даётся новый человек, за которого мы несём ответственность перед Самим Богом. Скольких бы случайных связей, в результате которых рождаются дети, от которых отрекается с каждым годом всё большее число родителей, удалось бы избежать. Учёными медиками показано, что недоношенные дети рождаются чаще у женщин, не состоящих в браке! [Шабалов Н. П. Неонатология. В 2 т. СПб.: Специальная литература, 1997. Т. 1. С. 249]. Так сегодня показана прямая связь между попранием моральных норм и физической патологией. Сегодня учёными показано, что ребёнок начинает чувствовать, ещё находясь в утробе матери. Он подсознательно может ощущать, когда он лишний, нежданный ребенок. И потому, ещё только появляясь на свет, он рождается с чувством неполноценности. Более того, показано, что «немаловажное значение имеет отношение женщины к беременности. В случае нежелательной беременности преждевременное рождение ребёнка наступает в 2 раза чаще»! [Шабалов Н. П. Указ. соч. Т. 1. С. 249]. Скольких бы не было абортов, или убийств, случайных, «лишних» детей, если бы каждый осознавал, что ребёнок — это дар Божий. Второе. Обращаясь к жене Маноя, Ангел сказал: «Итак берегись, не пей вина и сикера, и не ешь ничего нечистого» (Суд. 13:4). Это повеление как никогда актуально в наши дни. Дни, когда молодые матери пьют, курят, употребляют даже порой лёгкие наркотики. Употребляют не задумываясь над тем, что убивают этим и себя, и своё дитя, которое рождается на свет у таких матерей с различными уродствами физического или психического плана. Так, к примеру, исследования, проведённые в Великобритании, Канаде и США показывают, что до 10% преждевременных родов связаны с курением беременной женщины. [Шабалов. Указ. соч. Т. 1. С. 249]. Не меньшее значение играет и то питание, которое получает беременная. Нечистая пища, на которую делает акцент Ангел в разговоре с женой Маноя, такая как, свинина, морепродукты, крайне неблагоприятно влияет, как показано учеными, на организм будущей матери. В Библии впервые в мире были заложены основы профилактики успешного течения беременности и предотвращения преждевременных родов. В период Древнего мира, Средневековья и Нового времени никаких требований к режиму беременных не было. Третье. Получив обетование о рождении сына, Маной вопросил Ангела: «Как нам поступать с младенцем сим и что делать с ним?» (Суд. 13:12). Так Маной вопрошал Господа. А спрашиваем ли мы в молитвах у Бога, как нам воспитывать наших детей, как поступать с ними? Сегодня мы имеем Слово Божье, где даны эти советы, но читаем ли мы их и следуем ли мы им? Как показывает священная история и повседневная жизнь нашего времени, даже верующие родители, в том числе и служители, часто проявляют крайнюю небрежность в воспитании детей, соблюдая лишь внешнюю сторону, ограничиваясь лишь чтением «Утреннего стража» по утрам. Интересоваться духовной жизнью ребенка, направляя её, жить его проблемами, иметь с ним доверительные отношения — вот что очень важно. Но к сожалению, родители Самсона оставили нам не только добрые примеры. Они оставили нам и советы того, как не надо поступать родителям. Но эти советы для нас также являются не менее ценными. Прошло много лет, и маленький Самсон стал юношей. И вот «однажды, во время праздника, Самсон пришёл со своими родителями в филистимский город Фимнафу и, полюбив там туземную девушку, стал просить своих родителей позволить ему жениться на ней». [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 6, 5. С. 250]. Цора, где родился Самсон, располагалась в долине Сорек, примерно в 20 км к западу от Иерусалима, невдалеке от филистимских земель. Город же Фимнафа, куда отправился на праздник Самсон, был расположен в 6 км к западу от Цоры. Это был небольшой городок со смешанным филистимско-израильским населением. Археологические раскопки, проведенные на этом месте, выявили следы поседения, относящегося ко времени Самсона. [Уотсон. Мэтьюз. Чавалес. Указ. соч. Т. 1. С. 296]. Итак, первое, что бросается в глаза в этой начинающейся драме, так это то, что делал Самсон и его родители на празднике в Фимнафе. Праздники в этих краях, контролируемых филистимлянами, носили, безусловно, языческий характер, сопровождаясь поклонением языческим божествам, священными попойками, весьма распространенными у филистимлян (о чём подробнее будет сказано ниже), религиозным стриптизом жриц и всевозможными половыми извращениями и излишествами, прославляющими плодородие. Словом, это было не то место, где должен был присутствовать в качестве гостя назорей Божий. Самсон и его родители вступили на запрещённую территорию, контролируемую злыми силами. Эти территории есть и сегодня. Это ночные клубы, дискотеки, бордели, игорные дома. Это те места, где Бога с нами не будет, если мы последуем туда, ища чего-то нового, или из любопытства. Этими территориями являются и служения отступивших от Бога и Его Истины церквей, во многих из которых совершаются служения массового, якобы, исцеления под «священный хохот», бормотание тарабарскими языками, грохот ударных инструментов, или где плачут статуи и люди морят себя голодом и постами во имя спасения, отрекаясь от мира, уходя в горы и леса. Хотим вновь подчеркнуть, что мы ни в коей мере не осуждаем последователей этих церквей или тех, кто сидит в ночных клубах. Мы верим, что среди них есть и Божьи дети, которых Христос выведет из мрака греха или лжеучений. Мы говорим лишь о том, что эти люди находятся на территории, где властвует не Бог. Чтение книг, имеющих астрологический, оккультный характер, слушание проповедей и лекций экстрасенсов, магов, предводителей духовных сект — это та территория, где Бога нет и это та территория, где нам, если мы себя считаем, конечно, последователями Христа, делать нечего. Ибо это опасно для нашей жизни. И как страшно, когда в домах у детей христиан и, тем более, служителей, звучит рок-музыка, висят портреты фотомоделей, дети играют в азартные игры, ища, по примеру Самсона, «разнообразия». И страшно, когда родители, ревностно осуждающие других детей за подобное, к своим проявляют мягкость — пусть «отдохнут», «развеются». Факт того, что Самсон пошёл в Фимнафу на праздник, свидетельствует о том, что что-то его туда «потянуло». Значит, что-то не удовлетворяло его. Значит, он искал чего-то… Значит, не был удовлетворён. И действительно, духовно зрелый человек, имеющий крепкие отношения с Господом, не будет искать подобных развлечений. И потому, когда наших детей начинает «тянуть» на запрещённые территории, то далеко недостаточно просто запретить им туда ходить, ибо силой от греха ещё никто никого не удержал. Более того, это делает часто грех ещё более привлекательным. Недаром говорят, что запретный плод сладок. История церкви знает много примеров того, когда жёсткая власть верующего отца удерживала детей от мира, но стоило ему умереть или быть арестованным за веру в 1930-е годы, как дети сразу же вырывались на «свободу». Если детей тянет в мир — то это очень часто вина родителей, непонятно почему полагающих, что если ребёнок родился в верующей семье, да ещё в семье служителя, то он автоматически становится верующим, да ещё и духовной элитой среди молодёжи. Самсону была предназначена высокая участь, но и она не гарантировала ему иммунитета от греха. Итак, если наших детей тянет в мир, то нам как раз есть, о чём подумать и задать себе ряд вопросов. Действительно ли я интересовался жизнью своего ребёнка? Не уделял ли я излишнее внимание религиозной форме? Не давил ли в религиозных вопросах, навязывая свою точку зрения? Жил ли я сам той жизнью и теми принципами, которые проповедовал своим детям? При разговоре с детьми из старых верующих семей очень часто отмечается одна схожесть, состоящая в том, что подавляющая часть этих детей (уже ставших взрослыми) говорит, что их родители не жили согласно с тем, о чём говорили. Соблюдая внешнюю святость, на самом деле, в семьях были скандалы, причём по самым меркантильным вопросам, главными из которых были претензии, что мало денег, которых не хватает на очередную шубу и лучшую иномарку. «Перемывание костей» другим членам церкви, дух зависти так же царили в семьях, при одновременном отсутствии доброты, понимания и искренности. И, конечно же, такая религия серой одежды, чопорных улыбок при отсутствии любви к людям не могла удовлетворить детские сердца. История нам не оставила причин того, почему Самсон решил вступить на эту запрещённую территорию. Насколько была в этом вина или недосмотр его родителей, друзей или какие-либо ещё факторы сыграли в этом роль, мы не знаем, но факт остаётся фактом: Самсон не был удовлетворён, он искал, его что-то не устраивало. Да, мы не знаем в отношении его, но в отношении себя и своих детей обязаны знать. И пример Самсона показывает и покажет нам, к чему может привести небрежение этим. И вот на языческом празднестве юноша знакомится с красавицей филистимлянкой. В отличии от израильтянок, почитавших Бога и сохранявших целомудрие и девичий стыд, филистимлянки, напротив, привлекали к себе внимание совершенно иным образом. Академик Винкельман, один из ведущих учёных XVIII столетия, оставивший труды, не потерявшие актуальности и в наши дни, очень тонко подметил одну черту греховной человеческой натуры. «Красота, созданная по законам искусства, скорее серьезная, чем легкомысленная, нравится обычному сознанию менее, чем заурядное хорошенькое лицо, которое может говорить и действовать. Причина этого явления лежит в наших страстях, возбуждаемых у большинства с первого взгляда: чувственность уже полна, когда рассудок только собирается воспринять красоту; и захватывает нас не красота, а сладострастие. Сообразно с этим, молодые люди с возбужденными страстями будут считать богинями женщин, черты лица которых дышат негой и желанием, если они даже и не подлинно красивы; на них меньше подействует вид красивой женщины, сдержанной и скромной в своих движениях и действиях, хотя бы она обладала сложением и величавостью Юноны». [Винкельман И. История искусства древности. Л.: ОГИЗ, 1933. С. 128—129]. Именно такие женщины и будут привлекать Самсона всю жизнь и именно такие женщины и такой вид красоты привлекает сегодня и подавляющее большинство мужчин. И вот, влюбившись в юную красавицу, Самсон «пошел и объявил отцу своему и матери своей и сказал: я видел в Фимнафе женщину из дочерей Филистимских; возьмите ее мне в жену. Отец и мать его сказали ему: разве нет женщин между дочерями братьев твоих и во всем народе моем, что ты идешь взять жену у Филистимлян необрезанных? И сказал Самсон отцу своему: ее возьми мне, потому что она мне понравилась» (Суд. 14:2—3). «Она мне понравилась» — и в этих словах заключено всё. Слово «Мне», «Я» — стоит на первом месте. Не Бог, не Его совет, а я, собственное человеческое «я». Слово «понравилась» так же весьма примечательно. Юноша не говорит, что мы подходим друг другу потому или поэтому, не говорит, что она добрая и хорошая девушка. Он просто говорит: «Она мне понравилась». Последующая история покажет, что эта девушка не обладала ни элементарной порядочностью, добротой, умом или чем-то хоть более-менее примечательным. Но она и понравилась Самсону не как человек, личность, а как представитель противоположного пола, имеющий хорошую фигуру, цвет волос и т. д. Последующие события покажут, также, что она не запала Самсону в сердце, он вскоре вообще забудет о ней, найдя новое увлечение. Да и знакомы они, практически, не были, чтобы узнать друг друга. Но для страсти ничего этого и не нужно. Итак, Самсон обращается к родителям с просьбой, чтобы они взяли её ему в жены. Заметим, что пока Самсон ещё понимает, что связь с женщиной вне брака незаконна и противоречит воле Божьей. Он не хочет, как назорей, иметь любовницу, что было бы грубейшим нарушением обета назорейства, он хочет иметь её как жену. Запомним это, ибо, исследуя историю падения этого человека, мы увидим, что вскоре он забудет об институте брака вообще, просто прелюбодействуя с понравившимися ему девицами. Но пока он только в самом начале своего пути. И вот, он просит родителей взять её ему в жены. Он поступает согласно обычаям того времени, по которым брак устраивался родителями и участие в этом процессе жениха или невесты было минимальным, и часто их мнения вообще не спрашивали. Если же даже юноше и удавалось каким-либо образом найти себе подходящую ему спутницу, ответившую ему взаимностью, то всё равно последнее слово принадлежало родителям, которые и вели между собой дальнейшие переговоры, в том числе и о размере выкупа за невесту, которому как тогда, так и сейчас на Востоке уделяется очень большое внимание. Когда Маной и его жена узнают о решении сына, они вначале призывают его найти невесту среди израильского племени, ибо, согласно законам Моисея, брак с язычницами и представительницами других народов был для израильтян запрещён. Это было вызвано тем, чтобы грехи этих народов и их варварская изуверская религия не проникали в среду Божьего народа. Но когда Самсон заявил им, что она ему понравилась, то родители исполнили его просьбу. А ведь они могли, используя своё влияние, помешать этому браку. Потакание своим детям не свидетельствует о проявлении к ним любви. Порой большим её проявлением является наказание. Но родители Самсона, зная, что брак с филистимлянкой не будет угоден Господу, тем более, учитывая то предназначение, которое возложено на их сына, дают всё же согласие на брак, способствуя этим, пусть и невольно, трагической кончине своего сына. Как часто и нам не хватает твёрдости, конечно, с любовью, по отношению к нашим детям. «Самсон добился наконец того, что девушку с ним обручили. С этих пор он часто стал навещать родителей своей невесты. В одно из таких посещений случилось, что по дороге попался Самсону лев, и, хотя юноша был совершенно безоружен, он не только не пустился бежать, но даже задавил его своими руками и бросил затем труп животного в кусты близ дороги. Когда он впоследствии вторично шел опять тою же дорогой к своей невесте, Самсон нашел целый рой пчел, засевших в трупе убитого им льва, вынул три ряда сот и с прочими подарками принес своей суженой. На свадебном пире, на который Самсон пригласил жителей Фамны, последние, побаиваясь необычайной силы юноши, дали ему, будто бы в дружки, но на самом деле для ограждения себя от всяких случайностей, тридцать самых сильных молодых людей. И вот, когда все в значительной мере напились и начались соответствующие подобному случаю игры и забавы, Самсон сказал: „Я вам задам загадку; если вы разгадаете ее мне в течение семидневного срока, то каждый из вас получит от меня в награду за остроумие по куску холста и по праздничной одежде“. Так как молодежь хотела блеснуть остроумием и вместе с тем воспользоваться такими выгодными условиями, то она согласилась, а Самсон на ее просьбы сообщить загадку сказал, что „нечто всеядное произвело из себя сладкую пищу, которая истекла из предмета, возбуждающего крайнее отвращение“. Когда, однако, юноши в продолжение трех дней никак не могли найти разгадку, то они обратились к жене Самсона с просьбою выведать ее от мужа и сообщить им (иначе, если она не исполнит их требования, они грозили сжечь ее живьем). Когда жена пристала к мужу сообщить ей разгадку, Самсон первоначально отказал ей в этом, но затем, когда она стала просить еще неотступнее, расплакалась и усмотрела в этом его молчании доказательство его нерасположения к ней, сообщил жене всю историю со львом и то, как он нашел в падали рой пчел и принес ей три ряда сот меду. Рассказывая все это, Самсон не предполагал с ее стороны никакой хитрости; жена же его сообщила обо всем этом тем, которые пригрозили ей. На седьмой день, в который по уговору должно было представить разгадку поданной загадки, юноши собрались у Самсона до заката солнца и объявили: „Для путника нет ничего хуже льва и нет ничего слаще меда“. Самсон же добавил: „И нет ничего коварнее женщины, которая выдала вам мою загадку“. Затем он отдал юношам обещанное, так как ему удалось ограбить нескольких попавшихся ему на пути жителей Аскалона (также филистимлян), и отказался совсем от своей жены. В ответ на его гнев последняя вышла замуж за того из друзей Самсона, который был у него главным распорядителем на свадьбе. Возмущенный такой гнусностью, Самсон порешил отомстить как ей, так и всем филистимлянам. Так как время было летнее и злаки на полях почти совершенно созрели, то он поймал трехсот лисиц, привязал к хвостам их зажженные факелы и выпустил их в поля филистимлян. Таким образом, вся жатва последних пропала. Когда филистимляне узнали, что это дело рук Самсона, а также сообразили, почему он так поступил с ними, они послали своих старшин в Фамну и велели им сжечь живьем новую жену Самсона со всеми ее родственниками, как виновниками этого их бедствия. Между тем Самсон успел перебить многих из жителей низменной части Филистеи и поселился на Эте, высокой скале в области колена Иудова». [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 8, 5—7. С. 251—252]. Таков был страшный финал этой истории, где свадебное вино перемешалось с кровью гостей пира, где свадебный альков сменился траурной одеждой, где брачная ночь перешла в горькое похмелье. Таков был итог путешествия Самсона в Фимнафу. Такова была цена его слов: «она мне понравилась». Всего лишь несколько дней разделили ликующего Самсона, идущего к своей невесте, и Самсона, ставшего свидетелем этого свадебного рокового кошмара. Но могла ли по-другому сложиться эта история? Могла ли филистимлянка не предать тайны своего мужа, могли ли умнее себя вести гости и отец невесты — не спешить с повторным выданьем дочери. Или мог бы Самсон проявить большее хладнокровие? Да, может быть, что-то из всего этого и могло бы быть по-другому, но финал этой истории всё равно был бы тем же. Ибо всё, что не по воле Божьей — грех. Отступая от заповедей Бога, мы накликаем на себя беды и проклятия. Отступая от Божьих повелений, мы отдаём себя в руки злой силе. Воспитание детей, первые их шаги в жизни, первый выбор в юности, как важен он. Как важна умелая и продуманная позиция родителей. И как бывает часто невозможно потом исправить то, что было сделано не так в детстве и юности. Для Самсона заканчивается юность, он вступает во взрослую жизнь, но уже неся с собой страшный багаж ошибок и греховных наклонностей юности. Сможет ли он победить их в дальнейшем, об этом мы узнаем, перевернув следующую страницу книги.

Глава 25

Миг, решивший участь.

Известие о страшном опустошении, произведённом израильтянами в филистимских владениях, всколыхнуло правителей царских городов. Как смели эти презренные иудеи, наши данники, осмелиться на подобную выходку? Разве они забыли, кто является хозяевами Палестины? Поэтому, недолго думая, филистимляне снаряжают карательную армию, направляя её в Иудею, вызвав там немалый переполох. «Когда же евреи стали жаловаться филистимлянам на то, что им совершенно несправедливо приходится расплачиваться за проделки Самсона, тем более, что они вдобавок платят еще дань филистимлянам, последние потребовали от них выдачи Самсона, если они хотят быть признаны невиновными. Желая развязаться со всеми этими неприятностями, евреи, в количестве трех тысяч тяжеловооруженных, отправились на скалу (на которой засел Самсон), стали жаловаться на его дерзкие с филистимлянами поступки, которые могут повести к гибельным для всего еврейского народа последствиям, и сказали, что явились с намерением схватить и выдать его филистимлянам. При этом они просили Самсона сдаться добровольно. Он же заставил их поклясться, что они не подвергнут его никакому насилию, а только выдадут его врагам, спустился со скалы и отдал себя во власть евреев. Последние связали его двумя веревками и повели к филистимлянам с целью выдать им его. Когда же они достигли одной местности, которая теперь, благодаря подвигу Самсона, носит название „Челюсти“, прежде, однако, не имела особого имени, и вблизи которой филистимляне расположились станом, и когда последние с радостными криками вышли навстречу евреям, как будто бы они уже достигли желанной цели, Самсон вдруг разорвал веревки, схватил тут же под его ногами валявшуюся ослиную челюсть и бросился с нею на врагов. Поражая их этой челюстью, он перебил до тысячи человек, остальные же в ужасе бросились бежать. В этом деле Самсон приписывал успех себе лично в большей мере, чем бы следовало, и хвастливо заявлял, что он, благодаря своей личной доблести, а никак не в силу помощи от Всевышнего, сумел лишь одною челюстью часть врагов своих перебить, часть же обратить в бегство. Когда же затем сильнейшая жажда обуяла Самсона, то он понял, что и наивысшая человеческая храбрость не имеет никакой цены, но что всякое решение в руках Божьих. Поэтому он обратился к Предвечному с молитвою, в которой просил Его не гневаться на него за прежние хвастливые речи и не предавать его врагам, но оказать поддержку в этом затруднительном положении и спасти от беды. Тогда Господь Бог внял молитве Самсона и вызвал из одной скалы обильный источник отличной воды; Самсон же назвал, ввиду всего этого происшествия, данную местность „Челюстью“, как она называется и поныне». [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 8, 8—9. С. 252—253]. Имея порывистый, необузданный характер, Самсон умел смиряться пред Богом, признавая свою вину. Это был смелый человек, который не побоялся вступить в единоборство с противником, во много раз превосходящим его силы. Он не стал отсиживаться или прятаться в ущельях Етама. Он смело, полагаясь на силу Божью, вступил в бой. «И был он судьею Израиля во дни Филистимлян двадцать лет» (Суд. 15:20). Вдумаемся в эту цифру. Двадцать лет он судил Израиль! И ни Библия, ни хроники нигде не говорят о его ошибках, недочётах или злоупотреблениях, что конечно же, было бы указано, если бы имело место. Двадцать лет он разбирал споры, вершил суд, заключал мир. Двадцать лет к нему стекался народ за справедливым судом. Часто этот библейский стих (Суд. 15:20) опускается и забывается перед подробно описанными историями Самсона с женщинами. А между тем этот стих содержит в себе известия о 20 годах его жизни и правления, а истории с женщинами занимают лишь считанные дни, недели. И потому этот человек и предстаёт в глазах большинства людей весьма однобоко. И многие вообще удивляются, как он «попал» в Библию. Недаром польский учёный З. Косидовский восклицает: «Поэтому следует удивляться, что редакторы Библии включили его историю в канонические книги, выставляя его в известной мере как образец для подражания. И не только включили, но и с грубым натурализмом изобразили вещи, которые, по совести говоря, не вполне пригодны для Писания, именуемого Священным». [Косидовский З. Библейские сказания. М.: Политиздат, 1978. С. 246]. И действительно, если бы Библию писали просто люди, то они не включили бы в неё «ненужных» подробностей из жизни Самсона. Они бы вообще хорошо «отредактировали» библейский текст, сделав его подобным Житиям Святых, герои которых уже с детства являются святыми и непогрешимыми. Но Библию писали люди под водительством Божьим, и Сам Господь является Редактором этой Книги, в которой содержатся и хорошие, и плохие сведения о её героях, как назидание нам, живущим сегодня. И ошибки людей, и их слабости и промахи описаны в ней подробнее успехов, чтобы мы учились на них. И потому в ней и представлен Самсон таким, каким он и был. Но Библия, как мы уже говорили, констатирует его не только греховные связи с женщинами, но и то, что он был справедливым судьей в течении 20 лет! А это очень немалый срок, который мог быть только по плечу смелому, решительному и умному человеку. Но у каждого из нас есть свои слабости, и дьявол хорошо знает их. Он бьёт именно по ним, и если мы начинаем ему потворствовать в этом, лелея их, то конец будет печален. Этой слабостью для сына Маноя были красивые женщины. Причём влекла его постоянно порочная красота — красота греха. Его влекли умеющие красиво предложить себя женщины, достигшие благодаря своему образу жизни большого в этом мастерства. И вот, «Пришел однажды Самсон в Газу и, увидев там блудницу, вошел к ней. Жителям Газы сказали: Самсон пришел сюда. И ходили они кругом, и подстерегали его всю ночь в воротах города, и таились всю ночь, говоря: до света утреннего подождем, и убьем его. А Самсон спал до полуночи; в полночь же встав, схватил двери городских ворот с обоими косяками, поднял их вместе с запором, положил на плечи свои и отнес их на вершину горы, которая на пути к Хеврону» (Суд. 16:1—3). Судья Израиля идёт к проститутке! Он встречает её там, где в городе находились продажные женщины. Место, которое сегодня во многих городах называется улицей красных фонарей. Он идёт в бордель, как мы бы сказали сегодня. Как сильного, импульсивного человека, его влекли женщины, которые могли бы возбудить в нём сильные чувства, желания. Женщины такого же импульса, каким обладал и он. Именно в их присутствии он расслаблялся, снимая тот стресс и груз ответственности за страну, который тяготил его. Он снимал его не перед Богом в молитве, не в исследовании своей жизни, не в кругу семейного очага, не, наконец, просто в сне. А снимал его на ложе с проститутками. И после этого шёл и судил народ. А где свой стресс, свой груз снимаем мы, люди, живущие сегодня? Количество любовниц, связей на стороне показывает, что большинство людей идёт тем же путём Самсона. После тяжёлого рабочего дня человек XXI века находит расслабление в вине, сигарете, а главное, в общении с женщинами того же класса, что и предпочитал Самсон. И переспав с ними, люди возвращаются, как ни в чем не бывало, в семью, потом идут на работу. А завтра круг повторяется. Но повторяться до бесконечности он не может, ибо есть конец всякой вещи под небом. И для одних этот конец — уход жены с детьми, для других — СПИД или сифилис, третьих — депрессия, а для четвёртых… и смерть! За удовольствия надо платить. И сатана всегда выставляет хороший счёт, включая туда цену не только товара — греха, но и прибавляя проценты за заказ и за обслуживание. И наших «денег» часто бывает недостаточно, чтобы оплатить этот счёт — цена которого — наша жизнь. Этот счёт был предъявлен, наконец, и Самсону. Однажды в одном из селений, располагавшихся в долине Сорек, где прошло детство и юность Самсона, он повстречал женщину весьма дурной репутации, но славящейся своей красотой и обаянием. Это была филистимлянка, которую звали Далида. «Когда он увидел её, он превратился в раба своей страсти. И он заставил себя забыть, что его возлюбленная симпатизирует филистимлянам, тогда как сам он посвятил свою жизнь освобождению Израиля от этих последних. Он не мог себе представить, что Далида в конце концов приведёт его к гибели». [Дин Э. Все женщины Библии. М.: Крон-Пресс, 1998. С. 103]. Он возомнил, что он единственный в её жизни. Самсону уже было за сорок, но он был слеп, глядя на филистимскую красавицу, умевшую в себе сочетать показную недоступность и утончённый разврат, так всегда привлекающие большинство мужчин. О связях Далиды с Самсоном скоро становится известно филистимским начальникам, которые, явившись к ней, предлагают ей узнать у судьи Израиля секрет его силы и обещая за это тысячу сто сиклей серебра. [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 8, 11. С. 253]. Это была поистине огромная сумма. Так, к примеру, годовой заработок наёмного рабочего составлял всего 10 сиклей, а участки земли, самое дорогое в то время, стоили от 400 до 600 сиклей. Сикль равнялся, примерно, 11 граммам серебра! Далиде, таким образом, было предложено более килограмма серебра. И она, не раздумывая, согласилась, ибо она привыкла брать деньги за свою ночную работу с клиентами и потому большой заработок её весьма прельстил. И она начинает действовать. «Он отказывался замечать, что Далида была коварной женщиной, занятой лишь тем, как открыть тайну его могучей силы, чтобы враги смогли победить его. Однажды, оставшись наедине с Самсоном, она дерзко спросила его: «…скажи, в чем великая сила твоя и чем связать тебя, чтобы усмирить тебя?» (Суд. 16:6). Она говорила шутливым тоном, как будто не веря, что кто-то может связать его». [Дин. Указ. соч. С. 104]. Шутливый тон, едкие замечания, игра прищуренными глазами — старые методы, используемые развратными женщинами. Печально, но в наши дни эти приёмы шутливого тона и колкостей стали весьма популярны среди девушек, считающих, что это делает их современными и популярными среди мужчин. Ещё более печально то, что это всё чаще и чаще начинает встречаться и среди христианских девушек. Как они бравируют своим умением поддевать и играть на чувствах молодых людей, заигрывая то с одним, то с другим, и стравливая их между собой. Как они любят гордиться тем, что умеют использовать людей и затем отбрасывать их как израсходованный материал. Как умеют играть в любовь, когда им что-то нужно. И с каким неповторимым упоением они подражают в поведении мирским певицам или телеведущим. Как это жалко бывает наблюдать на молодёжных встречах. Да, эти девушки пользуются спросом, но вопрос, у кого? А так же не мешало бы им узнать, что мнение о них тех, кого они «подцепили», крайне невелико, ибо они воспринимают их тоже, как товар, который после одноразового использования становится не очень интересным. Что же касается искренних ребят, то они рано или поздно, правда, порой, пережив сердечную рану, разбираются в этих современных Далидах. Но вкрадчивый тон и любовные приёмы не дают пока результата. Самсон несколько раз обманывает её. «Самсон сказал ей: если свяжут меня семью сырыми тетивами, которые не засушены, то я сделаюсь бессилен и буду как и прочие люди. И принесли ей владельцы Филистимские семь сырых тетив, которые не засохли, и она связала его ими. (Между тем один скрытно сидел у нее в спальне.) И сказала ему: Самсон! Филистимляне идут на тебя. Он разорвал тетивы, как разрывают нитку из пакли, когда пережжет ее огонь. И не узнана сила его. И сказала Далида Самсону: вот, ты обманул меня и говорил мне ложь; скажи же теперь мне, чем связать тебя? Он сказал ей: если свяжут меня новыми веревками, которые не были в деле, то я сделаюсь бессилен и буду, как прочие люди. Далида взяла новые веревки и связала его и сказала ему: Самсон! Филистимляне идут на тебя. (Между тем один скрытно сидел в спальне). И сорвал он их с рук своих, как нитки. И сказала Далида Самсону: все ты обманываешь меня и говоришь мне ложь; скажи мне, чем бы связать тебя? Он сказал ей: если ты воткешь семь кос головы моей в ткань и прибьешь ее гвоздем к ткальной колоде, [то я буду бессилен, как и прочие люди]. [И усыпила его Далида на коленях своих. И когда он уснул, взяла Далида семь кос головы его,] и прикрепила их к колоде, и сказала ему: Филистимляне идут на тебя, Самсон! Он пробудился от сна своего и выдернул ткальную колоду вместе с тканью» (Суд. 16:7—14). Удивительно, но каждый раз, после внезапного появления филистимлян, Самсон вновь и вновь приходит к Далиде. Он как будто бы не видит взаимосвязи с её настоятельными расспросами и внезапным появлением филистимских воинов. И это не видит он, сорокалетний мужчина, судья Израиля, вершивший и раскрывавший куда более сложные дела. До какой же степени развратная Далида ослепила его. Но давайте не будем спешить с осуждением Самсона, спросив себя: А лично меня до какой степени ослепляет моя Далида, т. е. мой кумир, будь он одушевлён или нет. Сегодня немалый процент членов церкви и служителей исключается по седьмой заповеди. Причём, многие из этих людей были действительно выдающимися пасторами, пресвитерами, прекрасно владеющими словом, проводящими евангельские программы, пользующимися авторитетом в церкви, умеющими дать хороший совет. Но однажды в их жизнь пришла Далида, и они забыли семью, детей, служение, Бога. Развратная красота и молодость пленила их в свои страшные объятья. «И сказала ему [Далида]: как же ты говоришь: „люблю тебя“, а сердце твое не со мною? вот, ты трижды обманул меня, и не сказал мне, в чем великая сила твоя. И как она словами своими тяготила его всякий день и мучила его, то душе его тяжело стало до смерти. И он открыл ей все сердце свое, и сказал ей: бритва не касалась головы моей, ибо я назорей Божий от чрева матери моей; если же остричь меня, то отступит от меня сила моя; я сделаюсь слаб и буду, как прочие люди. Далида, видя, что он открыл ей все сердце свое, послала и звала владельцев Филистимских, сказав им: идите теперь; он открыл мне все сердце свое. И пришли к ней владельцы Филистимские и принесли серебро в руках своих. И усыпила его [Далида] на коленях своих, и призвала человека, и велела ему остричь семь кос головы его. И начал он ослабевать, и отступила от него сила его» (Суд. 16:15—19). Какая зловещая картина: после бурной любовной ночи Самсон засыпает на коленях своей любовницы, которая тихо посылает за филистимлянами. Один из них осторожно остригает его, а Далида недвижно сидит с покоящейся у неё на коленях головой Самсона, наблюдая за всем этим. Она прекрасно понимала, что ждёт того, кто так любил её, и кто так неосторожно доверился ей. Но ни один мускул на лице и на ногах не дрогнул у неё. И лишь когда последняя прядь волос была острижена, «Она сказала: Филистимляне идут на тебя, Самсон! Он пробудился от сна своего, и сказал: пойду, как и прежде, и освобожусь. А не знал, что Господь отступил от него. Филистимляне взяли его и выкололи ему глаза, привели его в Газу и оковали его двумя медными цепями, и он молол в доме узников» (Суд. 16:20—21). Роковая любовь воистину ослепила Самсона. «Если внимательней вглядеться в слабости, проявленные Самсоном, становится ясно, что он подвергся трем различным испытаниям. Филистимлянка, о которой шла речь в 14 главе, олицетворяет естественное, природное начало, блудница из 16 главы — начало плотское, а Далида — являет собой начало сатанинское… [Сегодня так же] дьявол старается сделать всё возможное, прибегает к природным, плотским и сатанинским приёмам, лишь бы добиться своей цели и лишить нас нашего назорейства». [Коутс. Указ. соч. С. 156—157]. Что должен был почувствовать Самсон, когда перестал ощущать былую силу в руках? Что должен был он ощущать, когда уголья вонзились ему в глазницы? Конечно же, сила Самсона была не в его волосах. Они были лишь символом его назорейства, символом посвященности Богу. Своё назорейство он попрал ещё задолго до той последней роковой ночи с Далидой. Он попрал его тогда, когда связался с блудницей в Газе, когда имел длительную преступную связь с Далидой. Но Бог постоянно давал ему шанс покаяться, обратиться. Но он отходил всё дальше и дальше, пока, наконец, не потерял и сам символ. Удивительно, но он даже не сразу понял, что Бог отступил от него «Он пробудился от сна своего, и сказал: пойду, как и прежде, и освобожусь. А не знал, что Господь отступил от него» (Суд. 16:20), хотя отсутствие волос на голове он не мог не заметить. И вот теперь он слепой, с разбитой судьбой, попранной любовью, вынужден молоть зерно при помощи ручной мельницы, закованный по рукам и ногам в тяжёлые бронзовые цепи. А после тяжелейшего дня работы его отправляли в дом узников, где содержали преступников, военнопленных и несостоятельных должников. Да, он, судья Израиля, превратился в преступника — прелюбодея, военнопленного своих врагов и должника перед своим народом, пред которым он не выполнил ту миссию, которую на него возложил Бог. И вот «Владельцы Филистимские собрались, чтобы принести великую жертву Дагону, богу своему, и повеселиться, и сказали: бог наш предал Самсона, врага нашего, в руки наши. Также и народ, видя его, прославлял бога своего, говоря: бог наш предал в руки наши врага нашего и опустошителя земли нашей, который побил многих из нас. И когда развеселилось сердце их, сказали: позовите Самсона, пусть он позабавит нас. И призвали Самсона из дома узников, и он забавлял их, и поставили его между столбами» (Суд. 16:23—25). Что может быть приятнее для греховного естества человека, как наблюдать за унижением своего врага. К тому же, слепого, которому можно подставить подножку — и он упадёт к вящей радости пьяных гостей, которого можно ткнуть чем-то, вылить что-то на голову. Спустя века подобным оскорблениям будет предан наш Господь Иисус Христос. В их жизни, как мы помним, были очень схожи обстоятельства рождения, юности. Затем последовала разная жизнь, но в последние её часы Самсон вновь приблизился к своему Господу. Он слышал эти пьяные крики филистимлян, их славословия в честь бога Дагона, и он осознал все грехи своей жизни, он раскаялся в них пред Господом. Он вспомнил, что был призван стать спасителем Израиля от филистимлян и он должен выполнить эту миссию, пусть и ценой собственной жизни. «И сказал Самсон отроку, который водил его за руку: подведи меня, чтобы ощупать мне столбы, на которых утвержден дом, и прислониться к ним. Дом же был полон мужчин и женщин; там были все владельцы Филистимские, и на кровле было до трех тысяч мужчин и женщин, смотревших на забавляющего их Самсона. И воззвал Самсон к Господу и сказал: Господи Боже! вспомни меня и укрепи меня только теперь, о Боже! чтобы мне в один раз отмстить Филистимлянам за два глаза мои. И сдвинул Самсон с места два средних столба, на которых утвержден был дом, упершись в них, в один правою рукою своею, а в другой левою. И сказал Самсон: умри, душа моя, с Филистимлянами! И уперся всею силою, и обрушился дом на владельцев и на весь народ, бывший в нем. И было умерших, которых умертвил [Самсон] при смерти своей, более, нежели сколько умертвил он в жизни своей» (Суд. 16:26—30). И эта молитва веры, молитва раскаявшегося грешника была услышана Богом. В последний миг, подобно разбойнику на кресте, Самсон вновь увидел Спасителя, и стал героем веры.

Глава 26

Святые углы.

После великий и трагических событий времён Гедеона, Иеффая и Самсона, после описания этих ярких исторических фигур, книга Судей вдруг затем фокусирует наше внимание на историях, связанных, на первый взгляд, с весьма непримечательными личностями из числа простого народа. И это происходит в самом конце книги, в её финале. Случайно ли это? Конечно же, нет. Ибо именно в этих главах, посвященных, на первый взгляд, или незначительным событиям из жизни отдельных израильтян или весьма неприглядным историям, описанным весьма подробно, и раскрывается весь духовный мир той эпохи. Вся сущность израильского общества. Вся философия истории того периода, раскрывающая глубинные процессы, механизмы, которые и привели народ к деградации, а точнее, к ХАНАНЕЗАЦИИ. Начало книги Судей повествует о торжественном шествии народа Израильского, покоряющего Ханаан и низвергающего его кровожадных идолов. И в тех местах, где недавно ещё поклонялись Ваалам и Астартам, приносили в жертву детей, теперь утверждаются Божьи принципы справедливости и любви. Затем в последующих главах мы наблюдаем постепенный духовный скат израильского общества, хорошо представленный в следующем графике.

Подпись: Поклонение
Богу
Скругленный прямоугольник: цикл Гофониила
Скругленный прямоугольник: цикл Аода
Скругленный прямоугольник: цикл Деворы и Варака
Скругленный прямоугольник: цикл Гедеона
Скругленный прямоугольник: цикл Иеффая
Скругленный прямоугольник: цикл Самсона
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подпись: Время
 

 


 

[The New American Commentary. Vol. 6. Judges, Ruth. Daniel I. Block, Nashville: Broadman L. Holman, 1999. P. 132]. [За предоставленные англоязычные материалы автор благодарит Андриса Пешелиса (Добеле, Латвия)]. И, наконец, последние главы этой книги показывают, как евангелизация Израилем Ханаана чётко сменяется обратным процессом, «хананезацией» самого Израиля, прошедшего на этом пути четыре основных этапа, представленных в 17—20 главах книги Судей. Эти истории последних глав книги Судей будут для нас интересны и тем, что показывают духовную гибель общества через призму отдельных простых людей, таких же, как и мы с вами, и потому так же могущих пойти по этому гибельному пути. Итак, перенесёмся же в эту прелюдию зловещего апокалипсиса времен Судей. «Был некто на горе Ефремовой, именем Миха. Он сказал матери своей: тысяча сто сиклей серебра, которые у тебя взяты и за которые ты при мне изрекла проклятие, это серебро у меня, я взял его. Мать его сказала: благословен сын мой у Господа! И возвратил он матери своей тысячу сто сиклей серебра. И сказала мать его: это серебро я от себя посвятила Господу для [тебя,] сына моего, чтобы сделать из него истукан и литый кумир; итак отдаю оное тебе. Но он возвратил серебро матери своей. Мать его взяла двести сиклей серебра и отдала их плавильщику. Он сделал из них истукан и литый кумир, который и находился в доме Михи. И был у Михи дом Божий. И сделал он ефод и терафим и посвятил одного из сыновей своих, чтоб он был у него священником. В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд. 17:1—6). Первое, что бросается в глаза в этой истории, это то, что сын ворует деньги у собственной матери. Как же далеко должно было дойти падение человека, чтобы он, не являясь ни алкоголиком, ни наркоманом, ни душевнобольным, ни распутным, что, конечно, пусть и не извиняло, но, по крайней мере, хотя бы как-то объясняло содеянное, мог решиться на такое. Второй интересный момент состоит в том, что вернуть деньги побудили Миху не угрызения совести, а суеверный страх перед силой проклятия. Ибо отчаявшись найти деньги, посвященные ею Богу, женщина изрекла проклятие (Суд. 17:2) на того, кто украл их. [Уолтон. Мэтьюз. Чавалес. Указ. соч. Ч. 1. С. 300]. Третий момент состоит в том, что хотя мать Михи и посвятила эту громадную сумму Господу, это было грехом, так как противоречило Божьей воле. Итак, одного доброго желания мало. Богу не нужны жертвы и приношения, через которые попирается Его Закон. А изготовление кумира, на которое мать Михи и жертвует свои деньги, было грубейшим нарушением II Заповеди: «Не делай себе кумира» (Исх. 20:4). Да, она могла не знать каких-либо тонкостей Божьего Закона, но не знать заповедей, тем более, второй, она не могла. Сегодня многие люди искренне жертвуют деньги на строительство различных храмов, духовных школ, семинарий. И это прекрасно, что у них есть этот благородный порыв. Но в то же время необходимо задумываться и над тем, одобряет ли Господь то, что проповедуется в этих храмах и чему учат в этих семинариях. Ведь сегодня учение многих церквей грубым образом попирает Божий Закон, который, как и во дни Михи, так и в наши дни, запрещает изготовление и поклонение каким-либо изображениям, включая и те из них, на которых изображается Христос. «Твердо держите в душах ваших, что вы не видели никакого образа в тот день, когда говорил к вам Господь на [горе] Хориве из среды огня, дабы вы не развратились и не сделали себе изваяний, изображений какого-либо кумира, представляющих мужчину или женщину» (Втор. 4:15—16). И если мы знаем, что изготовление статуй и икон противоречит воле Божьей, но мы всё равно, как мать Михи, жертвуем на это средства, то это нам будет не в благословение, а в проклятие. Ведь заметим, и это очень важно, что мать Михи жертвовала деньги не для изготовления языческого идола или кумира. Она жертвовала деньги Богу, и в доме служение велось не Ваалам и Астартам, а Господу! Так, по крайней мере, провозглашалось и считалось. Итак, Бог хочет от нас осознанной жертвы, причём Его интересует не сколько и не столько сумма нашего приношения на Его дело, сколько наше чистое сердце, а так же, чтобы пожертвование шло именно на Его дело, а Его дело, конечно же, напрямую согласуется с Его волей, которой грубо противоречат поклонения иконам, статуям, различным оберегам, которые из язычества вкрались в учения многих церквей. Грех матери Михи, не думающей о том, чем будет её жертва в глазах Бога, привёл к страшным последствиям как для её сына, так и для окружающих людей. То же постигнет и нас, если наши пожертвования мы будем отдавать на дело, противоречащее Божьей воле и Его Закону. Четвёртое важное поучение данной истории состоит в самом факте — желании создать кумир, изображающий Бога. Ибо если для того, чтобы приблизиться к Господу, нам требуется зримый кумир, изваяние, то это значит, что мы утратили духовное видение, веру. Это значит, что Христос для нас не Живой Бог, Которого мы ощущаем рядом с собой, с Которым можем общаться, Который отвечает нам. Это значит, что не видя кумира, мы не видим и Бога. И здесь не при чем возражения некоторых людей, говорящих, что икона или статуя помогает им лишь сосредоточиться. Нет, это самообман! Ибо если это было бы так, то не было бы понятия святая! икона, чудотворная! икона. Не было бы крестных ходов вокруг икон и низвержения на колени пред ними тысяч людей. Не было бы понятий Казанской или Тихвинской икон Божьей матери, ибо если на них изображён один и тот же человек, то почему свойства этих икон разные? И почему дева Мария или Святые могут отвечать верующим, когда они молятся именно этим иконам, если это просто изображения. Почему они «хуже» отвечают им без поклонения перед иконой? Уже не говоря о том, что поклонение любым людям, пусть и Марии, и апостолам, является грубым попранием авторитета Бога. Потому икона или статуя — это не просто «фотография», это кумир, идол. Мы ни в коей мере не хотим обидеть ничьих религиозных чувств. Но мы должны и знать, что Библия говорит об этом, что обо всём этом думает Бог, раскрывающий Свою волю на её страницах. Ибо иначе, как мы уже говорили, нас постигнет то же, что и семью Михи. Пятое поучение этой древней истории состоит в том, что кумир опасен тем, что он являет собой человеческие представления о Боге. Т. е. Господь предстаёт пред нами не так, как Он явлен в Библии, а так, каким Он представляется нашему человеческому воображению. В предшествующей работе «Тайна судьбы. Археологическое исследование книги пророка Иеремии» мы исследовали тему того, как человеческие представления о Боге извратили до неузнаваемости характер Творца, превращая его то в кровожадного Бога войны, то в Бога — инквизитора и Бога костров, то в Бога индульгенций, за деньги дарующего людям спасение. И это представление о Боге, созданное людьми, отталкивает от Него самих же людей. Итак, чему сегодня поклоняемся мы: Богу, согласно Его Слову, или кумиру Михи? Или мы ещё и сами создаём эти кумиры Михи, несущие проклятия? Современные археологические раскопки обнаружили во многих поселениях сиропалестинского региона домашние святилища. Эти частные святилища служили нуждам так называемых «расширенных семей» в рамках сельской культуры… В более крупных городах, помимо домашних святилищ, функционировали общедоступные храмы, в которых можно было почтить богов и совершать жертвоприношения. [Уотсон. Мэтьюз. Чавалес. Ч. 1. С. 300]. Многие из них очень напоминают устройство скинии [Райт. Указ. соч. С. 194], что свидетельствует о том, что многие израильтяне, как и указывалось выше, устраивали святилища Богу в своих домах и районах, поклоняясь в них согласно своим представлениям, основанным больше на языческих воззрениях. Подобными храмами Михи стали сегодня и так называемые «святые углы» в домах, где висят иконы, теплится лампада. Мы вновь хотим подчеркнуть, что ни в коей мере не хотим оскорбить чьих-то религиозных чувств и искренности в Богопоклонении. Бог ни в коем случае не будет осуждать многих из тех, кто в прошлые века сооружал Ему кумиров, молясь в святых углах, ибо они это делали искренне, не зная всей полноты Истины и взгляда Христа на это, так как Библию тогда почти никто не знал. Но ныне, когда почти всем открыт Божий взгляд на эти Михины кумиры и «святые» углы, Господь не будет извинять нас за осознанное нарушение нами Его воли. Задумаемся над этим… «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд. 17:6). Не было царя, а точнее, не было Бога. Но мало делать то, что кажется справедливым. Ибо «Всякий путь человека прям в глазах его» (Притчи 21:2). По чьей справедливости мы сегодня живём — своей или Божьей?

Глава 27

О поисках лучшей доли в 1100 г. до х. э. и в 2006 г. х. э.

Итак, эти первые стихи семнадцатой главы явили перед нами распад института семьи, падение её духовности в Древнем Израиле. Сын ворует у матери. Мать толкает на грех сына. Семья поклоняется идолу. За разрушением семейного строя, являющегося как в социальном, так и в духовном отношении фундаментом любого общества, следует распад левитского строя, священства. «Один юноша из Вифлеема Иудейского, из колена Иудина, левит, тогда жил там; этот человек пошел из города Вифлеема Иудейского, чтобы пожить, где случится, и идя дорогою, пришел на гору Ефремову к дому Михи. И сказал ему Миха: откуда ты идешь? Он сказал ему: я левит из Вифлеема Иудейского и иду пожить, где случится. И сказал ему Миха: останься у меня и будь у меня отцом и священником; я буду давать тебе по десяти сиклей серебра на год, потребное одеяние и пропитание. Левит пошел к нему и согласился левит остаться у этого человека, и был юноша у него, как один из сыновей его. Миха посвятил левита, и этот юноша был у него священником и жил в доме у Михи. И сказал Миха: теперь я знаю, что Господь будет мне благотворить, потому что левит у меня священником» (Суд. 17:7—13). Итак, юноша-левит, который был призван нести служение пред Господом, покидает свой родной город Вифлеем, отказываясь от выполнения своих обязанностей, отправляясь на поиски лучшей доли. Служение Богу для него не было лучшей долей, он искал другого. И это был не малограмотный земледелец, а левит, получивший соответствующее образование. Как никто другой он видел тот духовный кризис, в котором находится израильское общество, нуждающееся как никогда в восстановлении истинного Богопочитания. Но вместо участия в этом процессе, он вообще оставляет служение, не отказываясь, впрочем, как мы видели, от духовных амбиций. К сожалению, подобный процесс мы наблюдаем и в наши дни, когда многие служители и активные члены церкви покидают свои посты, отправляясь на поиски лучшей доли в Америку, Европу, крайне редко неся там впоследствии какое-либо служение. А если и несут, то его в подавляющем большинстве случаев нельзя ни в коей мере сравнить с теми возможностями, которые они имели здесь в деле евангелизации. В США есть даже церкви, члены которых почти полностью состоят из бывших пасторов и пресвитеров, и это тогда, когда здесь так не хватает опытных служителей или активных членов церкви. Часто и не переезжая за границу, мы оставляем, и для этого не обязательно быть пастором или старшим дьяконом, своё служение, которое мы несём в церкви, вне зависимости от его вида. Оставляем в поисках лучшей человеческой доли. В своё время многие из духовенства христианской церкви времён императора Константина предпочли тихую и безмятежную жизнь, согласившись на реформу императора, по которой в церковь официально входило язычество. Сегодня, как и в древние времена пророка Иезекииля, Бог ищет человека, который бы согласился встать в проломе. «Искал Я у них человека, который поставил бы стену и стал бы предо Мною в проломе за сию землю, чтобы Я не погубил ее» (Иез. 22:30). А мы вместо того, чтобы встать в этом проломе, напротив, бежим, оправдывая себя всевозможными способами. А их мы всегда найдём очень много. И дьявол в этом хорошо нам поможет. И вот, оказавшись у Михи, левит получает от него заманчивое предложение сделаться священником и служить в созданном Михой храме. С человеческой точки зрения предложение действительно весьма заманчивое. Недавнему простому левиту предлагается стать духовным наставником целого района. Но это с человеческой точки зрения, с Божьей же и со стороны Закона — это было самым настоящим беззаконием. Ибо, во-первых, созданный Михой храм и культ нарушал Господне повеление о существовании только одного места поклонения Ему в святилище, и как уже упоминалось выше, попирал вторую заповедь. Поэтому, соглашаясь служить при этом храме, левит шёл на осознанное нарушение духовных законов. Во-вторых, по своему статусу, левит мог выполнять только вспомогательное служение. Священниками могли быть только потомки Аарона. И потому, соглашаясь быть священником, он брал на себя функции, которые Господь не поручал левитам. В-третьих, посвящение левита в священники совершает Миха! (Суд. 17:12), что иначе как святотатством и назвать нельзя. И левит не мог этого не понимать. Но мирские выгоды, такие, как почёт, деньги были для него важнее. К сожалению и сегодня многие руководствуются этими же принципами, неся служение в отступивших от христианства церквях, понимая, при этом, эти отступления, но всё равно продолжая совершать служение, поскольку оно даёт материальные выгоды. Порой церковнослужители на вопрос: Как вы можете брать деньги за совершение крещения, бракосочетания, отпевания отвечают, что это же выгодно. Это же даёт доход. И при этом заветы Христа о том, что всё это надо делать безвозмездно, мало кого интересуют. В средние века, да и в наши дни, папство, руководствуясь этими принципами, вообще торговало прощением грехов через индульгенции. Некоторые даже члены Божьей церкви считают для себя возможным работать в других конфессиях, выполняя там за деньги различные служения, будь то пение в хоре или работа оператором, или чтение проповедей. За деньги они льют воду на чужую мельницу — на религию кумира Михи. Другой не менее важной проблемой является то, что сегодня многие начинают присваивать себе те полномочия, которые Господь не давал им. Это и использование десятины в личных целях, оправдывая себя тем, что ты несешь служение. Это и непризнание вышестоящего церковного руководства, что ведёт к расколу. Это и претензии на более высокий церковный пост при отсутствии данных для этого. Это и выбор пасторского служения по принципу материальной выгоды. Платят хорошо, а работать можно мало. Читай только раз в неделю проповедь, а остальное время занимайся своими делами. Служение, таким образом, превращается в заработок. А для Бога места не остаётся вовсе, хотя, как и Михин левит, мы можем призывать Его Имя. Распад левитского строя, кризис духовенства, прекрасно раскрытый в этой истории, подготовил наравне с кризисом семьи распад иудейского общества. Подобный же кризис духовенства, служителей будет и в последнее время, чему свидетелями мы сегодня также являемся. Но не будем сводить всю проблему лишь к нашим пасторам. Ведь мы, согласно 2 Петра 2:9, также, как христиане, являемся царственным священством, и потому с нас также спросится, как мы относимся к тому служению в церкви, которое мы несём. Спросится и за наши побудительные мотивы, которые двигали нами при его исполнении. Как и левитам времён Михи, нам сегодня открыта, в отличии от большинства людей, полнота Истины. А ведь «кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12:48). Сегодня дьявол так же, как и через Миху в древности, пытается с помощью мирских приманок увести с истинного пути Божьих служителей. И как, к сожалению, много из них, а точнее из нас, следуют этим путём, забывая о том великом предназначении, которое Господь оставил нам, современным левитам. «Хананезация» поражала не только простых верующих, но и служителей, подготовив следующую ступень кризиса общества, уже не на уровне отдельной семьи или региона, но и целого колена, куда нас переносит 18 глава книги Судей.

Глава 28

О праведном негодовании грешных людей.

«В те дни не было царя у Израиля; и в те дни колено Даново искало себе удела, где бы поселиться, потому что дотоле не выпало ему полного удела между коленами Израилевыми. И послали сыны Дановы от племени своего пять человек, мужей сильных, из Цоры и Естаола, чтоб осмотреть землю и узнать ее, и сказали им: пойдите, узнайте землю. Они пришли на гору Ефремову к дому Михи и ночевали там. Находясь у дома Михи, узнали они голос молодого левита и зашли туда и спрашивали его: кто тебя привел сюда? что ты здесь делаешь и зачем ты здесь? Он сказал им: то и то сделал для меня Миха, нанял меня, и я у него священником. Они сказали ему: вопроси Бога, чтобы знать нам, успешен ли будет путь наш, в который мы идем. Священник сказал им: идите с миром; пред Господом путь ваш, в который вы идете. И пошли те пять мужей, и пришли в Лаис, и увидели народ, который в нем, что он живет покойно, по обычаю Сидонян, тих и беспечен, и что не было в земле той, кто обижал бы в чем, или имел бы власть: от Сидонян они жили далеко, и ни с кем не было у них никакого дела. И возвратились [оные пять человек] к братьям своим в Цору и Естаол, и сказали им братья их: с чем вы? Они сказали: встанем и пойдем на них; мы видели землю, она весьма хороша; а вы задумались: не медлите пойти и взять в наследие ту землю; когда пойдете вы, придете к народу беспечному, и земля та обширна; Бог предает ее в руки ваши; это такое место, где нет ни в чем недостатка, что получается от земли. И отправились оттуда из колена Данова, из Цоры и Естаола, шестьсот мужей, препоясавшись воинским оружием. Они пошли и стали станом в Кириаф-Иариме, в Иудее. Посему и называют то место станом Дановым до сего дня. Он позади Кириаф-Иарима. Оттуда отправились они на гору Ефремову и пришли к дому Михи. И сказали те пять мужей, которые ходили осматривать землю Лаис, братьям своим: знаете ли, что в одном из домов сих есть ефод, терафим, истукан и литый кумир? итак подумайте, что сделать. И зашли туда, и вошли в дом молодого левита, в дом Михи, и приветствовали его. А шестьсот человек из сынов Дановых, перепоясанные воинским оружием, стояли у ворот. Пять же человек, ходивших осматривать землю, пошли, вошли туда, взяли истукан и ефод и терафим и литый кумир. Священник стоял у ворот с теми шестьюстами человек, препоясанных воинским оружием. Когда они вошли в дом Михи и взяли истукан, ефод, терафим и литый кумир, священник сказал им: что вы делаете? Они сказали ему: молчи, положи руку твою на уста твои и иди с нами и будь у нас отцом и священником; лучше ли тебе быть священником в доме одного человека, нежели быть священником в колене или в племени Израилевом? Священник обрадовался, и взял ефод, терафим и истукан [и литый кумир], и пошел с народом. Они обратились и пошли, и отпустили детей, скот и тяжести вперед» (Суд. 18:1—21). Отрекшемуся от Бога народу нужен идол, кумир. Чем меньше веры, тем больше суеверий, больше оракулов. И, конечно, Михин левит, променявший в своё время Божьи принципы на человеческие выгоды, не задумываясь, бросил своего недавнего покровителя, ибо предложение сынов Дана было куда заманчивее и открывало перед ним куда большие перспективы, чем служение в доме Михи. «Когда они удалились от дома Михи, [Миха и] жители домов соседних с домом Михи собрались и погнались за сынами Дана, и кричали сынам Дана. [Сыны Дановы] оборотились и сказали Михе: что тебе, что ты так кричишь? (Миха) сказал: вы взяли богов моих, которых я сделал, и священника, и ушли; чего еще более? как же вы говорите: что тебе? Сыны Дановы сказали ему: молчи, чтобы мы не слышали голоса твоего; иначе некоторые из нас, рассердившись, нападут на вас, и ты погубишь себя и семейство твое. И пошли сыны Дановы путем своим; Миха же, видя, что они сильнее его, пошел назад и возвратился в дом свой» (Суд. 18:22—26). Так в один день Миха лишился всего, чем так дорожил. Кумир обманул его. Он не дал благословения ни ему, ни его дому. Украденные в своё время им деньги и истраченные затем на богопротивное дело, были также украдены у него. Его кумир оставил его у разбитого корыта, направляясь теперь к другим, и неся теперь им смерть и разочарование. Лжебоги, которым кланяется человек, рано или поздно оставят его, доведя, что называется, до ручки, до последней черты. Красивые женщины, на которых многие исстрачивают всю жизнь, видя лишь в них её смысл, незримо подтачивают духовные и физические силы человека, превращая его, наконец, в жалкую развалину. Барон Юло, выведенный Бальзаком в «Кузене Понсе», являет тому яркий пример. Недавние красавицы, выжавшие из него все соки, бросили его, наконец, на мостовой жизни. Карьера, ставшая богом для миллионов людей, требующая постоянного напряжения сил, приводит к тому, что человек, наконец, ломается, не выдержав гонки, попирающей все принципы. Алкоголь, в каплях которого сегодня многие находят отдохновение, затем улыбается, как говорят, улыбкой зеленого змия. И все эти кумиры — ночные красавицы, карьера, алкоголь, наркотики, игра, истощив человека, бросают его, отправляясь к другим, невзирая на его горькие причитания. Сама же идея идолопоклонства приобретает уже национальный уровень. Целое колено отступает от принципов Божьего закона, перенимая всё более и более религию Ханаана. И ни у кого из целого колена не возникло протеста против этого! Ни у кого. Но разве этот факт свидетельствовал о том, что решение сынов Дана иметь у себя истукан было верным? Конечно, нет. Как ни о чём не говорит и сегодня тот факт, что одну религию исповедует подавляющее большинство, а другую — единицы. Убеждения большинства — это ещё далеко не признак истины. «Не следуй за большинством на зло, и не решай тяжбы, отступая по большинству от правды» (Исх. 23:2). И колено Дана нам ярко демонстрирует то, как Божий народ, имевший верные представления о Боге, отступает от них и перенимает религию и философию язычников. Но даже в этот страшный век духовного отступления были те израильтяне, которые хранили верность Богу, ходя на поклонение в Силом (Суд. 18:31). Итак, распад института семьи, священства, основ целых колен, привёл духовное состояние израильского народа к тому же, примерно, уровню, который наблюдался у хананеев, когда иудеи вступали в Палестину. Древние хроники нам сохранили историю, произошедшую в то время с одной семьей, имена которых столетия не донесли до нас, но зато сохранили, причём, в деталях, описание этой трагедии. Обратимся же к этой хронике. «Один из простых левитов, принадлежавший к колену Ефремову и живший в соответствующей области, женился на девушке из Вифлеема, города, который входил в состав владений колена Иудова. Будучи страстно влюблен в свою жену за ее красоту, он, однако, не пользовался взаимностью и очень страдал от этого. Так как она не изменяла своих отношений к мужу, то последний все более и более скорбил и у них происходили беспрерывные ссоры. В конце концов женщине все это надоело; на четвертый месяц она покинула мужа и вернулась к своим родителям. Изнывая от тоски по ней, муж также прибыл к родителям жены своей, которым и удалось помирить супругов и снова сблизить их между собой. В продолжение четырех дней левит прожил в доме своего тестя, причем родители жены приняли его самым радушным образом, на пятый же день после обеда он собрался домой в обратный путь: дело в том, что родители неохотно отпускали свою дочь на чужбину и оттянули отъезд до позднего часа. Затем они отправились в путь, причем за ними шел раб, а на ослице ехала молодая женщина. Пройдя уже тридцать стадий и приблизившись к Иерусалиму, раб дал супругам совет остановиться здесь на ночлег, указывая на то, как бы с ними не случилось чего-нибудь ночью в пути, тем более что невдалеке были враги, да в ночное время вообще и безопасные места часто могут быть подозрительными и опасными. Левиту, однако, пришлось не по вкусу предложение остановиться на ночевку у чужеземцев (город был тогда еще в руках хананеян), и он настаивал на том, чтобы им пройти еще двадцать стадий до какого-нибудь своего города. Это предложение было принято, и путешественники добрались наконец до Гавы в колене Веньяминовом. Был уже поздний час, и на площади не было никого, к кому бы можно было обратиться с просьбою о ночлеге. Тогда случайно встретился им живший в Гаве и возвращавшийся теперь с поля старик из колена Ефремова. Он спросил левита, кто он такой и почему ищет ночлега в такое позднее и темное время. Левит сказал, кто он, и заявил при этом, что возвращается с женою от родителей последней к себе домой и что город его находится в области колена Ефремова. Тогда старик, ввиду общего происхождения их по принадлежности к одному и тому же колену и ввиду случайности их встречи, предложил путешественникам ночлег в своем собственном доме, и они приняли это предложение. Между тем несколько местных юношей, успевших увидеть молодую женщину на площади, поразиться красотою ее и заметить, что она остановилась в доме старика, решили ворваться в жилище последнего, рассчитывая на слабость сопротивления и на малочисленность защитников, которых они найдут там. Они действительно принялись выламывать двери, и когда старик стал уговаривать их уйти и не прибегать к гнусному насилию, то они отвечали ему, что, если он выдаст им иноземку, они оставят его в покое. Когда же старик стал указывать на то, что эта женщина одного с ними племени и левитянка, и на то, что они ради своего удовольствия решаются на безумный шаг и на нарушение законов, то они отвечали, что им до этого нет дела и что они смеются над законами, а также начали угрожать ему смертью, если он будет мешать удовлетворению их страсти. Поставленный в такое затруднительное положение и не допуская возможности насилия над людьми, которым оказано гостеприимство, старик предложил буянам свою собственную дочь, говоря, что они таким образом более законно утолят свои страстные вожделения, чем если подвергнут насилию его гостей, и полагая, что таким образом он сам ничем не обидит последних. Когда же юноши не отступали от своих притязаний, но все настойчивее и настойчивее требовали выдачи чужестранки, то старик еще раз стал умолять их не решаться на беззаконный поступок. Тогда юноши силою ворвались в дом, схватили молодую женщину и, в предвкушении ожидающего их удовольствия, шумно увели ее с собою; затем они в продолжение всей ночи насиловали ее и, натешившись вдоволь, отпустили ее с наступлением утра домой. Измученная всем случившимся, она вернулась в дом, где ей было оказано гостеприимство, и, удрученная горем и совершенно сломленная позором, который не позволял ей показаться на глаза мужу, очевидно, по ее мнению, совершенно безутешному в постигшем его несчастии, она упала на землю и тут же испустила дух. Между тем муж ее, полагая, что жена впала в обморок и не предполагая еще большого несчастия, прилагал все усилия, чтобы привести ее в себя, и стал утешать ее, указывая, что ведь она не добровольно отдалась изнасиловавшим ее негодяям, но была силою похищена ими из дома. Когда же он убедился, что жена его мертва, то, совершенно сломленный горем, взвалил труп на осла и повез его в свой город. Прибыв туда, он разрубил труп на двенадцать частей и разослал эти части по всем коленам израильским, поручив при этом посланцам рассказать народу о причине смерти жены его и о совершенном над нею насилии». [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 2, 7—8. С. 228—230]. Что же до боли напоминает нам эта жуткая история? Ни что иное, как историю Содома и Гоморры, жители которых так же предавались самым гнусным порокам. Эти две истории в Гиве и в Содоме, когда туда пришли ангелы, даже в деталях напоминают друг друга. А ведь ещё недавно жители Гивы почитали Бога в духе и истине. Ещё недавно они с негодованием относились к подобным проявлениям греха у хананеев. И вот теперь они уже ничем не отличаются от них. Одного названия и одной принадлежности в силу рождения к Божьему народу мало. Нужна живая связь со Христом. Но в этой истории не меньшее, мягко говоря, удивление вызывает не столько грех жителей Гивы, сколько то, как отнеслись к нему другие колена Израиля, когда им пришли страшные посылки с частями человеческого тела. Как правило, при исследовании этой истории мы фокусируем всё своё внимание на жителях Гивы и их грехе. Но через эту историю Библия желает нам преподать куда более важные уроки. Итак… «Евреи были страшно взволнованы видом этих окровавленных частей тела и рассказом о совершенном насилии, так как раньше никогда не слыхали ни о чем подобном, и, в сильном и справедливом гневе собравшись пред скинией в Сило, решились было немедленно взяться за оружие и пойти войною на жителей города Гавы. Но их удержал от этого совет старейшин, которые стали выставлять народу на вид, что не следует так порывисто объявлять войну единоплеменникам раньше вступления с ними в переговоры относительно взводимых на них обвинений, тем более что и закон не дозволяет вести войско даже на иноземцев, которые видимо заслуживают наказания за свои проступки, раньше, чем будет отправлено к ним посольство и будет сделана попытка склонить их к миролюбивому соглашению. Поэтому-то и теперь будет уместно, повинуясь предписаниям законов, послать к жителям Гавы послов с требованием выдать виновных в совершении такого злодеяния, и если это требование будет уважено, удовлетвориться примерным их наказанием; если же они ответят отказом, тогда только пойти на них с оружием в руках. Ввиду всего этого евреи послали к жителям Гавы обвинение юношей в насилии, произведенном над женщиною, и с требованием выдать виновных в таком беззаконном поступке, которые по всей справедливости заслужили за это смертную казнь. Между тем жители Гавы не только не выдали юношей, но и считали постыдным, признавая себя не менее сильными, чем остальные евреи, как по численности войск, так и по личной храбрости, только из страха перед войною подчиняться чужим предписаниям. Поэтому, подобно прочим членам своего колена, они стали поспешно готовиться к войне, успев заручиться на случай крайней опасности обещанием поддержки с их стороны. Когда слух о таком отношении к делу со стороны жителей Гавы дошел до остальных израильтян, то они клятвенно обещали друг другу не выдавать более своих дочерей замуж за веньяминитян и объявить колену Веньяминову более ожесточенную и разъяренную войну, чем некогда объявили их предки хананеянам». [Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 2, 9. С. 230—231]. На первый взгляд, вполне обоснованная реакция на столь отвратительный грех. И по идее, можно радоваться тому единодушию, которое царило среди израильтян, желавших наказать тех преступников из Гивы, которые сотворили подобное зло. Да, негодование оправдано. Но… негодуя на грешных гивинитян, израильтяне, почему-то, забыли, что они сами своим поведением мало чем отличаются от жителей Гивы Вениаминовой. Ведь прелюбодеяния, воровство, непочитание родителей, распад семьи у них был отнюдь не меньше. Они говорили совершенно правильные слова в адрес жителей Гивы, но забыли при этом сказать их и в свой адрес. Ведь то, что произошло в Гиве, могло произойти в любом другом городе Израиля того времени. А раз так, то в первую очередь необходимо было всеобщее покаяние, выявление причины этого вопиющего беззакония, которая крылась в отступлении от Бога, и уж затем наказывать виновных в Гиве. Но судить других всегда легче. Всегда легче в адрес кого-то произносить справедливые слова. Как приятно быть стражем Божьей чистоты в глазах других, и особенно на фоне таких, как жители Гивы. Тогда твой собственный грех куда-то уходит. Мы помним историю из жизни Христа, когда негодующие фарисеи привели к нему женщину, взятую в прелюбодеянии, требуя для неё смерти. Но в ответ на эти их «правильные» слова Христос просто начал писать на песке грехи каждого из этих негодующих «святых» «праведников». Грехи куда более тяжкие, чем грех этой женщины. Грехи, которые заставили этих «праведников» спешно уйти. Так порой и сегодня приходится наблюдать, когда современные блюстители чистоты обрушивают свои негодующие слова на вновь пришедших членов церкви, осуждая их за косметику, современную одежду, украшения, требуя, порой, очищения церкви от этих «язычников». И при этом почему-то не обращают внимания, что сами они клевещут друг на друга, завидуют, деланно улыбаются, порой, просто ненавидят друг друга. Конечно же, здесь не идёт речь о покрытии греха. Но Христос, Сам Бог во плоти, говорит нам: «Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф. 7:5). Грех Гивы породили сами израильтяне своим отступлением от Бога. Как и грехи в наши дни «родят» эти же «святые» «очистители» истины. Не потому ли часто, к сожалению, дети старых членов церкви в таком большом количестве уходят из этой самой церкви или остаются в ней просто номинально, а порой и вообще вступают на путь страшного порока и разврата. Очищение, как и советует нам Христос, каждый из нас должен начинать в первую очередь с себя. Но при этом не следует забывать и о другой стороне дела, когда идёт покрытие греха. Так колено Вениамина и жители Гивы отказались выдать преступников потому, что те были их сородичи. Покрыть грех ещё хуже, чем совершить его! И с этим мы также иногда можем столкнуться сегодня, когда, якобы, во имя сохранения мира, порой, предпочитают «замазать» грех. Но грех «замазать» нельзя. Отступление от Божьей истины, от норм и правил церкви должно пресекаться. В этой связи хочется привести данные о том, о чём, в частности, молятся современные сатанисты Нового Орлеана, обращаясь к дьяволу за помощью, дабы разрушить Божье дело: «Чтобы христиане были самодовольны, желали спокойствия вокруг прежде всего и искали церкви, где не проповедуется… Евангелие, где пасторы стремятся сохранить спокойствие любой ценой, не смотря на то, какие грехи творятся!». [Принс Д. Благословение или проклятие. Львов, 1997. С. 126]. Итак, когда мы потворствуем греху, прикрывая открытый грех в церкви, то этим самым мы положительно отвечаем на молитвы сатанистов, которые просят о том, чтобы христиане впали в это Лаодикийское состояние теплоты, довольства и спокойствия. Покрытие открытого греха, «во имя мира» всегда приводило, приводит и будет приводить к самым страшным последствиям. Итак, продолжим чтение хроники, со страниц которой буквально капает кровь. «Затем они повели на них огромное войско, а именно четыреста тысяч тяжеловооруженных, тогда как войско веньяминитов состояло из двадцати пяти тысяч шестисот человек, между которыми находилось до пятисот воинов, которые отлично умели левою рукою стрелять из пращи. Когда дело дошло до битвы при Гаве, то веньяминитам удалось совершенно разбить остальных израильтян, так что из числа последних пало до двадцати двух тысяч человек, причем погибло бы, наверно, гораздо больше народу, если бы не помешала ночь, которая разъединила сражавшихся. После этого веньяминиты с ликованием вернулись в город, а израильтяне, совершенно подавленные этим поражением, к своему стану. Когда на следующий день оба войска вновь сошлись, то веньяминиты опять одержали победу; причем из строя израильтян выбыло восемнадцать тысяч человек, так что остальные в паническом страхе перед такою резнею покинули даже свой лагерь. Затем они устремились в близлежащий город Вифил и, наложив на себя на следующий день строгий пост, стали через первосвященника Финееса умолять Господа, чтобы Он, прекратив свой гнев и удовольствовавшись их двумя поражениями, даровал им возможность осилить и победить врагов. Действительно, устами Финееса Предвечный обещал исполнить их просьбу. Затем израильтяне разделили свои силы на две части: одну из них они ночью поместили в засаду около города, другая же половина вступила в бой с веньяминитами, а затем, когда последние стали особенно налегать на них, начала понемногу отступать. Веньяминиты бросились преследовать их, в то время как евреи мало-помалу отступали перед ними, желая их по возможности дальше отвлечь от города. И в то время, как враги только и думали о преследовании, из города выбежали даже старики и молодежь, оставшиеся там вследствие своей непригодности к участию в военном деле, с целью совершенно добить неприятелей. Очутившись в достаточно далеком расстоянии от города, евреи остановились в своем мнимом бегстве, повернулись к врагам фронтом и, вступив с ними снова в бой, дали войскам, сидевшим в засаде, заранее условленный знак. Тогда последние с криком выскочили из засады и устремились на врагов. Видя себя вовлеченными в ловушку, веньяминиты тотчас смутились и не знали, что им делать. Поэтому-то они и дали загнать себя в узкое ущелье, где их со всех сторон стали забрасывать стрелами, так что все тут и погибли, исключая шестьсот человек, которые сомкнулись тесным строем и, пробившись сквозь ряды неприятелей, бежали в ближайшие горы, где им удалось укрепиться и продержаться еще некоторое время. Все же остальные веньяминиты, в числе около двадцати пяти тысяч человек, остались на поле сражения. Между тем израильтяне подожгли Гаву и перерезали всех жителей, исключая женщин и несовершеннолетних мальчиков. Точно таким же образом поступили они и со всеми прочими городами веньяминитов, причем ярость их дошла до такой степени, что они послали двенадцать тысяч отборных воинов к городу Иавису в области Галаадской и поручили им уничтожить его за то, что жители того города не приняли участия в совместном походе против колена Веньяминова. Посланные на самом деле перерезали всех граждан, способных носить оружие, а также детей и женщин, пощадив лишь четыреста девушек. Они были доведены до такой ярости тем, что к позору, постигшему жену левита, присоединилось еще горе по поводу утраты такого множества отличных воинов». [Флавий. Указ. соч. С. 231—233]. В своей ярости израильтяне истребили практически целое колено. Дав при этом так же клятву пред Богом не давать отныне своих дочерей за сынов колена Вениамина (Суд. 21:1). Так кризис достиг уже всего Израиля. Но вот, когда пыл ярости прошел, народ с ужасом увидел содеянное ими. «И пришел народ в дом Божий, и сидели там до вечера пред Богом, и подняли громкий вопль, и сильно плакали, и сказали: Господи, Боже Израилев! для чего случилось это в Израиле, что не стало теперь у Израиля одного колена? На другой день встал народ поутру, и устроили там жертвенник, и вознесли всесожжения и мирные жертвы. И сказали сыны Израилевы: кто не приходил в собрание пред Господа из всех колен Израилевых? Ибо великое проклятие произнесено было на тех, которые не пришли пред Господа в Массифу, и сказано было, что те преданы будут смерти. И сжалились сыны Израилевы над Вениамином, братом своим, и сказали: ныне отсечено одно колено от Израиля; как поступить нам с оставшимися из них касательно жен, когда мы поклялись Господом не давать им жен из дочерей наших? И сказали: нет ли кого из колен Израилевых, кто не приходил пред Господа в Массифу? И оказалось, что из Иависа Галаадского никто не приходил пред Господа в стан на собрание. И осмотрен народ, и вот, не было там ни одного из жителей Иависа Галаадского. И послало туда общество двенадцать тысяч человек, мужей сильных, и дали им приказание, говоря: идите и поразите жителей Иависа Галаадского мечом, и женщин и детей; и вот что сделайте: всякого мужчину и всякую женщину, познавшую ложе мужеское, предайте заклятию. И нашли они между жителями Иависа Галаадского четыреста девиц, не познавших ложа мужеского, и привели их в стан в Силом, что в земле Ханаанской. И послало все общество переговорить с сынами Вениамина, бывшими в скале Риммоне, и объявило им мир. Тогда возвратились сыны Вениамина, и дали им жен, которых оставили в живых из женщин Иависа Галаадского; но оказалось, что этого было недостаточно. Народ же сожалел о Вениамине, что Господь не сохранил целости колен Израилевых. И сказали старейшины общества: что нам делать с оставшимися касательно жен, ибо истреблены женщины у Вениамина? И сказали: наследственная земля пусть остается уцелевшим сынам Вениамина, чтобы не исчезло колено от Израиля; но мы не можем дать им жен из дочерей наших; ибо сыны Израилевы поклялись, говоря: проклят, кто даст жену Вениамину. И сказали: вот, каждый год бывает праздник Господень в Силоме, который на север от Вефиля и на восток от дороги, ведущей от Вефиля в Сихем, и на юг от Левоны. И приказали сынам Вениамина и сказали: пойдите и засядьте в виноградниках, и смотрите, когда выйдут девицы Силомские плясать в хороводах, тогда выйдите из виноградников и схватите себе каждый жену из девиц Силомских и идите в землю Вениаминову; и когда придут отцы их, или братья их с жалобою к нам, мы скажем им: простите нас за них, ибо мы не взяли для каждого из них жены на войне, и вы не дали им; теперь вы виновны. Сыны Вениамина так и сделали, и взяли жен по числу своему из бывших в хороводе, которых они похитили, и пошли и возвратились в удел свой, и построили города и стали жить в них. В то же время Израильтяне разошлись оттуда каждый в колено свое и в племя свое, и пошли оттуда каждый в удел свой» (Суд. 21:2—24). Так с помощью этих детских уловок народ решил обойти клятву, которую они дали Господу. Также не менее яркий показатель духовного уровня народа, который с помощью столь примитивных уловок стремится обойти проклятие, которое грозило им в случае нарушения клятвы. Они страшились более проклятия как такового, чем Бога. Кого они пытались обмануть этой уловкой, Бога? Сегодня некоторые верующие также используют эти уловки. К примеру, чтобы не нарушать заповедь о субботе, ничего не покупая в этот день, они просят сделать это своих близких, не принадлежащих к церкви. Другие, идя на работу в субботу, говорят, что они идут не просто на работу, а для проповеди там Евангелия среди своих сослуживцев. И вновь возникает вопрос, кого мы обманываем, кого хотим обмануть в этом случае? Книга Судей заканчивается словами: «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд. 21:25). И эти слова, как нельзя больше всего другого, подходят и для характеристики того времени, в которое мы живём сегодня, в канун 2006 года. Недаром даже господствующей философией нашего времени является постмодерн, т. е. философия, которая не признаёт каких-либо авторитетов, норм и правил. По своему уровню нравственного упадка мы далеко обошли жителей Гивы, а подавляющее большинство христианских конфессий поклоняется кумирам Михи. Современный мир, воздвигая себе различных идолов, не желает иметь Истинного Царя — Бога, предпочитая поступать по велению своих очей и плоти. Израильтяне периода судей потеряли Время, которое им дал Бог для овладения Ханааном и вступления в это наследство, обещанное ещё Аврааму и его потомкам. Время жизни в Ханаане, которое должно было для них стать Временем радости и мира, стало Временем проклятия и скорби. Время несло им смерть, а не надежду. Они потеряли отсчёт времени и суета греха закружила их в своём страшном водовороте. И лишь благодаря небольшому остатку народа, продолжающего верно святить Господа, следовать Истине и Закону, Израиль был спасён. И сегодня, как и в ту далекую эпоху, есть те, которые Хранят Время, являясь Хранителями Времени.

ЭПИЛОГ

Хранители времени.

Среди множества различных религий и философий, существующих в наши дни, среди десятков христианских конфессий существует сегодня одна церковь, имеющая ряд принципиальных и весьма интересных отличий, чётко выделяющих её в многообразном спектре религиозного современного мира. Это церковь христиан адвентистов седьмого дня. Уже само название этой конфессии говорит о многом. Adventus в переводе с латинского означает пришествие. И члены этой церкви действительно ожидают Второго Пришествия Христа, проповедуя об этом миру, дабы он смог подготовиться для встречи со своим Господом. Указание в названии церкви на седьмой день свидетельствует о вере членов этой конфессии в то, что Господь есть Творец, сотворивший наше небо и землю в шесть дней, а седьмой утвердивший как памятник творения. Таким образом, в этом названии заключены альфа и омега веры: α — сотворение земли, Ω — Второе Пришествие Христа. Церковь христиан адвентистов седьмого дня возникла в результате Великой Реформации, имевшей своей целью возвратить христианство к тем чистым истокам истины, которые были утрачены им за период мрачного средневековья, когда в христианство вошли антибиблейские учения о бессмертии души, поклонение святым и иконам, празднование воскресного дня, признание священников, как необходимых посредников между Богом и человеком, спасение делами и т. д. Но если как организация с таким названием адвентистская церковь возникает лишь в XIX веке, то учение адвентизма уходит своими корнями в глубокое прошлое, к патриарху Адаму, Ною, Аврааму. И это отнюдь не преувеличение, ибо именно Адам был первым адвентистом, т. е. тем, кто ожидает Пришествия своего Господа, возвращающего вновь Своим детям дар бессмертия, утраченный в Едеме. Именно Адам, Ной, Авраам, а вслед за ними пророки и апостолы проповедовали об этом, а так же свято соблюдали Божьи заповеди, в том числе и субботу, отвергая при этом какую бы то ни было человеческую философию. Но в чём всё же состоят отличия адвентистской церкви, ибо послушав каждую из конфессий, создаётся впечатление, что права каждая. А между тем так быть, конечно, не может. Ибо сегодня десятки и даже сотни христианских церквей проповедуют, порой, совершенно отличные доктрины, часто прямо противоположные друг другу. И что приветствуется иногда в одной, то запрещается в другой. Но ведь Бог — это личность, и у Него не может быть десяток точек зрения на один и тот же вопрос, и Он не может учить одних, к примеру, вере в бессмертие души, а других, напротив, отрицая понятие бессмертной души. Различия вызваны тем, что в христианстве присутствует очень много человеческой философии, вступающей в противоречие с тем, что говорит Бог. Итак, что же это за отличия адвентистской церкви и являются ли они действительно заслуживающими внимания? При их рассмотрении, чтобы не быть обвинёнными в религиозной заангажированности, мы будем опираться лишь на конкретные факты и статистику, общий вывод предоставляя сделать самому читателю. Итак,

● Первое. Адвентизм своё вероучение базирует исключительно на Священном Писании. Вот, что об этом говорится в принципах веры Церкви христиан адвентистов седьмого дня. «Единственным мерилом всей жизнедеятельности Церкви является Слово Божие». [В начале было Слово… Основы вероучения христиан-адвентистов седьмого дня. Заокский: Источник жизни, 1993. С. 162]. «Человеческая мудрость должна быть подчинена авторитету Писания. Библейские истины являются мерилом всех других идей». [Там же. С. 24]. В это же время другие церкви, к примеру, католическая и православная, базируют своё вероучение не только на том, что говорит Библия, т. е. Священное Писание, но и на том, что говорит Священное Предание. «Священное Предание православная церковь считает устным „Словом Божиим“ и признаёт в нём источник веры наряду с письменным „Словом Божиим“ — Святым Писанием… Предание Священное — второй из двух первоисточников христианской веры… Такими письменными органами Священного Предания ныне служат 1) символы веры древнейших поместных церквей, каковы: церкви иерусалимской, записанный св. Кириллом в надписаниях его огласительных слов, антиохийской церкви, текст которого приводит Иоанн Кассиан в своем сочинении против Нестория и другие. Все эти символы содержат в себе „апостольские догматы“; 2) „Правила апостольские“, принимаемые восточной церковью в качестве канонических в числе 85 (по определению трулльского собора), которые не были написаны самими апостолами, но в них содержится, несомненно, практика апостольских времен; собраны воедино они не ранее IV в., 3) вероопределения и правила св. соборов вселенских и тех поместных, авторитет которых признан шестым вселенским собором; 4) „Исповедания веры“ или „вероизложения“, сделанные отцами церкви по разным поводам. Таковы: символы св. Григория Неокесарийского, Василия Великого, изложение правосл. веры И. Григория Паламы и другие; 5) „Деяния“ вселенских и поместных соборов; 6) древние литургии, из которых многие происходят от апостолов; 7) акты мучеников, особенно древнейших, которые составлены очевидцами их страданий, во время которых мученики излагали догматы христ. учения; 8) творения св. отцов и учителей церкви, в которых они толковали символы и подробно изъясняли церковное учение. Таковы: „Слово огласительное“ Григория Нисского, „Богословие“ Дамаскина и др.; особенно много „бесед“ и „слов“, произнесенных в храмах, и „книг“, содержащих объяснения Св. Писания Ветхого и Нового Завета; 9) древняя практика церкви, касающаяся священных времен, мест, обрядов и т. п., также отчасти воспроизведенная в письменности». [Полный Православный богословский энциклопедический словарь. В 2 т. М.: Возрождение, 1992. Т. 2. С. 1888]. Таким образом, учения и постановления людей становятся наравне с Библией. При этом первоисточниками христианской веры называются книги, написанные через 500 лет после вознесения Христа. Более того, во многих случаях, как к примеру, в вопросе о субботе или бессмертии души, Предание ставится выше Писания. Третья группа церквей, так называемого харизматического толка, на первый план ставит личный опыт человека, т. е. самое главное, что человек чувствует, ощущает, как ему лично раскрывается та или иная истина. При этом насколько его личные ощущения согласуются с Библией, никого не интересует. Главное — это опыт, личное переживание. Безусловно, личный опыт молитвы, духовные размышления играют важную роль. Но в то же время нельзя забывать, насколько относительны, а порой ошибочны и ненадёжны чувства человека. Насколько несовершенно наше восприятие. Кроме того, принимая во внимание ведущую роль чувств в понимании Истины, мы придём к тому, что у каждого из людей будет своя Истина. Так же, принимая это, мы совершенно не учитываем влияния злых сил, стремящихся заполучить контроль над разумом человека, воздействуя при этом, в первую очередь, на его чувства. Четвертая группа церквей (различные протестантские церкви), признавая в целом авторитет Библии, на деле следуют в догматике за католической церковью, которая, кстати, открыто обвиняет их за это в непоследовательности. Ибо действительно, как можно, с одной стороны, отвергать авторитет римского папы, а с другой следовать его учению. Так, к примеру, в катехизисе Лютеранской церкви о субботе говорится: «Третья заповедь. Помни день субботний, чтобы святить его. Что это значит? Мы должны бояться Бога и любить Бога так, чтобы не пренебрегать проповедью и Словом Божьим, а свято чтить Его, охотно слушать и познавать Его. Какой день недели был днём покоя в ветхозаветные времена? Ветхозаветным днём покоя был шаббат, то есть, суббота… Как должна исполнять третью заповедь новозаветная Церковь? Бог не привязывал Свою Церковь Нового Завета к иудейскому дню шаббат, которым была суббота. Он не назначил и никакого другого дня вместо неё». [Краткий Катехизис д-ра Мартина Лютера. Христианское учение. Lahti. И-е Финляндской церкви лютеранского вероисповедания, 1992. С. 61, 63]. Так мы видим, что у лютеран, как и у католиков, суббота является третьей заповедью, а не четвёртой, как в Библии (Исх. 20:8—11). И во-вторых, с одной стороны, пишется о субботе, признаётся, что Бог её не отменял, но святится при этом воскресенье. Итак, только христиане адвентисты седьмого дня признают и следуют в своём вероучении только Священному Писанию. Их с полным правом можно назвать хранителями Истины.

● Второе. На сегодняшний день адвентистская церковь является лидером по представительству в странах мира. Так она имеет свои церкви более, чем в 220 государствах. Оставляя нашу землю, Христос сказал: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф. 28:19—20). И одним из признаков Своего скорого II Пришествия Христос назвал всемирную проповедь Евангелия: «И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24:14). Центральной проповедью обращённой к нашему времени является Трёхангельская весть (Откровение 14 глава), повествующая о Божьем суде, Духовном Вавилоне. Эту весть сегодня также возвещает только адвентистская церковь. И это немудрено, так как другие церкви в своём учении как раз и принимают догматы Духовного Вавилона. Таким образом, адвентистская церковь, как никакая другая, выполняет повеление Христа, неся весть Спасения, Истину окружающим людям. Потому её можно назвать с полным правом хранителем и исполнителем завещания Христа.

● Третье. Эта церковь детально изучает и провозглашает пророчества Библии. Дело в том, что Священное Писание содержит более 3000 различных пророчеств, касающихся как древних царств, средневековья, нового времени, так и наших дней, но, к сожалению, практически ни одна конфессия не исследует их. Более того, даже книга Откровение, написанная апостолом Иоанном, и уже своим названием говорящая о том, что это откровение Бога людям, объявлена ими закрытой для понимания книгой. А между тем изучение и знание её пророчеств помогает не только укрепить веру, но и сориентироваться в этом мире, осмыслить, понять происходящее, не пасть жертвой лжеучения, знать точное пророческое время, в которое мы живём. Знать, какие ещё события отделяют нас от Второго Пришествия, время которого с одной стороны сокрыто, но в то же время Библия нам весьма подробно рисует панораму событий, которые должны этому предшествовать. Одни церкви говорят, что Христос придёт через несколько тысяч лет, другие уверяют, что Он уже пришёл, третьи вообще разводят руками. А что сама Библия говорит об этом? Именно на этот вопрос и отвечают пророчества, что нужно делать, как жить, чтобы встретить Христа и чтобы приговор Небесного Суда не стал бы для нас и наших близких роковым? Больше жертвовать денег церкви — говорят одни. Молиться деве Марии и просить заступничества римского папы — призывают вторые. Уйти в монастырь и распродать всё имущество — уверены третьи. Жить, как живётся, потому что Бог добрый и всё равно всех спасёт — учат четвёртые. Совершать больше добрых дел — говорят пятые. И так — до бесконечности. Но это всё говорят люди, а что говорит об этом в Своём Слове Бог? Ведь знание этого дарует жизнь, а незнание — смерть. И потому адвентисты призывают сегодня каждого обратиться к Библии, исследуя её пророчества и волю Божью. Адвентисты сегодня — единственные в мире, кто хранит время, зная на основании Библии, сколько времени показывают Пророческие часы. А главное, что сделать, чтобы это пророческое время работало за, а не против нас.

● Четвертое. Среди последователей адвентизма наблюдается наибольшая продолжительность жизни. В среднем на 6 лет по сравнению, скажем, с христианами других конфессий. И дело здесь не в знаниях особых тренировок или медитаций. Дело в том, что адвентизм исповедует библейские законы здоровья, данные Богом в Священном Писании много веков назад. Они сводятся к двум основным постулатам: физической и духовной чистоте. Физическая включает в себя: ▪ отказ от употребления в пищу мяса нечистых животных (свинья, кролик, крабы, раки и т. д.), которые, как сегодня показано наукой, являются одной из первопричин для развития рака, заболеваний дыхательной, сердечно-сосудистой и пищеварительной систем — см. Второзаконие, 14 главу (подробный обзор этого см. Опарин А. А. Отвергнувшие ведение. Археологическое исследование книги пророка Осии. Харьков: Факт, 2005); ▪ отказ от употребления алкоголя, табака, наркотиков; ▪ призыв к вегетарианству, ограничению употребления чая, кофе, вплоть до отказа; ▪ отказ от половых связей вне брака. Строгое неприятие понятия гражданского брака, однополых браков и т. д. Причём это поддерживает, как сегодня показали учёные, не только моральную чистоту человека, но и физическую. Так, к примеру, доказано, что женщины, часто меняющие половых партнёров, заболевают раком шейки матки во много раз чаще, чем женщины, имеющие только одного полового партнёра. Это вызвано тем, что слизистая шейки матки раздражается, если вступает в контакт со сперматозоидами различных мужчин. А половые связи в ранней юности, столь «модные» сегодня, вообще чреваты развитием анемии, эндокринной патологией и различной патологией плода. ▪ В адвентистском учении впервые в научном плане на основании Библии были сформулированы принципы гигиены питания, гигиены труда, коммунальной гигиены, гигиены детей и подростков, чему в немалой степени способствовали и работы Е. Уайт (1827—1915). Адвентистское учение всегда подчёркивало прямую взаимосвязь между физическим и духовным здоровьем человека. И особенно ярко это отображено в заповеди о субботе, ибо соблюдая её, человек даёт не только столь необходимый, кстати, именно с интервалом в семь дней [Авени Э. Империи времени. К.: София, 1998. С. 111] физический отдых для своего организма, но и получает духовное подкрепление, общаясь с Богом, исследуя Библию, а так же уделяя столь необходимое время для общения с близкими и родными. Духовное здоровье у адвентистов поддерживается и ▪ отказом от просмотра аморальных фильмов и передач (боевики, эротика и т. д.); ▪ отказом от слушания музыки, разрушающей как физическое, так и духовное здоровье человека (рок, блюз, джаз); ▪ отказом от чтения оккультной и аморальной литературы; ▪ регулярным исследованием Библии, молитвой. Эти принципы широко воплощаются через систему медицинских учреждений церкви АСД. Так в настоящее время адвентистская церковь имеет 166 больниц, 371 клинику и диспансер, 147 детских домов и реабилитационных центров. Медицинский Университет Лома-Линда (ЮАР) является одним из ведущих медицинских центров мира, где была совершена одна из первых операций по пересадке детского сердца. Так только на территории Украины работают три адвентистских санатория (под Винницей, Николаевым, в Киеве), где на практике осуществляется взаимосвязь между проведением медицинских процедур, основанных на принципах здорового образа жизни (диета, плавание, экскурсии, физкультура), и духовным отдыхом (проповеди, концерты классической музыки, экскурсии, пешие прогулки и т. д.). Человек — это единое целое, и мы не можем разделять его физическую и духовную сферу. Классическую медицинскую аксиому о том, что «надо лечить не болезнь, а больного» — адвентистские врачи применяют на практике, в отличие от многих других, которые ещё пытаются лечить человека, не обращая внимания на особенности его личности, темперамент, социальное окружение, стрессы, внутренний мир. Ведущую роль нервной системы в происхождении большинства заболеваний внутренних органов, на что ещё указывал академик И. П. Павлов, адвентистские врачи, следуя Библии, где также говорится о связи внутреннего мира человека, его состояния с физическим здоровьем, никогда не забывали. Адвентистская медицина встала, таким образом, на подлинно научные принципы комплексного понимания причин заболеваний, и своё определение здоровья дала намного раньше, чем это сделала Всемирная организация здравоохранения. Последняя сегодня определяет здоровье — как состояние полного физического, психического, социального и ДУХОВНОГО благополучия. Медицине нужно было пройти долгие века, прежде чем дать то определение, которое уже несколько тысячелетий давала Библия и которое больше ста лет провозглашал основанный на её учении адвентизм. И плоды этого видны налицо, и признаны во всем мире. Так, группа ведущих учёных США и Великобритании проводила исследования, связанные с вопросами долголетия. В ходе них было установлено, что члены адвентистской церкви являются одними из лидеров в вопросе долголетия, в среднем проживая дольше на 6—10 лет по сравнению с жителями США. Данные исследования были опубликованы в одном из ведущих западных научных журналов. [National Geographic, 2005, ноябрь. С. 88—93]. Поддержание здоровья достигается в адвентизме и с помощью системы младших, средних и высших учебных заведений. Так в мире церковь АСД имеет: 5612 школ и 95 ВУЗов. Адвентистские школы, колледжи и университеты, аккредитированные на самом высоком мировом уровне, делают в своих учебных программах акцент не только на овладевании учащимися теми или иными техническими или гуманитарными знаниями, но и на их духовном воспитании, как личностей. К сожалению, в большинстве всемирных ВУЗов мы потеряли это. И человек, оканчивающий их, часто, и порой даже очень часто, к сожалению, не обладает самыми элементарными чертами человека, имеющего высшее образование, интеллигента. Отсутствие элементарной культуры общения, низкий моральный уровень, не говоря уже о почти полном отсутствии представлений об истории, культуре, музыке, религии — это то, что в наши дни отличает подавляющее большинство выпускников. Автор этих строк работает в системе Высшей школы, и потому знает это не понаслышке, прекрасно сознавая и свои недостатки, по сравнению с уровнем преподавателей ВУЗов прошлых десятилетий. И вот этот пробел в воспитании подлинного духовного интеллигента ликвидирует адвентистская система образования, основанная на принципах Библии. А это не может благоприятно не сказаться на повышении духовности общества, его оздоровлении. Адвентисты — это хранители здоровья, как физического, так и духовного.

● Пятое. В настоящее время церковь АСД имеет наибольший процент лиц, имеющих высшее образование, по сравнению с другими конфессиями. Размышление, анализ Библии, а не принятие на слепую веру каких-то обрядов, человеческих постановлений отличает адвентизм, куда поэтому и тянутся ищущие Бога люди, не довольствующиеся лишь обрядной стороной религии. Адвентисты — это хранители образования, интеллигентности.

● Шестое. Адвентистская церковь — это самая молодая по возрасту деноминация. Молодёжь всегда составляла основу этой церкви.

● Седьмое. Церковь АСД имеет самую разветвлённую в мире сеть типографий и книжных издательств, числом более 60.

● Восьмое. Лишь церковь АСД проповедует учение о святилище, одно из центральных в Библии. В этом учении раскрывается и любящий характер Бога, и Его ходатайственные молитвы и Суд Божий над землей. Знание учения о святилище даёт нам ключи к пониманию времени в котором мы живём. Знание учения о святилище, изложенное в Библии, открывает план и путь спасения через ходатайственное служение Христа, являющегося нашим Первосвященником (Евр. 4:14—16). Дьявол недаром так восставал против этого учения и старался затушевать его, т. к. если бы оно дошло до сознания людей и они бы поняли его важность и значение, то никогда бы не возникли такие лжеучения как молитвы святым и деве Марии, которая, якобы, ходатайствует за нас перед Богом, в то время как Ходатаем и Посредником является только (!) Христос (1 Тим. 2:5). Никогда бы не возникло лжеучение о поклонении иконам, оберегам, святым мощам, ибо учение о святилище провозглашает веру в Живого Бога. Никогда бы не возникло лжеучение о тайне исповеди и праве священника прощать грехи, ибо учение о святилище говорит, что прощать грехи может только Христос. Никогда бы не возникло желания отменять Божьи заповеди, как например, субботу, ибо учение о святилище говорит о том, что человек будет судим по Божьему Десятисловному закону. Никогда бы не возникло лжеучение о бессмертии души, ибо служение в святилище говорит о том, что участь каждого человека будет решена и объявлена на Божьем суде, а не сразу после смерти человек, якобы, получает воздаяние, направляясь в ад или рай. Учение о святилище перечёркивает, таким образом, антибиблейскую доктрину об аде и чистилище. Учение о святилище показывает лживость индульгенций, согласно которым за деньги можно получить прощение. Нет! Только жертвенная кровь Христа, вера в Него и жизнь по Его Слову и Его заповедям дарует спасение. Спасение нельзя купить или заработать добрыми делами! Учение о святилище изобличает так называемую «дешевую благодать», согласно которой, неважно, как ты живёшь, соблюдаешь заповеди, или нет. Бог тебя всё равно спасёт. Нет! Кровь Христа имеет отнюдь не дешёвую цену! Служение в святилище смывает исповеданные грехи человека, а не «замазывает» лелеемые грехи и отступления. Как видим, учение о святилище сегодня невыгодно почти всем! И потому кроме адвентистской церкви его никто не проповедует, просто «не обращая» внимания на него. Конечно, всё сказанное не говорит о том, что все адвентисты — это святые люди. Сама принадлежность к какой-либо конфессии никого никогда не спасала. Среди адвентистов есть также немало христиан только по имени. И в то же время среди представителей других религиозных конфессий есть огромное число добрых христиан, у многих из которых есть чему поучиться и многим адвентистам. Но в этой главе мы говорим не столько, в первую очередь, о людях, сколько об учении. А учение адвентизма, основанное сугубо на Библии, имеет ряд принципиальнейших отличий от других конфессий, что не может не приносить свои добрые плоды. Сегодня Божья церковь является Хранителем Истины, Здоровья, Морали, Семьи, Времени. Члены Божьей Церкви продолжают хранить Божью истину, которую мир давно потерял, а церкви перемешали и видоизменили до неузнаваемости человеческими преданиями и постановлениями. Они продолжают хранить здоровье, борясь за которое мир уже разуверился его обрести, а церкви потеряли Божественные принципы его сохранения. Они продолжают хранить мораль, которую мир давно назвал устаревшей, а церковь — относительной (?!). Они продолжают хранить институт семьи, давно поруганный в мире и дискредитированный многими церквями, уже благословляющими даже однополые браки. Они продолжают хранить Время, отсчёт которого давно утерян миров, со страхом ожидающим каждый новый день, и церквями, потерявшими пророческий свет. Так с кем же захотим быть мы — с Хранителями или расточителями? С обретшими или растерявшими? С надеющимися или разуверившимися? Выбор за нами…

Список использованной литературы.

1.      Авдиев В. И. История Древнего Востока. М.: Политиздат, 1953.

2.      Авени Э. Империи времени. К.: София, 1998.

3.      Бецольд К. Ассирия и Вавилония. СПб.: Брокгауз и Ефрон, 1904.

4.      Брэм А. Э. Жизнь животных. В 3 т. М.: Терра, 1992.

5.      В начале было Слово… Основы вероучения христиан-адвентистов седьмого дня. Заокский: Источник жизни, 1993.

6.      Вейс Г. История цивилизации. В 3 т. М.: Эксмо-Пресс, 1998.

7.      Винкельман И. История искусства древности. Л.: ОГИЗ, 1933.

8.      Владленова И. В. Астрология как сфера духовной культуры // Вісник Харківського національного університету ім. В. Н. Каразіна, 2005. №656.

9.      Волкославский Р. Н. Атлас Библейской истории. Заокский: Источник жизни, 2003.

10.  Грей Д. Ханаанцы. М.: Центрполиграф, 2003.

11.  Грекулов Е. Ф. Православная инквизиция в России. М.: Наука, 1964.

12.  Даль В. Толковый словарь живого Великорусского языка. В 4 т. М.: Русский язык, 1989.

13.  Дин Э. Все женщины Библии. М.: Крон-Пресс, 1998.

14.  Донини А. Люди, идолы и боги. М.: Политиздат, 1966.

15.  Дьяконов И. М. Языки Древней Передней Азии. М., 1967.

16.  Дюпуи Е. Проституция в древности. Кишинев: Logos, 1991.

17.  Иванов А. И. Соловецкая монастырская тюрьма. Соловки, 1927.

18.  Иосиф Флавий. Иудейские древности. В 2 т. Минск: Литература, 1994.

19.  История человечества. В 8 т. М.: Магистр-Пресс, 2003.

20.  Келлер В. Библия как история. М.: Крон-Пресс, 1998.

21.  Колчин М. А. Ссыльные и заточённые в остроге Соловецкого монастыря в XVIXIX вв. М., 1908.

22.  Косидовский З. Библейские сказания. М.: Политиздат, 1978.

23.  Коутс С. Комментарий к книге Судей Израильских. Новосибирск: Посох, 2000.

24.  Краткий Катехизис д-ра Мартина Лютера. Христианское учение. Lahti. И-е Финляндской церкви лютеранского вероисповедания, 1992.

25.  Мазар Б. Города и области Земли Израиля (на иврите). Иерусалим, 1976.

26.  Опарин А. А. Атлас древней и пророческой истории. — Харьков: Факт, 1999.

27.  Опарин А. А. В поисках бессмертия. Археологическое исследование Первой книги Царств. — Харьков: Факт, 2004.

28.  Опарин А. А. В царстве пигмеев и каннибалов. Археологическое исследование книг Ездры и Неемии. — Харьков: Факт, 2003.

29.  Опарин А. А. Всемирная история в королевских династиях. — Харьков, 1997.

30.  Опарин А. А. Всемирная история и пророчества Библии. — Харьков: Факт, 1997, 2 изд.— 2004.

31.  Опарин А. А. Древние города и библейская археология. — Харьков: Факт, 1997, 2 изд.— 2004.

32.  Опарин А. А. Древний мир и библейская хронология. — Харьков: Факт, 1998.

33.  Опарин А. А. Затерянные королевства. Археологическое исследование Третьей книги Царств. — Харьков: Факт, 2005.

34.  Опарин А. А. И камни возопиют…. — Харьков: Факт, 2000, 2 изд.— 2001.

35.  Опарин А. А. История рабства. Археологическое исследование книги Откровение. Харьков: Факт, 2004.

36.  Опарин А. А. Ключи истории. Археологическое исследование книги Бытие. — Харьков: Факт, 2001. 2-изд. Нижний Новгород, 2003. 3-изд. Харьков, 2003.

37.  Опарин А. А. Колесо в колесе. Археологическое исследование книги пророка Иезекииля. — Харьков: Факт, 2003.

38.  Опарин А. А. Манкурты XXI века. Археологическое исследование Второй книги Царств. — Харьков: Факт, 2004.

39.  Опарин А. А. Отвергнувшие ведение. Археологическое исследование книги пророка Осии. — Харьков: Факт, 2005.

40.  Опарин А. А. Проклятые сокровища. Археологическое исследование книг Есфирь и Руфь. — Харьков: Факт, 2002.

41.  Опарин А. А. Развенчанные боги. Археологическое исследование книг Ионы и Наума. — Харьков: Факт, 2002.

42.  Опарин А. А. Религии мира и Библия. — Харьков: Факт, 2000, 2 изд.— 2001, 3 изд.— 2004.

43.  Опарин А. А. Судьи, приговорившие себя. Археология Нового Завета. — Харьков: Факт, 2001.

44.  Опарин А. А. Тайна судьбы. Археологическое исследование книги пророка Иеремии. — Харьков: Факт, 2005.

45.  Опарин А. А. У разбитых водоёмов. Археологическое исследование книг Исход и Иисуса Навина. — Харьков: Факт, 2002.

46.  Опарин А. А., Молчанов С.Б. Но как было во дни Ноя. — Харьков: Факт, 1998; 2 изд. Нижний Новгород, 2002; 3 изд. Харьков, 2002.

47.  Полный Православный богословский энциклопедический словарь. В 2 т. М.: Возрождение, 1992.

48.  Попов. Суд и наказание за преступления против веры и нравственности. Казань, 1904.

49.  Принс Д. Благословение или проклятие. Львов, 1997.

50.  Рабинович В. Л. Алхимия как феномен средневековой культуры. М., 1979.

51.  Рагозина З. А. История Ассирии. СПб.: И-е А. Ф. Маркса, 1902.

52.  Райт Д. Библейская археология. СПб.: BiblionoliΣ, 2003.

53.  Рамзес II: Величие на берегах Нила. Энциклопедия Исчезнувшие цивилизации. М., 2003.

54.  Ренан Э. История Израильского народа. М.: И-е В. Шевчук, 2001.

55.  Рол Д. Утраченный завет. М.: ЭКСМО, 2005.

56.  «Русский архив», 1867.

57.  Смирнова И. Магия как она есть. М.: ФАИР, 1997.

58.  Солкин В. В. Солнце властителей. Древнеегипетская цивилизация эпохи Рамессидов. М.: Алетейя, 2000.

59.  Тантлевский И. Р. История Израиля и Иудеи до разрушения Первого Храма. СПб.: И-во СПб. Университета, 2005.

60.  Тит Ливий. История Рима от основания города. В 3 т. М.: Наука, 1991.

61.  Тюрьмы и наказания. Энциклопедия. Минск: Литература, 1996.

62.  Уайт Е. События последних дней. К.: Джерело життя, 1996.

63.  Уолтон Дж. Х., Мэтьюз В. Х., Чавалес М. У. Библейский культурно-исторический комментарий. В 2 ч. СПб.: Мирт, 2003.

64.  Херцог Х., Гишон М. Библейские сражения. М.: АСТ, Астрель, 2005.

65.  Циркин Ю. Б. Карфаген и его культура. М.: ГРВЛ, 1986.

66.  Шабалов Н. П. Неонатология. В 2 т. СПб.: Специальная литература, 1997.

67.  Шифман И. Ш. Ветхий завет и его мир. М.: Политиздат, 1987.

68.  Шифман И. Ш. Возникновение Карфагенской державы. М.—Л., 1963.

69.  Шифман И. Ш. Государство в системе социальных институтов в древней Палестине // Государство и социальные структуры на древнем Востоке. М., 1989.

70.  Щедровицкий Д. В. Введение в Ветхий Завет. М.: Теревинф, 2001.

71.  Ютен С. Повседневная жизнь алхимиков в Средние века. М.: Молодая гвардия. Палимпсест, 2005.

72.  Aharoni Y. The battle of the waters of Merom and the battle with Sisera // The Military History of the Land of Israel in Biblical Times, ed. J. Liver. Jerusalem, 1964.

73.  Ahlström G. W. History of Ancient Palestine from the Paleolithic period to Alexander’s Conquest // With a Contribution by G. O. Rollefson, ed by D. Edelman. Sheffield. 1993.

74.  Albriaht W. F. Yahwen and the Gods of Canaan. Winona Lake: Eisenbrauns, reprint, 2001.

75.  Alleau R. Aspects de L’Alchimie traditionelle. P., 1953.

76.  Ben-Tor A. Rubiato M. T. Excavating Hazor. Part II: Did the Israelites Destroy the Canaanite City? // Biblical Archaeology Review. May/June, 1999.

77.  Davis D. R. „Judges“, „Such a Great Salvation“ (Geanies Howe, Great Britain: Christian Focus Publications), 2003.

78.  Donn D. M. „Blackwell Bible Commentaries: Judges“; Oxford. Malden, Carlton: Blackwell Publishing, 2005.

79.  Ehrenberg V. Sufeten Real-Encyclopädie der klassischer Altertums-wissenschaft. Stuttgart. 1931.

80.  Faust A. The Rural Community in Ancient Israel during Iron Age II // Bulletin of the American Schools of Oriental Researches, 2000. 317.

81.  Fulcanelli. Le mystere des cathedrals. P., 1964.

82.  Hamlin J. „Judges“, „At Risk in the Promised Land“, Grand Rapids: Eerdmans, 1990.

83.  Heltzer M. Late Canaanite-Phoenician Inscribed Arrowheads and Pre – and Early Monarchic Development in Israel // Studies in Mediterranean Archaeology. 1999.

84.  Hoftijzer J. van der Kooij G. Aramic Texts from Deir Alla. Leiden. 1976.

85.  Ishiba T. The Leaders of the Tribal Leagues „Israel“ in the Pre-Monarchic Period // Revue Biblique. 1973.

86.  Kochavi M. The Israelite Settlement in Canaan in the Light of Archaeological Surveys // Biblical Archaeology Today. — Jerusalem, 1985.

87.  Malamat A. Ursprünge und Frühgeschichte in: Geschichte des Jüdischen Volkes. Bd. I. München, 1981.

88.  National Geographic, 2005, ноябрь.

89.  New American Commentary Judges, Ruth. Vol. 6. Nashville: Broadman Y Holman Publishers, 1999.

90.  Pettinato G. Ebla e la Bibbia // Oriens antiquus. 1980.

91.  Reviv H. The Government of Shechem in the El-Amarna Period and in the Days of Abimelech // Israel Exploration Journal. 1966.

92.  Safren J. D. New Evidence for the Title of Provincial Governor at Mari // Hebrew Union College Annual, 1979.

93.  Sznycer M. Carthage et la civilisation punique // Rome et conquete du Monde Mediterraneen. Paris. 1978.

94.  Tappy R. E. Lineage and in pre-exilic Israel // Revue Biblique, 2000.

95.  Teixidor J. Les fonctions de rab et de suffete en Phenicie // Semitica. 1979.

96.  The New American Commentary. Vol. 6. Judges, Ruth. Daniel I. Block, Nashville: Broadman L. Holman, 1999.

97.  Wallis G. Die Anfänge des königtums in Israel // Wissenschaftliche Zeitsch rift der Martin Luther Universitat. 12 (1963).

Weippert H. Palestina in vorhellenistischer Zeit. München, 1988.

 

© Права на тексты принадлежат Алексею Опарину, 1996-2006 год. Разрешено свободное распространение при условии сохранения ссылки на автора и целостности текста. Разрешено свободное использование для некоммерческих целей. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на http://nauka.bible.com.ua обязательна.
По вопросам коммерческого издания книги обращайтесь к автору. НЕ КРАДИ! (Лк.18:20)
Разработка и сопровождение © 2000-2006 Yuriy Tsupko & Виктор Белоусов. Запрещается использование стиля и элементов дизайна без соответствующего на то разрешения.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования 

return_links(); ?>


Библия и наука — nauka.bible.com.ua

© 1996-2006 А. А. Опарин
Разработка и сопровождение © 2000-2006 Yuriy Tsupko & Виктор Белоусов victor_bell@rambler.ru
© 2006 издательство ФАКТ