А. А. Опарин. «И камни возопиют…»
Часть I. Археологическое исследование книги пророка Даниила

Глава 10

Царь, не нашедший места в истории

Среди правителей древности, пожалуй, более всего «не повезло» Дарию Мидянину, потому что кто-то из них был велик, кто-то ничтожен, кто-то правил долгие десятилетия, а кто-то несколько лишь дней, кого-то обожали современники и потомки, кого-то проклинали, но само существование большинства из них не ставили под сомнение. Мы не имеем здесь в виду полулегендарных правителей ранних царств Египта или Вавилона, а царей, правящих во времена, освещенных многими историками.

К этому времени относится и 6 век до Р. Хр., когда и правил Вавилоном Дарий Мидянин. Интересным является то, что имя этого властителя встречается только в Библии, и относится не к какому-то неизвестному периоду, а ко времени крушения Нововавилонского царства войсками царя Кира, о чем мы писали в предыдущей главе. Библейское известие об этом царе ставило в тупик не одно поколение историков, но и искренних христиан, которые не могли объяснить, откуда в книге Даниила возник этот царь, если его в истории просто не было?

Библейское свидетельство

«В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит. И Дарий Мидянин принял царство, будучи шестидесяти двух лет» (Дан. 5:30—31).

Как видим, текст написан четко и определенно. Но ведь прекрасно известно, что Вавилон был взят Киром, который и основал новую Мидо-Персидскую империю, ставшую преемницей Вавилона. Но Библия утверждает, что хозяином страны стал другой, который правил около года. В главе 6 книги пророка Даниила, а также, 9 и 11-й вновь упоминается этот царь и его деяния. Противники Библии не сомневались, что Даниил просто выдумал этого царя, который был ему удобен для рассказа. Эта версия утвердилась, и на Дарий Мидянине поставили «крест». Но археологи дали этой исторической личности второе рождение, и он по праву занял свое место в истории.

Анналы истории

Итак, 12 октября 539 года до Р. Хр. мидо-персидское войско вступило в Вавилон, а 29 октября туда торжественно прибыл сам Кир, новый повелитель. Но, как явствует из персидских хроник, титул, которые носили все вавилонские монархи, «царь Вавилона, царь стран», Кир принимает только через год, довольствуясь титулом «царь стран» без упоминания Вавилона. Это является весьма странным, ибо по обычаям того времени, после покорения какого-либо государства победитель всегда принимал титул его прежних властителей, дабы провозгласить себя законным правителем страны. Делал это же самое и Кир, но тут почему-то отступил от общего правила. Странно повел он себя и с покоренной державой: «Захватив Месопотамию, Кир формально сохранил Вавилонское царство и ничего не изменил в социальной структуре страны… В стране, на первый взгляд, все оставалось прежним: вавилоняне продолжали занимать преобладающее положение в государственном аппарате, а жречество получило возможность возродить древние культы…» [*1]. И на этот вопрос не смогли дать ответа, пока не были найдены и расшифрованы вавилонские летописи.

Вавилонская хроника

Интересующий нас вопрос раскрывается в «Летописи Набонида»: «Гобрий, правитель Гутиума, и армия Кира вошли в Вавилон без боя. После этого Набонид был арестован в Вавилоне, когда он туда вернулся… В месяце архшамму, в третий день, Кир вступил в Вавилон, Гобрий, его правитель, поставил местных правителей в Вавилоне» [*2]. В западной историографии давно признанным является факт, что между свержением Набонида (Валтасара) и воцарением Кира в Вавилоне около года правил другой царь. И подавляющее большинство исследователей считают его Гобрием (Угбару). «По его мнению (доктора В.X. Шеа. — А.О.), Кир стал официально называться царем Вавилона приблизительно через четырнадцать месяцев после захвата им этого города, а до этого его титул был «царь стран» (365, 2, с. 123).

В таком случае возникает вопрос, кто же был официальным правителем Вавилона в период от его захвата до конца первого года царствования Кира в качестве «царя стран»? Шеа считает, что этим правителем был полководец Кира Угбару (Гобрий). Однако, согласно хронике, Угбару умер через три недели после того, как его войско вступило в Вавилон. Но, по предположению доктора Шеа, составитель хроники поместил сообщение о смерти Угбару не в хронологическом порядке, и оно должно быть датировано не 539, а 538 годом до Р. Хр. Таким образом, согласно Шеа, с весны 539 года до своей смерти Угбару был вассальным царем Вавилона, и лишь после его смерти Кир добавил к своему титулу еще и титул царя Вавилона» (365, 3, с. 99). Исходя из этого, Шеа считает, что полководец Кира Угбару и наместник Вавилонии Губару — одно и то же лицо (365, 4, с. 163). «Первым наместником Вавилона был Угбару, в руках которого находилась фактическая власть в городе и стране. В Вавилонской хронике говорится об Угбару, наместнике Гутиума и полководце Кира, и о Губару, наместнике Кира в Вавилоне. По всей вероятности, это одно и то же лицо» [*3].

О роли Гобрия в падении Вавилона мы уже говорили. Поэтому назначение Киром его правителем Вавилона вполне объяснимо. Согласно летописи, Гобрий был правителем царства год и три недели. Итак, установлено, что между правлением Набонида-Валтасара и Киром в Вавилонии был царь, о чем и говорила Библия. Но почему Библия называет его Дарием Мидянином, вместо Гобрия, если пророк Даниил, как мы уже неоднократно убеждались, был первоклассным историком? «…Гутиум (т. е. страна кутиев) было вавилонским названием Мидии в высоком стиле…» [*4]. «Наместник провинции Гутиум Угбару является тем же самым лицом, что и Гобрий, о котором рассказывает Ксенофонт в Киропедии (4, 6, 1—7). И. М. Дьяконов отождествляет Угбару с Ойбаром Ктесия, полагая при этом, что под Гутиумом в Вавилонской хронике имеется в виду Мидия (21, с. 422 и сл., прим. 4. Ср: у Э. Херцфельда: 214, с. 201, который так же считает Угбару сатрапом Мидии) [*5].

Итак, слово Мидянин напрямую относится к Гобрию. Что же касается имени Дарий, то здесь надо знать, что на Востоке правитель по восшествии на престол принимал царственное имя. Дарий же в переводе обозначает «держащий скипетр». Так что Гобрий вполне мог взять имя Дарий как царственное имя. К тому же сведения «Летописи» Набонида о том, что по своему восшествию на престол Гобрий поставил местных правителей, полностью согласуется с Библейской историей. «Угодно было Дарию поставить над царством сто двадцать сатрапов, чтобы они были во всем царстве…» (Дан. 6:1). Священное Писание отображает и зависимое положение царства Дария от Кира. Когда враги Даниила донесли на него царю, они сделали следующее заявление: «Итак утверди, царь, это определение и подпиши указ, чтобы он был не изменен, как закон Мидийский и Персидский, и чтобы он не был нарушен» (Дан. 6:8). Из этих слов видно, что законы Мидо-Персии не были законами Вавилона, но они говорят «как закон Мидийский и Персидский». В то же самое время отсюда ясно, что законы Мидо-Персии были необычайно авторитетны и неизменны, что было бы невозможным при полной независимости Вавилона. Эту же мысль доказывают и следующие тексты: «Царь, услышав это, сильно опечалился и положил в сердце своем спасти Даниила… но те люди… сказали ему: «Знай, царь, что по закону Мидян и Персов никакое… постановление, утвержденное царем, не может быть изменено» (Дан. 6:15). Как видим, сановники прямо угрожают царю, и эта угроза возымела действие: «Тогда царь повелел, и привели Даниила и бросили в ров львиный…» (Дан. 6:16). Чтобы на Востоке правителю страны ставили его сановники ультиматум, угрожали, ссылаясь на законы другой страны, и чтобы царь вынужден был пойти против своей воли, и представить такого нельзя! Разве что при условии, что данный правитель не является полновластным господином.

Итак, Дарий не был суверенным правителем Вавилона, а лишь вассальным царем Кира, поставленный прихотью того на вавилонский трон за оказанные услуги. Поэтому-то Дарий и вынужден был идти даже против своей воли на поводу сановников Кира. В противном случае он мог лишиться престола. Образ Дария Мидянина, описанный в Библии, представляет интерес не только в историческом плане, но и как тип человека, который, сознавая свою неправоту, под давлением внешних обстоятельств идет на сделку с собственной совестью, как мы увидели это в случае с Даниилом. Такими были и царь Ирод, обезглавивший Иоанна Крестителя, и Понтий Пилат, отдавший на распятие Иисуса Христа. Не повторяем ли мы в своей жизни эти ошибки, которые могут быть с самыми страшными и необратимыми последствиями, не идем ли порой на сделку с собственной совестью, а фактически, с «князем тьмы века сего». Будем же всегда помнить об этом!



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования