Опарин А.А. У разбитых водоёмов. Археологическое исследование книг Исход и Иисуса Навина
Часть I. Поверженные боги

Глава 7

Связанные боги

Израиль продолжал идти по пустыне. Наконец, «в третий месяц по исходе сынов Израиля из земли Египетской, в самый день новолуния, пришли они в пустыню Синайскую. И двинулись они из Рефидима, и пришли в пустыню Синайскую, и расположились там станом в пустыне; и расположился там Израиль станом против горы» (Исх. 19:1-2). Именно здесь на Синае происходит заключение завета между Богом и Израилем, а так же дарование в письменной форме Десятисловного закона, существовавшего от начала мира. Вот этот закон, по которому будет судиться каждый человек, когда-либо живший на земле и согласно которому будет определена его вечная участь: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно. Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе. Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего» (Исх. 20:2-17). В век господства атеизма некоторые умы (в том числе и богословов) стали утверждать, что этот закон дан только евреям, а к остальным народам никак не относится. Но это не так. Во-первых, закон существовал на самой заре истории нашей земли, когда еще и в помине не было разделения на нации. Так, например, суббота, как день покоя, была дана еще первым людям — «И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал» (Быт. 2:3). Во-вторых, о законе евреи знали еще до Синая, что видно из Исх. 16:23 — «И [Моисей] сказал им: вот что сказал Господь: завтра покой, святая суббота Господня; что надобно печь, пеките, и что надобно варить, варите сегодня, а что останется, отложите и сберегите до утра». В-третьих, о вечности и неизменности закона сказал сам Христос: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф. 5:17-18). В-четвертых, согласно Закону будет произведен последний суд — «…и судим был каждый по делам своим» (Откр. 20:13). В-пятых, суббота, как день покоя, будет праздноваться и в вечности: «Ибо, как новое небо и новая земля, которые Я сотворю, всегда будут пред лицем Моим, говорит Господь, так будет и семя ваше и имя ваше. Тогда из месяца в месяц и из субботы в субботу будет приходить всякая плоть пред лице Мое на поклонение, говорит Господь» (Ис. 66:22-23). Далее, во многих книгах, изданных в советское время, было принято писать, что Моисей, создавая древнееврейскую монотеистическую религию, взял за основу египетскую и другие современные ему религии [1]. Атеистически заангажированные ученые писали о поразительных сходствах в вопросе понимания путей спасения у иудеев и египтян, о сходстве отправления религиозных обрядов и т. д. Объем одной главы не позволяет сделать подробный анализ этого вопроса, поэтому мы ограничимся рассмотрением в сравнительном аспекте лишь нескольких основных положений религиозной догматики евреев и египтян, а так же остановимся на некоторых особенностях древнеегипетской религии.

Итак, одним из главных положений любой религии, которое наиболее волнует ее последователей, является вопрос спасения и средство его достижения. С этим понятием теснейшим образом связана почти вся остальная философия любого учения, ибо цель любой религии, в конечном счете, сводится к получению спасения. Поэтому при сравнительном исследовании различных религий наиболее показательным будет рассмотрение спасения и путей его достижения, предлагаемые в них. Тем более это целесообразно сделать в нашем случае, ибо противники Боговдохновенности Библии как раз настаивают на необычайном сходстве требований, предъявляемых к спасению у евреев и египтян. Из Священного Писания нам известны высокие требования нравственности, изложенные в Десятисловном Законе, которые должны отличать верующего человека (Исход 20 глава). Египетский бог Осирис Теперь прочитаем критерии, которые египтяне считали необходимыми для спасения, и которые перечисляли в исповеди перед Осирисом. «Я не делал худого людям. Я не был жесток с близкими. Я не подменял правду неправдою. Я не посещал злых людей. Я не заставлял других работать на меня сверх меры. Я не плёл интриги из тщеславия. Я не бранил тех, кто служил мне. я не оскорбил богов. Богопротивных дел не совершил. Я не позволял хозяину бить его слуг… Я не убивал и убивать не велел… Я не уводил чужой скот… Я чист! Я чист!» [2]. Как видим, критерии действительно высокие и весьма сходны с библейскими. Однако, пути их реализации диаметрально противоположны. Согласно Писанию, человек получает спасение, исправление и совершенствование характера благодаря вере в Господа, которая и преобразует его (Втор. 6:25; 8:1) и дарует спасение на Последнем Суде. Египетское же стремление к нравственности, выраженное в приведенной нами Исповеди Отрицания являлось лишь декларацией, которую никто и не думал претворять в жизнь! «Дело в том, что заупокойный культ был магическим. Все церемонии сопровождались возгласами и формулами… в уста самого умершего влагались формулы, которые он должен был правильно произносить… достигая вечных блаженных обителей. Сборники этих формул росли непомерно… в эпоху Нового царства их пишут на свитках папируса и кладут в гробы. Это так называемая Книга Мертвых, в которой пытались совместить нравственный элемент с магическим — в числе ее 180 с лишним „глав“ или формул оказывается рисунок загробного суда и „исповедание“ праведности — в уста умершего влагается перечень грехов, которые он не совершил на земле. Но это совмещение было триумфом магии — она подчинила себе выработанное высшими устремлениями духа представление о загробном суде, превратив его в магическую формулу и обезопасив грешника от грозящей ему участи — называя имена своих судей, он делал их бессильными, магически утверждая, что он не творил греха, он оказывался непричастным ему; имея при себе рисунок суда и взвешивания сердца, которое в нём всегда должно было быть находимо выдержавшим испытание, тем более, что и для этого существовали особые формулы, он мог не бояться результата взвешивания» [3]. «Всякий египтянин с этой главой в руках и на устах оказывался безгрешным и святым, а 30-й главой (Книги Мертвых. — прим. А.О.) он магически заставлял свое сердце не говорить против него дурно, т. е. насиловал свою совесть. Таким образом вся глава была просто талисманом против загробного осуждения и после нее, как и после многих других глав, имеется приписка-рецепт, как ее приготовлять и какие преимущества она сообщит, если иметь ее при себе; и по заглавию она освобождает от всех грехов. Так были уничтожены высокие приобретения нравственного порядка, и книга Мертвых оказывается свидетельством и об их наличности, и об их печальной судьбе… После „негативной исповеди“ (см. выше: Я не убивал и т. д.) подсудимый обращается к каждому из 42 божеств — демонов, торжественно заявляя, что он не совершал греха, которым „ведает“ данное божество. Вооруженный магическим знанием имён этих демонических существ, подсудимый обезоруживает их, и они не смеют выступить против него» [4]. «С особенной силой проявляется всё могущество магии в завоевании рая. Мёртвый, переступив врата ада, предстает перед судилищем Осириса и подвергается допросу, но знание спасительных формул и имён стражей обеспечивает ему победу над адскими богами. Чист он или не чист на самом деле, до этого нет дела; достаточно мёртвому обладать даром творческого голоса, запастись охранительными талисманами и выполнять действительные обряды — и он может быть уверен, что осирийские судьи признают его добрым. „Проходи, ты чист“, — скажут ему. И опытному магу скорее откроется доступ в рай, чем человеку, который богат одной лишь добродетелью. Магия заменяет честность и обманывает богов так же, как и людей. Здесь мы коснемся одного из важнейших последствий проникновения магии в культ богов и мертвых: магия придает аморальный характер этой египетской религии, которая так громко возглашает культ правды и справедливости; искренности она противопоставляет ложь и делает безнаказанными злых и нечистых, умеющих связать богов своими чарами» [5]. Как видим, разница в путях достижения спасения у египтян и евреев колоссальна и диаметрально противоположна. По поводу внешнего сходства еврейских священных текстов Библии и текстов окружающих народов, которые атеистические ученые рассматривают с точки зрения заимствования евреями у вавилонян и египтян религиозной философии, крупнейший русский востоковед академик Тураев Б.А. замечает: «Сравнивая вавилонские и еврейские псалмы, мы найдем много сходных выражений, аналогичных мыслей и даже буквальных совпадений. Однако, и здесь придется повторить то же, что было сказано по поводу космогонии: ветхозаветный гений положил пропасть между этими произведениями двух родственных народов. В библейских псалмах главное — внутренняя потребность молитвы и очищения, покаяние грешника, сознающего моральную вину перед благим и правосудным Богом; здесь нет и речи ни о магии, ни о произволе божества, тогда как вавилонянин лишь под давлением беды думает о смягчении гнева своего бога при посредстве обряда и жреца, его покаянные псалмы всё еще соединены с магическими формулами и действиями и даже по большей части озаглавлены „заклинания“» [6].

В следующей главе мы взойдем на гору Синай, узнаем о доказательстве №1 Боговдохновенности Библии, а так же обозрим с птичьего полёта богов языческих царств.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования