Опарин А.А. Колесо в колесе. Археологическое исследование книги пророка Иезекииля
Часть II. Иезекииль. Библейская археология Украины

Глава 2

У входа в царство мёртвых...

В Крыму в 12 километрах от Феодосии расположился очень уютный посёлок Коктебель (в пер. с татарского «край голубых вершин»). Главной его достопримечательностью несомненно является горная гряда Карадаг (в пер. с татар. «Чёрная гора»). Крым вообще очень богат экзотическими горами: Ай-Петри, Аю-Даг, Чатыр-даг, Демерджи, Кошка, но все они меркнут по сравнению с Карадагом, который представляет собой остатки потухшего вулкана, кратер которого сегодня находится на дне моря. Карадаг поражал и поражает всех когда-либо видевших его со времён античности и вплоть до наших дней. Недаром ему посвящено огромное количество стихов, поэм. Эти места вдохновляли А. Пушкина (который на полях рукописи „Евгения Онегина“ постоянно рисовал Золотые ворота Карадага — скалы, расположенной в море), А. Грина, М. Волошина, М. Цветаеву и др. Особенно великолепен Карадаг со стороны моря, где открываются его многочисленные красивейшие бухты: Лягушачья, Сердоликовые, Голубиная, Львиная, Пограничная, Пуццолановская, Разбойничья. И если вы, плывя на катере, внимательно всмотритесь в неприступные обрывистые скалы кряжей Карадага: Кой-Кая, Магнитного, Хоба-Тебе, Карагача, то вы увидите, как за ними проступает история одного из древнейших и загадочных народов земли — киммерийцев, обитавших здесь десятки веков назад и оставивших по себе зловещую память. Одно из первых упоминаний об этом народе оставил великий древнегреческий писатель Гомер.

«Ты, Океан в корабле поперек переплывши, достигнешь

Низкого берега, где дико растет Персифонин широкий

Лес из ракит, свой теряющих плод, и из тополей черных,

Выдвинув на брег, под которым шумит океан водовратный,

Черный корабль свой, вступи ты в Андову мглистую область...

Три соверши возлияния мертвым, всех вместе призвав их...

Там киммериян печальная область, покрыта вечно влажным туманом и мглой облаков, никогда не являет

Оку людей там лица лучезарного Гелиос, землю ль

Он покидает, всходя на звездами обильное небо,

С неба ль звездами обильного сходит, к земле обращаясь,

Ночь безотрадная там искони окружает живущих» [1].

Сегодня многие исследователи утверждают, что вход в царство мёртвых, бывший в Киммерии и о котором упоминает Гомер, локализовывался греками на Карадаге в месте, которое сегодня называется Ревущий грот. И действительно, это место сегодня поражает своей угрюмостью и таинственностью, а волны создают там неповторимый зловещий рёв. И поэтому не приходится удивляться, почему древние считали это место входом в царство мёртвых. Знаменитый древнегреческий географ Страбон так же подтверждает, что «киммерийцы обитали в северных и мрачных областях около Боспора» [2]. В древности киммерийцы назывались так же народом гамер, гамирра [3]. Так ещё раз получило своё подтверждение в истории великое генеалогическое древо народов, данное в 10 главе Бытия. Достоверность и историчность Священного Писания подтверждает академик Б. Пиотровский: «Далёкие походы кочевых племён, среди которых были киммерийцы и скифы, нашли отражение в Библии, в рассказах о вторжении иноземных народов. В библейском генеалогическом списке, где имена народностей получили форму личных имён, Гомер (киммерийцы, гамирра клинописных текстов) считается сыном Яфета и отцом трёх сыновей» [4]. Первоначально исторически зафиксированной территорией обитания народа Гомер или киммерийцев был Крым и Прикубанье [5]. В Крыму сохранились многочисленные погребения киммерийцев [6]. Как и подавляющее большинство народов древности гамирра хоронили своих мертвецов на боку в несколько скорченном положении, положении спящего человека. В Библии же, отрицающей бессмертие души, смерть называется просто сном (Ин. 11:11—14). Поэтому первоначально существовавший на земле монотеизм долго ещё оставлял следы в последующей истории народов, впавших в идолопоклонство. И поэтому даже среди полудиких племён мы иногда можем найти отголоски учения Истинного Бога, хотя и в искажённой форме. Это и предания о рае, потопе, строительстве огромной башни, системе жертвоприношений и понятие о смерти, как о сне. Однако, киммерийцы верили в бессмертие души и поэтому в их погребениях находят бронзовые и железные ножи, бусы и браслеты, горшки и кубки [7]. Наибольшее количество киммерийских курганов найдено в Джанкойском и Нижнегорском районах. В VIII в. до х. э. гаммирра покидают насиженные места под натиском вторгнувшихся скифов. «Скифы вытеснили киммерийцев из Европы и преследовали их в Азии» [8]. Страбон также пишет, что «В прежнее время Киммерик был городом на полуострове и запирал перешеек (Керченский пролив — прим. А.О.) рвом и насыпью. Некогда киммерийцы обладали могуществом на Боспоре, почему он и получил название Киммерийского Боспора. Киммерийцы — это племя, которое тревожило своими набегами жителей внутренней части страны на правой стороне Понта вплоть до Ионии. Однако скифы вытеснили их из этой области» [9]. О вторжении скифов на территорию Киммерии сохранились интересные сведения, передаваемые Геродотом. «С приближением скифов киммерийцы стали держать совет, что им делать перед лицом многочисленного вражеского войска. И вот на совете мнения разделились. Хотя обе стороны упорно стояли на своём, но победило предложение царей. Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив считали необходимым упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету царей, а цари не желали подчиниться народу. Народ решил покинуть родину и отдать захватчикам свою землю без боя; цари же, напротив, предпочли скорее лечь костями в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь царям было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле и какие беды ожидают изгнанников, лишенных родины. Приняв такое решение киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу. Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть ещё и поныне). После этого киммерийцы покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной» [10]. Гамирра отошли вдоль Кавказского побережья Чёрного моря или через перевалы (Мамисонский, Дарьяльский и т.д.), как полагают некоторые учёные и оказываются в Западном Закавказье и в восточной части Малой Азии. Таким образом в VIII веке к северо-западу от царства Урарту и невдалеке от владений Ассирийской империи оказывается новое мощное государство Гамирра [11]. «Войско киммерийцев, которое состояло сплошь из конницы и обладало большой подвижностью, владело массовой конно-стрелковой тактикой, которая была дотоле незнакома народам древнего Востока. Поэтому представляло собой достаточно серьёзную опасность для древневосточных рабовладельческих государств» [12]. «О могуществе киммерийского войска образно говорится в Библии. «И поднимет знамя народам дальним, и даст знак живущему на краю земли, — и вот, он легко и скоро придет; не будет у него ни усталого, ни изнемогающего; ни один не задремлет и не заснет, и не снимется пояс с чресл его, и не разорвется ремень у обуви его; стрелы его заострены, и все луки его натянуты; копыта коней его подобны кремню, и колеса его — как вихрь; рев его — как рев львицы; он рыкает подобно скимнам, и заревет, и схватит добычу и унесет, и никто не отнимет. И заревет на него в тот день как бы рев разъяренного моря; и взглянет он на землю, и вот — тьма, горе, и свет померк в облаках» (Ис. 5:26—30). Важно, что недавнее открытие кургана Уашхиту в Закубанье подтверждает существование у киммерийцев колесниц. Под насыпью высотой 4,5 м была обнаружена шатровая конструкция, находившаяся над большой могильной ямой размером 12х7 м. В южной части ямы сохранились остатки колесницы и её упряжи. Место собственно колесницы отмечено двумя ямками от колёс со следами дерева внутри. На костяках четвёрки сопряжённых вместе коней обнаружены уздечные принадлежности, среди которых удалось выделить предметы — индикаторы упряжек колесниц. Кроме колец с подвижными муфтами ими могут также служить большие браслетообразные кольца, пластины с двойными бляшками и цилиндрические пронизи. Реконструируемые остатки колесницы свидетельствуют, что использующийся здесь принцип запряжки близок ассирийскому, хорошо известному по каменным рельефам, украшавшим дворцы восточных царей. В двухколёсную колесницу запрягали четвёрку лошадей при помощи одного дышла, скорее всего, одного ярма и внешних ремней постромков. Находки в курганах колесниц являются свидетельством высокого социального статуса их носителей. У индоевропейских народов колесница выступает как атрибут царей и богов» [13]. Обосновавшись на новом месте киммерийцы приступают к активной внешней политике. Они совершают набеги на Пафлагонию, Вифинию, Мисию. Историк Стефан Византийский сообщает, что киммерийцы сто лет владели городом Антандром на мисийском берегу Эгейского моря и что этот город назывался тогда Киммеридой [14]. Они громят Ионию, Эолиду, становясь таким образом хозяевами восточной части Малой Азии. В 676—674 г. до х. э. они в союзе с Урарту уничтожают Фригийское царство. Столицей последнего был город Гордий, имя которого вошло в поговорку „Гордиев узел“ [15]. А царя Фригии Мидаса заставляют покончить жизнь самоубийством [16]. Спустя немного времени руководимые своим вождём Лигдамидом киммерийцы нападают на Лидийское царство: «Лигдамид тем не менее дошёл во главе своих воинов до Лидии и Ионии и взял Сарды, но погиб в Киликии» [17]. О взятии Сард (654 г. до х. э.) говорит и придворный историк Александра Македонского Каллисфен [18]. А город Сарды был первоклассной крепостью и поэтому его взятие говорит о мощи народа Гомер. В битве с киммерийцами погибает и царь Лидии Гиг [19]. Во время того же похода ими был захвачен город Ефес, известный в будущем как один из центров христианства, где проповедовал апостол Павел и к верующим которого он написал одно из своих посланий, вошедших в Библию. Спустя 10 лет киммерийцы вновь захватывают Сарды. Помимо войн в Малой Азии гамирра ведут активные боевые действия с Урарту и Ассирией. В 714 году они наносят поражение царю Урарту Русе I. «Сохранилось письмо Синахериба (будущий ассирийский царь, который будет воевать с царём Иудеи Езекией, см. 4Цар. 18—19 — прим. А. О.) его отцу Саргону, в котором ассирийский наследник приводил сводку сведений о положении в Урарту, полученных от разных лиц. В сообщениях из страны Уккая и от правителя города Халсу Набули рассказывалось о неудачах урартов при походе в страну Гамирра. Синахериб в своей сводке дословно приводил сообщение Набули: „Я писал страже пограничных крепостей относительно вестей об урартском царе. Когда он отправился в страну Гамир, всё его войско было побито, трое из его начальников со своими отрядами убиты, сам же он бежал и вступил в собственную землю, его лагерь до сих пор не был достигнут“. В другом письме Синахериб сообщал сведения, полученные через Ашуррисуа от Урзаны, касающиеся похода урартов против киммерийцев, окончившегося поражением урартов и гибелью правителя области Уаси. На одном из обломков писем Куюнджикского архива имеется перечисление девяти урартских наместников, убитых, по-видимому, во время этого похода. В конце письма сообщается, что урартский царь после поражения бежал в горы, спасая свою жизнь» [20]. Как видим, киммерийцы, которые совсем недавно были союзниками Урарту и вместе с ней громили Фригию теперь обращают оружие против недавних союзников. Вскоре гамирра вступают в войну с Ассирией, в ходе которой в 705 г. до х. э. царь Ассирии Саргон II погибает [21]. После этого военные действия между обеими странами продолжались фактически непрерывно около 50 лет. «Война ассирийцев с киммерийцами в районе Средиземного моря при Асархаддоне не была ещё такой острой как позднее, и особое внимание ассирийцам приходилось обращать на киммерийские отряды, находившиеся в приурмийском районе. Об этой борьбе до нас дошло значительное число интересных документов. Во время гадания Асархаддон спрашивал своего бога: „Шамаш, великий владыка, на то, о чём я тебя вопрошаю дай мне верный ответ: с этого дня, с третьего дня месяца Айару, до одиннадцатого месяца Абу, на сто дней и ночей (установленный срок совершения гадания — Б. П.)... будь то Каштарити с его войском, будь то войско киммерийцев... будь то какой бы то ни было враг — захватят ли они этот город Кишассу“... Киммерийцы особенно беспокоили ассирийцев в стране Мана. Среди табличек Куюнджикского архива имеется письмо некоего Белушезиба Асархаддону, извещавшее о злодеяниях киммерийцев» [22]. Однако киммерийцы не только воевали против Ассирии, но часто и служили наёмниками правителям Ниневии. «Киммерийцы входили в состав наёмных войск ассирийской армии. В одном документе о продаже огородов в Ниневии, датированном 679 г., среди свидетелей называется ассириец Ишди-Харран, начальник полка киммерийского» [23]. Именно в составе ассирийского, а затем и вавилонского войска киммерийцы принимали участие в разгроме Израильского и Иудейского царств. «Сведения о киммерийских... походах имеются также у библейских пророков. Так, Иеремия 5:15—16 вкладывает в уста Бога следующие слова: „Вот, Я приведу на вас, дом Израиля, народ издалека, народ сильный, народ древний, народ, языка которого ты не знаешь и не будешь понимать, что он говорит. Колчан его — как открытый гроб, все они люди храбрые“» [24]. Пророчествует о нашествии этого народа и пророк Исайя. «...другие... называли последних „Гамирра“ — именем, переданным в Библии „Гомер“, у классиков Κψμĕρtot. Появление нового бурного народа произвело сильное впечатление во всей Азии, и пророк Исайя видел в нём знамение гнева Божия и всепроникающей силы его против грешников. «За то возгорится гнев Господа на народ Его, и прострет Он руку Свою на него и поразит его, так что содрогнутся горы, и трупы их будут как помет на улицах. И при всем этом гнев Его не отвратится, и рука Его еще будет простерта. И поднимет знамя народам дальним, и даст знак живущему на краю земли, — и вот, он легко и скоро придет; не будет у него ни усталого, ни изнемогающего; ни один не задремлет и не заснет, и не снимется пояс с чресл его, и не разорвется ремень у обуви его; стрелы его заострены, и все луки его натянуты; копыта коней его подобны кремню, и колеса его — как вихрь; рев его — как рев львицы; он рыкает подобно скимнам, и заревет, и схватит добычу и унесет, и никто не отнимет. И заревет на него в тот день как бы рев разъяренного моря; и взглянет он на землю, и вот — тьма, горе, и свет померк в облаках» (Ис. 5:25—30)» [25]. При Ашшурбанипале война Ассирии с киммерийцами продолжалась, истощая силы и без того слабеющей Ассирийской монархии. Однако в этот тяжёлый момент на помощь Ниневии приходят давнишние враги киммерийцев скифы, от которых они бежали около 150 лет назад из Крыма и Прикубанья. Вождь скифов Мадий наносит киммерийцам страшное поражение, после этого гамирра оседают на северном побережье Малой Азии, около города Синопы. Там спустя немного времени они были окончательно разбиты царём Лидии Алиаттом (конец VII в. до х. э.) [26]. После этого народ Гомер, киммерийцы сходит со страниц истории, оставив по себе много загадок и целые реки крови. И лишь величественный Карадаг хранит живую память о некогда грозном народе, многочисленном, как морской песок, но отступившем от Бога, избравшем своим идолом богатства, а вместе с ним и смерть. И если вы, уважаемый читатель, окажетесь у подножия Карадага, то не только любуйтесь его красотой, но и помните историю великого народа, некогда здесь обитавшего, а теперь оставившего по себе лишь прах, покоящийся в курганах. Пики Карадага и его утёсы призывают сегодня нас, современных людей, не повторить ошибки киммерийцев, отошедших от Бога и пожавших смерть. Карадаг стал настоящим мрачным памятником этого отступившего народа.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования