Опарин А.А. Манкурты XXI века. Археологическое исследование Второй книги Царств
Часть II. Манкурты и манкуртизация в X в. до х.э.

Глава 8

Царь и пророк

«И послал Господь Нафана к Давиду, и тот пришел к нему и сказал ему: в одном городе были два человека, один богатый, а другой бедный; у богатого было очень много мелкого и крупного скота, а у бедного ничего, кроме одной овечки, которую он купил маленькую и выкормил, и она выросла у него вместе с детьми его; от хлеба его она ела, и из его чаши пила, и на груди у него спала, и была для него, как дочь; и пришел к богатому человеку странник, и тот пожалел взять из своих овец или волов, чтобы приготовить [обед] для странника, который пришел к нему, а взял овечку бедняка и приготовил ее для человека, который пришел к нему. Сильно разгневался Давид на этого человека и сказал Нафану: жив Господь! достоин смерти человек, сделавший это; и за овечку он должен заплатить вчетверо, за то, что он сделал это, и за то, что не имел сострадания» (2 Цар. 12:1—6). Как часто, подобно Давиду, мы очень быстро вершим суд над другими. Причём этот суд, как правило, всегда отличается однозначностью и жестокостью. Последнюю, впрочем, мы обычно прикрываем якобы жаждой справедливости, праведным гневом, желанием «помочь» ближнему, борьбой за чистоту рядов. Особенно это бывает характерно, порой, для некоторых верующих людей, очень любящих на церковных собраниях кого-то обличать. Эти люди любят следить за тем, чтобы в церковь не проник «дух мира» и потому они с особым рвением следят за каждым приходящим в собрание: не накрашены ли у неё губы, какая причёска, какова длина юбки, нет ли обручального кольца на пальце. В истории, так же, замечено, что, как правило, особые ревнители праведности внутри сгорают от еле сдерживаемого, чтобы не прорвался наружу, огня похоти, которую они втайне утоляют. Вспомнить, хотя бы, святых отцов — инквизиторов, сжигающих «ведьм», но перед этим насилующих их. Чем менее чиста у человека совесть, тем он более склонен осуждать других. Странный, вроде бы, парадокс, который, к сожалению, имеет место и в нашей жизни. Не был в этом исключением и Давид, сразу разобравшийся с богатым грешником в притче пророка Нафана. При этом он чувствовал себя вправе вынести жестокий вердикт. Хотя, по идее, если человек осознаёт свой грех, к тому же только что совершенный, то разве у него будет моральное право осудить другого такого же грешника? К тому же, ведь грех царя был куда более страшен и отвратителен, чем грех богача из притчи Нафана. Ведь тот всего лишь присвоил себе чужую овцу, в то время, как царь совершил одновременно и воровство, и прелюбодеяние, и убийство. Однако, отведя взор от Бога, царь не чувствует никакого неудобства или стеснения в деле вершения суда над куда менее виновным, чем он. Но Библия недаром говорит, каким судом судишь другого то постигнет и тебя (Мф. 7:2). «Нафан стал сообщать Давиду о страшном гневе на него Господа Бога, который сделал его царем над всей массой евреев и подчинил ему множество великих соседних народов, который, кроме того, избавил его от преследований Саула и дал ему женщин, на которых он мог жениться совершенно беспрепятственно и законно. Теперь же этот Бог сделался предметом оскорбления и насмешки с его стороны, так как Давид держит у себя чужую жену, мужа которой он выдал на убиение неприятелям. Ввиду всего этого, продолжал пророк, царь даст за это ответ перед Господом Богом, который строго накажет его: собственные жены Давида будут изнасилованы одним из его сыновей, который составит заговор против жизни самого царя, и таким образом последний будет открыто наказан за тайно совершенный им грех. Также и ребенок, которого родила ему та женщина, должен будет скоропостижно умереть. Но так как царь был страшно подавлен всем этим и в глубоком волнении со слезами на глазах сознал все безбожие своего поступка (ведь он вообще был человеком богобоязненным и во всю свою жизнь совершил только один этот грех с женой Урии), то Господь Бог сжалился над ним и отпустил ему вину его, обещая пощадить жизнь его и не отнимать у него царской власти, так как не желает больше негодовать на Давида ввиду его раскаяния во всем случившемся. Нафан объявил об этом царю и вернулся к себе домой». [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 7. Глава 7, 3. С. 348—349]. Давид был потрясён. Пророк ему, вроде бы, сказал то, что царь знал и без него. Но именно сейчас соделанный грех открылся ему во всей полноте. Царь увидел себя глазами Бога. Сегодня, когда мы нуждаемся в обличении, к нам не явится пророк Нафан, но в то же время мы можем, если захотим, конечно, увидеть себя глазами Христа. Достоевский Ф. М. когда-то сказал: «Библия позволяет нам увидеть себя глазами Бога». И это действительно так. Слова Нафана были резки и конкретны, но именно в таких словах и нуждался Давид, чтобы остановиться на пути к смерти, на пути духовной манкуртизации, на который он вступил. Недаром спустя две тысячи лет один из апостолов напишет: «А других страхом спасайте, исторгая из огня, обличайте же со страхом, гнушаясь даже одеждою, которая осквернена плотью» (Иуды 1:23). Услышав слова обличения, царь не стал оправдывать себя, что часто делали многие герои Библии, начиная от Адама и Евы, и что очень часто делаем мы. Давид не стал этого делать, сказав очень мало, но и очень много: «согрешил я пред Господом» (2 Цар. 12:13). Не менее, чем Давид, поражает в этой истории и Нафан, его мужество и стойкость. Ведь он обличил во грехе самого царя, обличил прямо в лицо. Вряд ли бы нашлось много людей, захотевших выполнить то, что сделал Нафан. Ведь за подобные слова, брошенные в лицо царю, он мог сразу же лишиться жизни и титул пророка здесь бы не спас. Ибо в Израиле при Сауле уже были прецеденты, когда публично умерщвлялись священники. Нафана могли убить и тайно. Он мог просто не выйти из дворца. Пропасть, будто бы его и не было. Но Нафан взирал на ситуацию не по человечески, боясь за себя. Он взирал глазами Бога, зная, что Тот его Господин и раз Он поручил ему сделать это, то он не может не выполнить поручение. Но самое главное, Нафан любил Давида и искренне переживал то падение, которое постигло царя. Часто люди, обличая других, обличая действительно по делу, совершают это во имя обличения. В их словах нет любви к человеку. Порой даже сквозит злорадство! Нафан же был другом Давида и потому более всего хотел спасти его, пусть даже для этого пришлось бы и пожертвовать жизнью. Библия говорит, обращаясь к каждому верующему: Ты страж брату твоему (Иез. 3:17). А являемся ли мы сторожами для наших друзей? Действительно ли мы их искренне любим? Говорим ли мы им прямо и откровенно даже то, что им явно будет не по вкусу? «Ребенок же, которого родила жена Урии, заболел тяжкой болезнью, которая до того опечалила царя, что он в продолжение семи дней, несмотря на настоятельные просьбы приближенных, воздерживался от [обычной] пищи, облекся в темную одежду и, прикрывшись мешком, в знак траура, лежал на земле, умоляя Господа Бога спасти ребенка: очень уж Давид любил мать младенца. Когда же последний на седьмой день умер, то слуги не решались доложить об этом царю, боясь, как бы Давид, узнав о постигшем его горе, не стал воздерживаться еще дольше от пищи в знак траура о смерти сына, когда он так страдал во время его болезни. Но царь заметил по смущенному виду слуг, что случилось нечто, что им хотелось бы скрыть, и понял, что ребенок умер. Поэтому он подозвал к себе одного из служителей и узнал от него всю правду. Затем он встал, совершив омовение и, надев белую одежду, отправился в скинию Божию. Ввиду этого они, с позволения Давида, решились спросить его о причине такой в нем перемены. Царь же назвал их людьми нерассудительными и объяснил им, что, когда ребенок был еще жив, и у него была еще надежда на возможность спасти его, он делал все, что было в его силах, чтобы склонить Предвечного к милосердию; но раз ребенок умер, уже не стоит напрасно печалиться. Все согласились с такой мудростью и прозорливостью царя». [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 7. Глава 7, 4. С. 349]. Мы же часто, когда нас постигает горе, начинаем роптать, стенать, обвинять во всём Господа, перестаём читать Библию, посещать служения. Словом, делаем то, что от нас более всего хочет добиться сатана. Давид знал закон посева и жатвы. Он знал, что Бог простил его (2 Цар. 12:13). Но он знал и то, что посеянный грех должен дать свои всходы. Зло не проходит безнаказанно. Поэтому очень важно осознавать, что мы сеем сегодня, ибо от этого будет зависеть и наш завтрашний день. Многих удивляет, зачем в Библии помещена эта история падения Давида, названного и мужем по сердцу Бога (Деян.13:22), и вошедшего в родословию Христа, и автора многочисленных псалмов, которые продолжают петь и сегодня. Не лучше ли было опустить эту страницу его жизни, чтобы он остался для потомков как идеальный образец и пример. Любая идеология поступила бы именно так, ибо любой власти всегда нужны герои. У коммунистов это были «бескорыстные» Маркс, Ленин и Сталин, живущие лишь «для других» и не только «не имеющие» никаких грехов, но «отказывающие» себе во всём. Читая рассказы о Ленине, чувствуется, будто бы пишется о получеловеке-полубоге. У фашистов этими героями были «безгрешные» Гитлер и Гиммлер, жившие «для немцев» и тоже, якобы, отказывавшие себе во всём. У некоторых христианских конфессий — это святые, которые уже на земле вели полностью безгрешную жизнь. И читая Жития Святых, только удивляешься рассказам об их нескончаемых чудесах. Всё это было нужно то ли в политических целях, чтобы завоевать расположение масс, то ли в религиозных, чтобы заставить молиться не Богу, но святым. Но авторами Библии являются не люди, а Бог. А потому там содержится полная неприкрытая правда. Даже атеистические учёные не могли скрыть своего удивления по поводу правдивости Библии. «Поражает также реализм, с каким составители Библии обрисовали тёмные, неприглядные стороны характера Давида, несмотря на то, что как верный слуга жрецов, он был их излюбленным героем. Их личные симпатии оказались бессильными перед неопровержимыми историческими документами». [Косидовский. Указ. соч. С. 325]. Библия правдиво рассказывает о своих героях ещё и потому, чтобы любой человек знал, что каков бы ни был его грех, если он в нём искренне покается, то Бог простит Его. Эта история так же показывает, что у Бога нет любимчиков, способных «купить» Его расположение за деньги или добрые дела, как учило папство в средние века. Эта история показывает, что с Господом можно подняться и обрести счастье вновь, несмотря на падения, даже если они совершились тогда, когда ты был в церкви.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования 

return_links(); ?>


Библия и наука — nauka.bible.com.ua

© 1996-2005 А. А. Опарин
Разработка и сопровождение © 2000-2006 Yuriy Tsupko & Виктор Белоусов victor_bell@rambler.ru