Искать на сайте:
 

А. А. Опарин

Кривые зеркала

Археологическое исследование книги Иова

Оглавление.

ПРОЛОГ. В королевстве кривых зеркал.

ЧАСТЬ I.

Глава 1. Властитель земли Уц.

Глава 2. Тест: Как узнать человеческую суть?

Глава 3. Круг пиршественных дней.

Глава 4. Эксперимент?!

Глава 5. Главный обман сатаны.

Глава 6. Об особенностях траура на Древнем Востоке.

Глава 7. Что взять с собой на Тот свет?

Глава 8. Зловещая болезнь Ганзена.

Глава 9. О некоторых советах близких людей.

Глава 10. Палата №6.

Глава 11. Об особенностях переписки 3500 лет назад.

Глава 12. Вести с Того света…

Глава 13. Тайны динозавров.

Глава 14. Колодец смерти.

Глава 15. На уроке Библейской практики.

Глава 16. Заклинания Книги Мертвых.

Глава 17. В мире зловещих сновидений.

Глава 18. Письма на тот свет.

Глава 19. Что такое Божий гнев?

Глава 20. История климата.

Глава 21. Семь обетований книги Иова.

Глава 22. На трех китах.

Глава 23. Трансцендентность и имманентность.

Глава 24. «Теперь же мои глаза видят Тебя…»

ЭПИЛОГ.

Приложение. Христос и Кривые Зеркала. Автор А. Пешелис.

Список использованной литературы.

Аннотация

В монографии на основании обширного археологического и исторического материала проведено исследование библейской книги Иова, поднимающей извечные вопросы бытия и «кривых зеркал» в жизни человека.

Для студентов гуманитарных ВУЗов, их преподавателей, а также для всех интересующихся Библией и историей.

Рецензенты:

Рекомендовано к печати Учёным советом Украинского Гуманитарного Института (Киев).

● доктор философских наук, профессор Бурова О. К. (Национальная Юридическая Академия имени Ярослава Мудрого);

● доктор теологических наук Волкославский Р.Н.(Заокский Университет);

● доктор теологических и философских наук Жаловага А. С. (Украинский гуманитарный институт, Киев);

● доктор теологических наук Морарь М. К. (Университет им. Эндрюса, США).

 

ПРОЛОГ

В королевстве кривых зеркал.

Каждому из нас с детства знакома сказка Губарева «Королевство кривых зеркал», в которой повествуется о приключениях маленькой советской школьницы, попавшей в одно сказочное королевство. Главной особенностью этого необычного государства были его зеркала, число которых практически доходило до числа жителей этого королевства. Производство этих зеркал было приоритетным для экономики этой сказочной державы. Тому же, кто умышленно или случайно разбивал эти зеркала, грозила тюрьма или смерть. Чем же был вызван столь странный культ зеркал? Дело в том, что это были не обычные зеркала, а кривые, в которых добро выглядело уродливым и смешным, а зло — красивым и величавым. С помощью этих зеркал злобные цари и феодалы этого королевства держали народ в неведении и повиновении. На первый взгляд, это просто интересная детская сказка. Но давайте внимательнее присмотримся к ее содержанию, не напоминает ли оно нам что-то? А именно, окружающий наш мир. Мир, в котором разврат представляется, как любовь, подлость, как ум, деньги, как счастье, взятки, как благодарность, наркотики, как свобода, обрядовость, как духовность, а доброта, как слабость, искренность, как глупость, семья, как оковы. Мир, в котором добродетель превращена в пошлость, а грех — в счастье. Мир, в котором патология превращена в норму, а норма — в болезнь. Мир, в котором грех рисуется в самых радужных красках, приглашая следовать ему, а праведность, как теснота и скорбь, удел слабых и убогих. Мир, в котором восхищаются и преклоняются пред тиранами и деспотами, и распинают последователей добра, смеясь над ними. Мир, в котором женщины превращаются в мужчин, а мужчины в женщин. Мир, в котором призывают Божье Имя в языческий день солнца и славят Его идолопоклонническими ритуалами. Мир, в котором Слово Божье заменено человеческими преданиями. Мир, в котором библейская книга Откровение объявлена Закрытой для понимания книгой. Мир, где во славу Господа сжигают и убивают людей. Мир, в котором дьявол приходит в одеждах света, как избавитель, а Бог объявляется виновником страданий и бед людей… Сегодня дьявол изготовляет миллионы этих кривых зеркал, индивидуальных для каждого человека, чтобы тот видел этот мир в ему, дьяволу, угодном свете. Свете, который переворачивает всё верх дном, в кривом свете. Одновременно с этим сатана с небывалой яростью разбивает прямые зеркала, глядя в которые люди могли бы узнать правду о себе и о нем. И главным этим зеркалом, против которого и направлены сатанинские усилия, является Слово Господне, Божий Закон. «Ибо, кто слушает слово и не исполняет, тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале: он посмотрел на себя, отошел и тотчас забыл, каков он. Но кто вникнет в закон совершенный, закон свободы, и пребудет в нем, тот, будучи не слушателем забывчивым, но исполнителем дела, блажен будет в своем действии» (Иак. 1:23—25). С помощью своих кривых зеркал злая сила порабощает себе миллионы людей, заставляя их работать на своих духовных плантациях, где эти работники рано или поздно находят смерть. Почти вся планета Земля превращена ныне в это зловещее королевство кривых зеркал. Как же узнать, не смотрю ли и я в своей жизни в одно из этих зеркал, «любезно» предоставленное мне сатаной? А может быть, я уже и сам для кого-то превратился в кривое зеркало? Как выйти из этого королевства, если мы в него попали? Что делать, когда депрессия, уныние, беды, непонимание окружающих сковали нашу жизнь, сделав ее невыносимой? Что делать, когда, как нам кажется, Бог уже не слышит наших молитв? Что делать, когда нам кажется, что все кончено, что зло и несчастья победили?... Уверен, что каждый из нас, уважаемые читатели, в своей жизни сталкивался, сталкивается, а может быть, прямо сейчас столкнулся с этими вопросами? И вот ответить нам на них, найти выход из этого королевства кривых зеркал поможет одна древняя библейская книга — книга Иова. В свое время этот древний патриарх попал в царство этих зловещих кривых зеркал, в которых сатана был представлен Богом, а Бог сатаною. В которых ложь была представлена истиной, а истина ложью. В котором самые близкие люди давали совет врага. А путь в пропасть изображался как путь к свободе и избавлению. И вот, пройдя сквозь эти смертоносные зеркала, Иов, наконец, с Божьей помощью, победил их власть, увидев мир и события своей жизни в Истинном свете, в правильном зеркале Божьей истины и праведности. И если мы, подобно Иову, хотим разбить в своей жизни эти кривые зеркала, то раскроем эту библейскую книгу и перенесемся в древнюю землю Уц…

ЧАСТЬ I

Глава 1

Властитель земли Уц.

Начало действия излагаемой нами трагедии плоти и триумфа духа разворачивалось в земле Уц. «Был человек в земле Уц, имя его Иов; и был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла» (Иов 1:1). Своё столь необычное для современного слуха название эта земля получила по имени Уца, сына Арама, внука Сима, правнука Ноя (Быт. 10:21—23), чьи потомки осели на этих территориях. Первоначальные её границы были весьма велики, простираясь от Сирии на севере и до Идумеи на юге, от земель Моава и Аммона на западе и до Евфрата на востоке. Именно потомками Уца были основаны Трахонита и Дамаск. [Иосиф Флавий. Иудейские древности. В 2 т. Минск: Беларусь, 1994. Т. 1. Книга 1. Глава 6, 4. С. 31]. Евсевий Кесарийский (260—340) пишет, что именно из этих земель происходил Иов. [De originibus. Книга 11. Глава 2, 6]. Античный учёный Птолемей упоминает, что на этих землях некогда жил народ Авситаи, по имени которого он и называет эту местность Авситидой или Уситидой, т. е. страной Уца. Интересно, что в Септуагинте, одном из древнейших переводов Библии, относящегося к III в. до х. э., земля Уц названа Авситидой. Древние предания, сообщаемые арабскими средневековыми географами Мужир ад дин эль Хамбели, Абилфедой и Мухаммадом эль-Макдези так же связывают эти земли с Иовом и даже невдалеке от Дамаска высится монастырь в честь многострадального Иова. Однако, со времён Уца и его ближайших преемников ситуация стала меняться и эти обширные земли стали объектом захвата различных народов и племен, и в последующие времена земля Уц представляла собой лишь один из уделов Эдома [Щедровицкий Д. В. Введение в Ветхий Завет. М.: Теревинф, 2000. С. 831], коим она и оставалась на протяжении долгих столетий и потому недаром пророк Иеремия писал: «Радуйся и веселись, дочь Едома, обитательница земли Уц! И до тебя дойдет чаша; напьешься допьяна и обнажишься» (Плач Иер. 4:21). Связывая, таким образом, землю Уц и едомлян, подчёркивая при этом, что едомляне обитают на земле Уц, т. е. первоначально это были не их земли. При этом в другом месте тот же Иеремия пишет: «И весь смешанный народ, и всех царей земли Уца, и всех царей земли Филистимской, и Аскалон, и Газу, и Екрон, и остатки Азота, Едома, и Моава, и сыновей Аммоновых…» (Иер. 25:20—21). Т. е., на первый взгляд, Уц и Эдом употреблены раздельно и, следовательно, как считают некоторые читатели, пророк противоречит сам себе, в одном месте приравнивая Уц к Эдому (Плач. 4:21), а в другом (Иер. 25:20—21) говорит о них по раздельности. Но пророк, как видим, не противоречит сам себе, а напротив, раскрывает перед нами детали истории земли Уц и Эдома. Ибо, во-первых, первоначально земля Уц не имела к Эдому никакого отношения, располагаясь, к тому же, на куда больших землях. А во-вторых, когда её земли были захвачены разными народами, то часть её территорий отошла к Эдому, который стал обитателем земли Уц (Плач Иер. 4:21), а часть захватили мелкие аравийские царьки (Иер. 25:20). И потому в одном месте он пишет об Уце во взаимосвязи с Эдомом, а в другом — отдельно, ибо обширные земли Уца имели разную судьбу и хозяев. По мнению большинства исследователей Иов был идумеянином. [Щедровицкий. Указ. соч. С. 831]. Более того, древние предания и, в частности, Септуагинта, свидетельствуют, что он был вторым царем Эдома, в хроники которого он вошёл под именем Иовала. Название Уц (в переводе — «песчаная земля») как нельзя лучше отвечает тому, что представляет собой эта земля. Главным же богатством был, во-первых, контроль над торговыми путями, пролегающими из Вавилона в Египет, а во-вторых, стада. «Имения у него было: семь тысяч мелкого скота, три тысячи верблюдов, пятьсот пар волов и пятьсот ослиц и весьма много прислуги; и был человек этот знаменитее всех сынов Востока» (Иов. 1:3). Дело в том, что на Древнем Востоке, в Аравии эквивалентом богатства, как сегодня мерседес или особняк, была численность скота. И это не случайно, ибо скот тогда давал всё: и мясо, и молоко, и шкуры, и тепло, и средства передвижения, и средства связи, и средства защиты и нападения (боевые верблюды). Кстати, это упоминание о скоте, как эквиваленте богатства, очень важный аргумент, говорящий о древности написания данной книги. Чтобы судить о размерах богатства Иова, приведём, хотя бы, такой пример. Так Аристотель писал, что у арабов в его времена насчитывалось до 3 тысяч верблюдов. [Уолтон Д., Мэтьюз В., Чавалес М. Библейский культурно-исторический комментарий. В 2 ч. СПб.: Мирт, 2003. Ч. 1. С. 566]. И эту же цифру мы встречаем при описании количества верблюдов, которыми владел Иов. Зная о количестве скота, мы можем с немалой точностью рассчитать и то количество людей, которыми владел этот патриарх. Так, к примеру, для обслуживания вола необходимо несколько человек: держащий за плуг, направляющий, тот кто кормит, убирает. Словом, только для обслуживания волов требовалось примерно 1500 человек. Не меньше требуется и для ухода за верблюдами. Словом, Иов владел несколькими десятками тысяч человек. И потому не случайно Библия говорит, что он был именитее всех сынов востока. Последними назывались полукочевые семитские племена, получив такое имя от древних египтян, в произведении которых «Повесть о Синухете», датируемой III тысячелетием до х. э., они впервые так названы. Библия так же называет сынами востока потомков Сима — эдомитян, моавитян, арамеев, мадианитян (Быт. 29:1; Ис. 11:14; Суд. 6:3). Но среди них Иов, бывший, примерно, современником патриарха Иакова, прославился не только своим непомерным богатством и могуществом. Было еще нечто, что отличало этого правителя от окружающих его народов и властителей. Присмотримся же ближе к этому необыкновенному человеку, сумевшему снискать уважение в свой жестокий переломный век, снискать его даже у своих врагов.

Глава 2

Тест: Как узнать человеческую суть?

«Иов… был непорочен, справедлив и богобоязнен, и удалялся от зла» (Иов 1:1). Читая данный библейский комментарий об этом человеке, исследователи, да и просто читатели Священного Писания, акцентируют, как правило, своё внимание на первых словах и особенно на слове «непорочен». И это, конечно, верно. Но между тем, намного интереснее, важнее, и, если можно сказать, практичнее является последняя характеристика — утверждающая, что Иов удалялся от зла! И это очень важно. Во-первых, она показывает нам, что он не жил в вакуумных условиях, ибо зло, грех окружали его. И у него, как у властителя, было куда больше возможности грешить, чем у подавляющего большинства  людей . Ибо многие люди, можно сказать, даже миллионы, мечтают о грехе, но не могут совершить его, так как не имеют возможности, согрешая, при этом, на уровне мыслей. Сегодня, в наш век удовлетворение похоти стало одним из самых рекламируемых грехов. О нём говорят, его показывают. Наличие длинноногих любовниц стало неотъемлемым эквивалентом престижа. Любой товар, начиная от зубных щёток до автомобилей рекламируется с помощью ярких женщин, которые и должны привлечь к нему максимум внимания. И сколько голодных глаз пожирает мысленно этих красавиц, но не имея при этом денег, чтобы даже к ним подойти. У Иова же были такие средства, что любая из подобных красавиц бросилась бы сама в его объятия. Но Иов, имея все возможности прелюбодействовать, был стоек в свой век, когда случайная связь с женщиной, впрочем, как и в наши дни, не считалась грехом. Сегодня миллионы людей и особенно девушек замирают перед витринами дорогих ювелирных магазинов, с жадностью наблюдая за сверканием бриллиантов и изумрудов. С не меньшей завистью они взирают и на тех, кто носит эти камни. Помню, как даже однажды в церкви одна из женщин с негодованием говорила о другой, «посмевшей» надеть в храм столь дорогое украшение. При этом она с таким пылом говорила о её драгоценностях, у нее так неподдельно сверкали глаза, что было прекрасно видно, как она их сама мечтает иметь, но не может, так как нет возможности. Во имя ценностей, золота люди убивают друг друга, теряют человеческий облик. Но для Иова они не были идолом, и это прекрасно показали последующие обстоятельства его жизни. Сегодня многие мечтают разбогатеть, чтобы повеселиться, пожить, что называется, всласть, или, как говорят сегодня, «оторваться». Но Иов, имея всё необходимое для подобного «отрывания», не прожигал жизнь. Сегодня многие мечтают достичь высокого положения, дабы затем упиваться своей властью, унижать людей. К сожалению, это, порой, проявляется и в церкви, когда человек, будучи избран даже на самое небольшое служение, начинает уже свысока поучать других, обличать сверху вниз. Иов был полновластным хозяином тысяч людей, с которыми он по законам Востока мог делать практически всё что угодно, демонстрируя им свою власть и сам упиваясь ею. Он обладал тем, чего большинству из живущих сегодня никогда не достичь. Он мог делать все это, но не делал этого. Ему был доступен любой грех, самый утонченный и изысканный. При этом, и это очень важно подчеркнуть, никто из окружающих его людей не упрекнул бы его ни в чем. Ибо, во-первых, он был правитель, во-вторых, мораль того времени была низка, и, в-третьих, все окружающие его властители делали эти грехи. Сегодня фактор общественного мнения останавливает многих от открытых грехов. Других останавливают возможные последствия греха, к примеру, развод, потеря имущества, имиджа, заражение СПИДом или сифилисом, наконец, тюрьма. И именно это служит для них препятствием ко греху, который их столь притягивает, но который они совершить открыто всё же опасаются. Но всего этого не было у Иова. Ему не грозил ни развод, ни конфискация имущества, ни СПИД, которого ещё тогда и не было. Ничего кроме… Божьего неодобрения. Иов удалялся от зла, греха, окружающего его. Эта характеристика не менее интересна ещё и следующим. Заметим, глагол «удалялся» стоит в настоящем времени, а не в прошедшем. К примеру, удалился. Слово удалялся показывает и подчёркивает нам динамику — динамику постоянного, наступающего на Иова зла, греха, от которого он уходил. Грех, искушения постоянно преследовали его. Его жизнь была борьбой с грехом, с искушением. Дьявол постоянно предлагал ему что-то и что-то новое, но безрезультатно. Иов был с Богом, и Господь хранил его. Спросим же себя, а удаляемся ли мы от зла. Или мы, напротив, ищем его, покупая аморальную по содержанию литературу, с замиранием сердца переключая каналы телевизора, ища неприличные фильмы и сериалы, будоражащие наше воображение; идя в клубы и на дискотеки, читая астрологическую и оккультную литературу, с интересом слушая и выспрашивая о подноготной жизни ближнего, а затем распространяя сплетни и слухи (это особенно является бичом, к сожалению, порой, в церквях). Другая категория людей не ищет сама зла и греха, но радушно принимает их, когда они входят в их жизнь. Так, при удобных обстоятельствах проявляя измену или нечестность, а затем вновь выполняя роль верного супруга или работника: подвернулся случай, так почему же не воспользоваться им? Третья группа людей не ищет зла и не радуется его приходу, но и не борется с грехом. Такие люди, попав в дурную компанию, вначале сторонятся её обычаев, но затем, не имея воли, начинают жить по ее законам. Особенно это актуально для молодежи, которую втягивают в общества, употребляющие наркотики, ведущие распутную сексуальную жизнь. Начавшись с шуточного употребления «травки», приключений с девушками грех постепенно подчиняет себе душу. Молодежь «садится» на иглу, становясь донорами для наркодельцов. И только лишь небольшая группа людей сегодня, по примеру Иова, не ищет зла, не заигрывает с грехом при удобном случае, а оказывает сопротивление вторжению греха в жизнь и удаляется от зла, от греха. К какой же из четырех групп сегодня принадлежит каждый из нас? Спросим себя. Это очень личный вопрос, ответ на который мы даём втайне, но последствия которого рано или поздно станут явны для всех. Итак, Иов удалялся от зла. Он удалялся от зла потому, что имел страх Божий, являясь богобоязненным человеком. «Страх Господень — ненавидеть зло; гордость и высокомерие и злой путь и коварные уста я ненавижу» (Прит. 8:13). В своей жизни мы часто испытываем страх перед неведомым, перед различными жизненными ситуациями, но испытываем ли мы страх перед грехом, перед тем, чтобы согрешить. Наверное, в наши дни этот вопрос звучит даже как-то странно, настолько привычным стал для нас грех. А между тем, Библия говорит именно о страхе перед грехом. Страхе обидеть этим Бога, столь любящего нас. Третьей характеристикой Иова названа справедливость. И это качество напрямую вытекает из богобоязненности. Ибо только тот, кто имеет страх Божий, будет относиться справедливо и к другим, окружающим его людям. Словарь В. Даля говорит, что «справедливый — это правильный, сделанный законно, по правде, по совести, идущий по правде, неподкупный, творящий праведный суд». [Даль В. Толковый словарь живого Великорусского языка. В 4 т. М.: Русский язык, 1991. Т. 4. С. 299]. При этом не обязательно представлять себе понятие справедливости как нечто глобальное. Нет, она проявляется или не проявляется и в самых небольших жизненных ситуациях. Для того, чтобы узнать это, спросим себя: делим ли мы людей на чужих и своих, причем, «свои» правы в наших глазах всегда, а «чужие» — нет. Умеем ли мы признать правоту даже нашего врага, и не попустительствуем ли мы друзьям, покрывая их, только потому, что они друзья. Иову, как правителю, было очень легко не задумываться над понятием справедливости. Ибо своим богатством и властью он любое своё даже самое недостойное решение мог заставить считать «справедливым». Сколько «кривды» в отношениях с людьми, в финансовой сфере творим мы, не имея и тысячной доли возможностей Иова. Представим же себе на минуту, что нам даны те возможности, которыми располагал Иов, т. е. возможность бесконтрольно распоряжаться имуществом не только своим, но и ближних, право казнить и миловать любого, право удовлетворять любые похоти и желания, право не отчитываться ни перед кем из людей, то как бы мы тогда вели себя! Если сейчас, даже находясь, порой, в церкви, и неся там даже различные служения, многие творят беззакония, порой на словах возвышая закон, пользуясь любой возможностью присвоить деньги или переспать с кем-то. «Итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают» (Мф. 23:3). И при этом большинство людей ещё говорит, что хорошо было богатым Аврааму, Соломону или Иову, и знали бы они наши проблемы! Мы любим так говорить. Но в контексте рассматриваемой нами темы спросим себя: А что стали бы представлять собой мы, получи мы власть и богатства Иова? Сохранили ли бы мы тогда вообще человеческий облик? Или тогда бы, быть может, и раскрылась наша истинная сущность, прикрываемая сейчас неимением возможности для реализации своих желаний? Недаром говорят: дай человеку деньги и власть, и он раскроется. Удаляясь от зла, имея страх Божий, творя справедливость, Иов был непорочен. Что же обозначает это слово? «Непорочный» — это тот, в ком нет пороков, дурных свойств, качеств; это чистый, доблестный». [Даль. Указ. соч. Т. 2. С. 528]. Но первая ступень на пути к непорочности — это удаление от зла. Таким был правитель земли Уц — патриарх Иов, бывший не только необыкновенным для всех времен правителем, но и прекрасным семьянином, знавшим ряд особых тайн для построения крепкой и дружной семьи, с которыми мы и познакомимся в следующей главе.

Глава 3

Круг пиршественных дней.

«И родились у него семь сыновей и три дочери. Сыновья его сходились, делая пиры каждый в своем доме в свой день, и посылали и приглашали трех сестер своих есть и пить с ними. Когда круг пиршественных дней совершался, Иов посылал за ними и освящал их и, вставая рано утром, возносил всесожжения по числу всех их. Ибо говорил Иов: может быть, сыновья мои согрешили и похулили Бога в сердце своем. Так делал Иов во все такие дни» (Иов 1:2, 4—5). Что же это был периодами повторявшийся круг пиршественных дней? Дело в том, что «Иов служил Богу Авраамову и соблюдал заповедь о субботе: когда завершался «круг пиршественных дней» его семерых сыновей (т. е. в каждый седьмой день) Иов приносил за них жертвы Богу». [Щедровицкий. Указ. соч. С. 831]. Итак, поклонение Господу в Его День Субботу — важнейший залог крепкой и дружной семьи. Заметим, Иов посылал за ними и освящал их, т. е. семья собиралась вместе для поклонения Богу. Является ли для нас суббота подобным днём? Ведь в наше такое суетное время, как никогда раньше, не остается времени для общения, да и просто для встречи самых близких людей. Молитва Богу — это и анализ прошедшей недели, и анализ взаимоотношений с Ним и ближними. Наверное, если бы мы чаще задумывались над тем, как прожили очередную неделю, кому сделали зло, наша жизнь, думаю, изменилась бы к лучшему. Иов жил в патриархальные времена, когда ещё централизованного служения в скинии не существовало. Ещё не было института священства и функции священника выполнял глава рода, отец, в обязанности которого и входило принесение жертвоприношений. Сегодня, после смерти и воскресения Иисуса Христа, система жертвоприношений ушла в небытие, потеряв свой духовный смысл. Не живут сегодня и семьи в одном месте, как во времена Иова. И порой родителей и детей, братьев и сестёр отделяют сотни километров. Есть сегодня и пасторы, священники, имеющие право совершать церковные обряды. Словом, много изменилось за эти три с половиной тысячи лет. Изменилось действительно многое. Но изменилась лишь форма, суть же и значение остались неизменными. Так сегодня мы не приносим Богу жертвы в виде животных, но наша молитва является для Него жертвой: «Итак будем через Него непрестанно приносить Богу жертву хвалы, то есть плод уст, прославляющих имя Его» (Евр. 13:15). Да, сегодня семьи разделены километрами, а порой и государственными границами. Но проблемы, нужды семей остались теми же. И вопрос духовности в наше аморальное время и чувство единения в век спешки представляет огромную потребность. Да, сегодня есть пасторы, совершающие крещение и причастие, но что заменит отцовский совет, заботу или материнскую молитву? Конечно же, ничто. Новый Завет рисует нам отца, как главу семейства, как первосвященника своей семьи. В наш век феминизма, эмансипации для многих это прозвучит, быть может, как-то дико и безжизненно устаревшим. Но полный крах института семьи, который мы наблюдаем сегодня, является самым лучшим доказательством того, к чему приводит отвержение библейских законов. Иов учил своих детей и нас через свою книгу не забывать о Боге в период благоденствия и празднеств, всегда помня о Подателе всех сих благ. И как часто в дни удачи мы забываем Господа, взывая к Нему лишь тогда, когда приходит нужда и болезни. Вознося молитвы за своих близких, Иов, как подчеркивает Библия, боялся, чтобы его родные во время совершения празднеств не согрешали, а если это и произошло, то чтобы покаяться и попросить прощения. И действительно, часто отдых превращается в пустое времяпрепровождение, пошлые и грубые шутки и развлечения. Господь хочет, чтобы мы отдыхали. И Сам Христос говорил Своим ученикам: «Пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного…» (Мк. 6:31). Находясь на нашей земле, Он и Сам нуждался в отдыхе. «И говорит ему Иисус: лисицы имеют норы и птицы небесные — гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Мф. 8:20). Христос не был мрачным постником. Он бывал и на свадьбах, и на пирах. Он говорил, что пришёл дать жизнь с избытком (Ин. 10:10). Но отдых тоже должен быть созидателен и действительно полезен. То же, что сегодня мир называет отдыхом — посещение баров, ночных клубов, дискотек, ресторанов на самом деле лишь ещё больше изнашивает человеческий организм и без того деградированный грехом. Своими днями Писание так же называет дни рождения. «После того открыл Иов уста свои и проклял день свой. И начал Иов и сказал: погибни день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: зачался человек!» (Иов 3:1—3). Сыны Иова праздновали свои дни рождения и это одобрял патриарх. «Сыновья его сходились, делая пиры каждый в своем доме в свой день, и посылали и приглашали трех сестер своих есть и пить с ними» (Иов 1:4). Это библейское место является хорошим аргументом против утверждения некоторых религиозных фанатиков, утверждающих, что де праздновать дни рождения — это грех. Но такие люди с их утверждениями не только не находят этому подтверждения в Библии, но этим оскорбляют Бога, давшего нам жизнь, предусмотревшего каждого из нас ещё в утробе матери. Патриарх Иов в этих стихах выступает перед нами, как заботливый и внимательный отец. Он не разделял мнения окружающих его языческих властителей, считавших себя и своих детей полубогами и требующих к себе подобного отношения. Нет, Иов чувствовал свою нужду в Боге, осознавая человеческую греховность и слабость. Он не относился к своим детям, как к особой касте, духовной элите, как сегодня говорят некоторые служители о своих детях, нет, он понимал, что они такие же слабые и немощные люди, нуждающиеся в Божьем прощении. Среди огромного числа забот, связанных с правлением, Иов никогда не забывал о молитве и о семье, являя в этом так же замечательный пример и нам, который показывает, что как бы ни были велики наши заботы, у нас всегда должно и может найтись время для Бога и ближних. Если же у нас нет времени, чтобы вознести Богу в субботу жертву уст своих — молитву, придя на поклонение к Нему, и если у нас нет времени для семьи, то тогда невольно возникает вопрос: А зачем мы тогда вообще живём? Во имя чего или кого мы жертвуем то время, которое принадлежит Богу и семье? Семья Иова — это была радостная духовная искренняя семья, где отмечали дни рождения, устраивали пиры, где не было показной чопорности, игры в духовность, при которой детям не разрешают бегать и смеяться, где ещё и ведутся разговоры только на «духовные» темы, где только всё запрещают, называя всё окружающее «мирским». Но при этом дети видят, что высокопарные слова их родителей расходятся с делом, и внешняя святость — лишь ширма, скрывающая истинную сущность. Именно, в частности, из-за этого огромный процент детей многих верующих, в том числе и служителей, оставляет со временем церковь. Но семья Иова была иной. Она собиралась вместе, общалась и искренне славила своего Бога. Это была дружная семья. Ведь вспомним, что у Иова было семь сыновей и наследником был старший. И как часто бывает в таких случаях, как, к примеру, у Исаака, Иакова, Соломона или Давида, сыновья царя ненавидят друг друга, видя в каждом соперника и конкурента. Они не только не общаются друг с другом, порой, годами, но даже убивают друг друга. Война за престолонаследие проходит красной нитью через всю всемирную историю у каждого народа земли. Но семья Иова была в этом плане исключением. И в этом, конечно, далеко не последнюю роль сыграл сам патриарх, верно воспитав своих детей. И как сегодня больно наблюдать, когда из-за неверного родительского отношения дети становятся с возрастом врагами между собой. Всего лишь в одном стихе патриарх Иов раскрывает перед нами многие секреты для успешного построения семьи. Мы видим, что они очень просты и глубоки, и только от нас сегодня зависит, станем ли мы их применять в своих семьях.

Глава 4

Эксперимент?!

В суете повседневной жизни, в быстроте постоянно меняющихся событий, в тревогах, радостях, ожиданиях, труде, разговорах, всё время окружающих нас, мы забываем о другой жизни, недоступной нашему взору. Мы забываем, что кроме мира людей, машин, заводов, политических партий, театров, словом, всего того, что окружает нас, существует другой мир, невидимый нами, но не становящийся от этого нереальным. Это духовный мир. Мир, где властвуют и борются силы добра и зла. Это мир ангелов и демонов. Мы не видим его, но именно он управляет нами. Мы постоянно не только чувствуем, но и воочию ощущаем его присутствие. Убийства, войны, насилие, клевета, предательство, царящие на нашей земле, являются плодом мира демонов, который периодически открыто посылает своих представителей в виде НЛО, так называемых призраков, душ умерших и прочее. Мы никогда не бываем одиноки, даже оставаясь одни в комнате. За нами постоянно наблюдают два мира — Добра и Зла. Постоянно возле нас находится наш ангел-хранитель, посылаемый Господом для нашей защиты и толпы падших «черных» ангелов, только и ждущих удобного момента, чтобы поработить нас. За каждый миг нашей жизни идёт Великая борьба между Добром и Злом, Христом и сатаной. Вдумаемся в это. И для тех, кому это покажется какой-то сказкой, религиозной фантазией, пережитком средневековья, напомним о миллионах людей, теряющих сегодня вдруг рассудок и убивающих самих себя, которым официальная медицина ставит расплывчатые психиатрические диагнозы, но которые не вписываются в понятие больных людей, ибо их действия точны и вымерены, как никогда. Пусть скептики вспомнят и о зловещих маньяках, садистски убивающих свои жертвы. И делают это психически здоровые люди, значительный процент которых уже на суде поражается тому садизму, который они творили. Пусть скептики вспомнят и о беснующихся толпах молодежи на концертах рок-музыкантов, да и самих исполнителей, раздевающихся в неистовстве на сцене, перекусывающих летучих мышей, и порой открыто славящих дьявола и ад. Пусть вспомнят и о том, как по приказу религиозных вождей различных сект их почитатели принимали яд или убивали друг друга. И это, вновь мы хотим особо подчеркнуть, делали совершенно с медицинской точки зрения здоровые люди. Что это, если не одержимость?! Матери, убивающие своих новорожденных детей, отцы, растлевающие дочерей, игроки, не могущие оторваться от игры в казино, понимая, при этом, что это приведёт их к краху. Что это, если не одержимость? Вампиры, люди, пьющие кровь — это уже, как доказано, не миф или сказка, это реальность. Подтверждение этому — страшные сатанинские секты, насчитывающие десятки миллионов последователей, во время месс которых пьётся человеческая кровь. В Москве и других крупных городах существуют группы и клубы вампиров! Члены которых уверяют, что уже не могут обходиться без человеческой крови. [Камо грядеши, Вавилон? / Составитель В. И. Кремень. М.: Паломник, 2002. С. 55—56]. Дело вампира Джумгалиева, хмелевшего от крови женщин, потрясшее недавно общественность, является лишь одним из тысяч подобных. Вампирическая секта «Цыганские шуты», обитавшая на окраинах Лос-Анджелеса, долгие годы собиралась на пустынных местах и закалывая свои жертвы, пила их кровь, во славу египетского бога Уимса. В одной из подобых сект прошел посвящение, кстати, и Джим Моррисон. [Там же. С. 51]. Пили кровь и другие современные вампирические секты «Свидетельницы Лилит», «Люцифер Г», «Восточные тамплиеры» и т. д., и т. д. Что это, если не одержимость? Да, присутствие мира зла сегодня ощущается как никогда, ибо дьявол знает, что ему уже недолго осталось творить свое дело. Но так было не всегда. Первоначально, как сообщает Библия, дьявола не было, а был осеняющий херувим Люцифер, занимавший высочайшее место в небесной иерархии, уступая только Христу. И вот в сердце осеняющего херувима рождается зависть: почему он уступает Христу? Почему Бог Отец возвысил Христа над ним, Люцифером? Постепенно это чувство зависти овладевает им всецело, и он начинает подговаривать других ангелов к восстанию, обвиняя Бога в несправедливости и деспотизме. Он уверяет ангелов, что подлинное счастье, радость и свободу дарует им не Христос, незаслуженно возвышенный, а он, Люцифер. Конечно же, Бог мог во мгновение ока уничтожить завистника, но тогда перед ангелами и жителями других миров Он бы предстал, как деспот, чье правление зиждется не на любви, а на насилии. И обвинение, поднятое Люцифером в несправедливости Бога, осталось бы открытым. Да, Бог бы мог заставить, чтобы все служили Ему, но это было бы уже не служение из-за любви и признательности, а покорность, вызванная страхом. Но такое поклонение Господу не нужно. Все миры должны были убедиться сами в том, что представляет в действительности собой Люцифер и к чему приведет отступление от Христа, вызванное им. Увидеть то, что он не тот свободолюбивый демон, описанный М. Ю. Лермонтовым в поэме «Демон», страдающий от несправедливости и непонятый всеми, но что это преступник, и следование за ним приведёт ко греху и гибели. И вот на небе разгорается противостояние. Дьявол усиленно работает, склоняя одного ангела за другим на свою сторону красивыми и сладкими речами против Христа. Когда же на нашей планете земле была основана жизнь, он является нашим прародителям в образе змея и соблазняет их. И Адам, призванный быть главой земли, её представителем в небесном совете, теряет это право, которое захватывает дьявол. В Книге Откровение 12:7—9 описывается заключительный этап этой борьбы на небе. «И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним». Так действие дьявола вплоть до Второго Пришествия Христа ограничено землей, жители которой соблазнились его посулами. Но во дни Иова дьявол еще не был низвержен на землю, имея доступ в вышние чертоги, пока еще не было его открытого восстания. Пока он ещё вел свою агитацию ангелов, изображая Бога деспотом, а Христа — незаконно занимающим его место… «И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана. И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу и сказал: я ходил по земле и обошел ее. И сказал Господь сатане: обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла. И отвечал сатана Господу и сказал: разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле; но простри руку Твою и коснись всего, что у него, — благословит ли он Тебя? И сказал Господь сатане: вот, все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей. И отошел сатана от лица Господня» (Иов 1:6—12). Люцифер избирает удобный случай, дабы продемонстрировать ангелам и жителям других миров Божью несправедливость. Ибо не согласись Господь с предложением дьявола, то тогда всем сразу же стало бы ясно, что поклонение Ему даже такого как Иов, зависит от материальных благ и искренности в нем нет никакой. Если же Бог согласится отдать Иова в его руки, тогда Бог будет представлен бездушным и жестоким даже к таким праведным людям, как Иов. В случае же допущения Богом временного испытания для Иова, Люцифер был уверен, что он с его умом, опытом и хитростью сможет легко сломить слабую человеческую плоть и победить ограниченный людской разум. Бесчисленное число миров стало внимательно следить за маленькой планетой, крупинкой космоса, и за её жителем патриархом Иовом. Нет, это было не наблюдение за экспериментом, как то представляется некоторыми, читающими эту библейскую книгу и не понимающими, зачем Бог вступает в «сговор» с Люцифером, ставя эксперимент над Иовом: перенесет он или не перенесет выпавшие на его долю испытания? Нет, это был не эксперимент. И Бог не являлся экспериментатором. На суд миров была поставлена сама система Божьего правления, ее принципы и причины поклонения Господу людей: основывается ли она на бескорыстной любви или просто материальной выгоде? И Бог был таким же участником этого, как и Иов, а не сторонним наблюдателем. Пройдет 1600 лет после этого, и Господь пошлет на землю Своего Сына, явившего миру, всей вселенной Истинный Характер Бога и истинную сущность дьявола. Именно там, на Голгофе, бесчисленные миры окончательно увидели истинную зловещую сущность бывшего осеняющего херувима и превосходящую разумение любовь Христову, Божью. Но Голгофа — этот финал борьбы будет еще впереди, сейчас же разыгрывался один из ее ключевых этапов — этапов, подготовивших Божий триумф любви на Голгофе. Допуская испытания в жизни Иова, Господь делал это не только в планетарном значении, о котором мы говорили выше, но они были необходимы и самому Иову, о чём будет рассказано по ходу нашего исследования. Ибо Господь ничего не делает, не допускает в жизни человека случайного, просто так. Недаром Христос говорил, что на нашей голове сочтен даже каждый волос. И вот земля Уц становится на короткое время центром противостояния сил Добра и Зла.

Глава 5

Главный обман сатаны.

«И был день, когда сыновья его и дочери его ели и вино пили в доме первородного брата своего. И вот, приходит вестник к Иову и говорит: волы орали, и ослицы паслись подле них, как напали Савеяне и взяли их, а отроков поразили острием меча; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе. Еще он говорил, как приходит другой и сказывает: огонь Божий упал с неба и опалил овец и отроков и пожрал их; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе. Еще он говорил, как приходит другой и сказывает: Халдеи расположились тремя отрядами и бросились на верблюдов и взяли их, а отроков поразили острием меча; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе. Еще этот говорил, приходит другой и сказывает: сыновья твои и дочери твои ели и вино пили в доме первородного брата своего; и вот, большой ветер пришел от пустыни и охватил четыре угла дома, и дом упал на отроков, и они умерли; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе» (Иов 1:13—19). В один миг, казалось, было кончено всё: накапливаемые годами богатства, подданные, а главное — дети, всё вдруг обратилось в прах. Как могло получиться, что племенам савеев удалось незаметно подкрасться и нанести этот ущерб? Савеи были жителями богатого царства Сабы, располагавшегося на территории современного Йемена (его история подробно рассмотрена нами в книге Опарин А. А. Затерянные королевства. Археологическое исследование Третьей книги Царств. Харьков, 2005). Сабеи (савеи) промышляли торговлей, добычей полезных ископаемых, но и периодами не брезговали набегами с целью грабежа. Другим племенем, нанесшим страшный урон Иову, были халдеи. Это семитское племя, вышедшее из Аравии [Белявский В. А. Тайны Вавилона. М.: Вече, 2000. С. 20], вело полукочевой образ жизни. Позднее, в IXVIII в. до х. э. халдеи оседают на территории Вавилона в районе болот и озер вдоль нижнего течения Тигра и Евфрата, между берегами Персидского залива [История Востока. В 6 т. М.: Восточная литература, 1997. Т. 1. С. 246], основав там ряд княжеств: Бит-Деккури, Гамбулу, Пукуду, Бит-Якин и др. [Белявский. Указ. соч. С. 21], покорясь со временем ассирийцам. Однако, затем при своём правителе Набопалассаре (625—605) они поднимают против Ассирии восстание и в союзе с Мидией уничтожают эту державу. Именно халдеям принадлежала инициатива в борьбе с Ассирией. [История человечества. В 7 т. М.: Магистр-Пресс, 2003. Т. 3. С. 121]. На её развалинах халдей Набопалассар основывает Ново-Вавилонское царство во главе с халдейской династией. [Тураев Б. А. История Древнего Востока. В 2 т. М.: ОГИЗ, 1935. Т. 2. С. 80]. Самым знаменитым халдеем был, пожалуй, сын Набопалассара Навуходоносор II (605—562), знаменитый покоритель Иерусалима, при дворе которого был пророк Даниил. Весьма интересно происхождение названия «халдеи». В переводе с вавилонского «калду» или «кашду» означает «составителя астрономических карт», астролога. Название это было не случайным, ибо халдеи славились своими знаниями оккультных обрядов и колдовством. Со временем халдеи восприняли культуру вавилонян, а те приняли многое от халдеев, слившись в значительной степени в единую культуру. Но это будет после, а пока халдеи лишь полукочевое аравийское племя, промышляющее набегами, о чём сохранились данные и в Телль-Амарнской переписке XIV в. до х. э., и успешно увлекающееся колдовством. И как же больно было слышать Иову сообщение о том, что его имущество погибло, и погибло, к тому же, от рук язычников, открыто поклонявшихся злой силе. Не менее больно было услышать ему и слова вестника о том, что его людей и скот поразил огонь Божий (Иов 1:16), так в Писании часто называются молнии (3 Цар. 18:38; Числ. 11:1—3; 4 Цар. 1:12). В этой атаке сатаны на Иова усматривается несколько примечательных моментов. Во-первых, он поражает его детей, и не в какой-нибудь день, а именно в день празднества. Дьявол играет на контрасте: недавнее веселье внезапно сменяется трагедией. Такой быстрый переход переносится и чувствуется психологически, конечно же, намного острее, чем постепенно развивающийся кризис. Недаром в такие нежданные моменты многие даже кончают жизнь самоубийством. Во-вторых, беды обрушиваются одна за другой, не давая времени опомниться, почва как бы сразу уходит из-под ног. И, в-третьих, дьявол исполнителем всех бедствий выставляет Бога. Бога, Которого Иов всегда считал добрым и любящим, Которому он всегда верно и искренне служил. И это было для патриарха страшным необъяснимым ударом. Таким образом, быстрота бед, их тяжесть должна была сломить Иова, а прямое участие во всем этом Бога внести полное замешательство в его мысли. Таким образом, дьявол пытался уничтожить у патриарха веру и надежду на Бога, которые только его и могли спасти и помочь выстоять, ибо как можно надеяться и верить в Того, Кто поступает вопреки Своим же обетованиям и завету. Анализируя историю Иова, мы видим, что и сегодня дьявол использует те же методы, воздействуя только теперь уже на нас с вами. С одной стороны, он пытается нас сломать болезнями, бедами, а с другой — выставить виновником и исполнителем всего Бога. А самому как бы уйти в тень. И сегодня тысячи людей восклицают, что если есть добрый Бог, то откуда столько зла? И проклинают Бога, уходят из церкви и забывают при этом, что в нашем мире, кроме нас и Господа, присутствует еще и злая сила, на поводу которой пошли наши прародители и которая до II Пришествия Христа будет действовать на нашей земле. Да, зло не будет вечно, и дьявол и его демоны будут очень скоро уничтожены, но пока они есть и действуют. Причем мы, в отличии от Иова, их сами часто приглашаем различными способами в свою жизнь, то ли отвергая Бога и не желая жить по Его закону, то ли увлекаясь эзотерической литературой, оккультизмом, игрой в карты, прелюбодействуя, а потом, когда демоны начинают губить нас, то мы проклинаем Бога за эти напасти. Забывая, что ведь мы сами виновны в том, что позволили демонам взять власть в своей жизни. Помню, как одна женщина ушла из церкви после того, как несмотря на ее молитвы, у нее умер внук. В этом она обвинила Бога, считая Его бездушным, а затем и вовсе став отрицать Его существование. Но при этом она, почему-то, забыла, что параллельно, молясь за ребёнка, его возили к различным колдунам, знахарям, снимая «порчу» и творя над ним оккультные обряды, добровольно отдавая его, тем самым, в руки силам зла. Да, мы, люди, научились поклоняться двум богам, говорить одно, а делать другое, обвиняя в своих ошибках других. Но Бог не таков. Он неизменен ни в Своей любви, ни в Своих обетованиях, ни в Слове. «Бог не человек, чтоб Ему лгать, и не сын человеческий, чтоб Ему изменяться. Он ли скажет и не сделает? будет говорить и не исполнит?» (Числ. 23:19). И потому, как бы дьявол не пытался нас, подобно Иову, сбить с толку, мы можем быть уверены в нашем Боге, доказавшем Свою любовь к нам на Голгофе. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоан. 3:16).

Глава 6

Об особенностях траура на Древнем Востоке.

«Тогда Иов встал и разодрал верхнюю одежду свою, остриг голову свою и пал на землю и поклонился» (Иов. 1:20). В различные времена и у разных народов были свои выражения печали. Так в наши дни траур ассоциируется с черной одеждой, покрытой головой у женщин, печальной музыкой, комьями земли, бросаемыми в могилу. На Древнем же Востоке элементами выражения траура были, в первую очередь, раздирание одежд, острижение головы и посыпание её пеплом. Почему же горе ассоциировалось со столь странными обрядами, которые мы в наши дни скорее назвали бы впадением в истерию. Дело в том, что в древности вся жизнь человека, вплоть до мелочей, была проникнута духовным содержанием. И в обряде траура мы также можем наблюдать глубокую философию. И то, что сегодня нам, читающим эти строки в 2006 году, кажется чем-то весьма экстравагантным, для древнего человека представляло собой настоящую раскрытую книгу. Итак, одежда. В наши дни одежда не имеем и малой толики того значения, что имела в древности. И если еще в странах бывшего СССР по одежде можно было судить о материальном положении человека, то в странах Западной Европы и США от этого давно отошли. Там заботятся не о том, чтобы показать, какую дорогую одежду они могут себе позволить, а о том, чтобы носимая ими одежда была бы просто удобна. Помню, как во время поездки по странам Западной Европы мы были весьма удивлены тем, как скромно, а часто даже и небрежно, одеты там люди. Уходит постепенно в небытие и тип одежды для официальных приемов, когда уже женщины-политики одеты в брючные костюмы (что было бы недопустимым ещё 10 лет назад), а мужчины все чаще и чаще появляются без галстуков. Сегодня мы также являемся свидетелями постоянной смены моды. Словом, увидев в наши дни идущего по улице мужчину или женщину, мы очень мало сможем сказать о них, а часто и ошибиться, так как сегодня часто, к примеру, начинающие предприниматели специально покупают наиболее дорогую одежду, чтобы придать себе не хватающего им имиджа. Или, глядя на западного профессора, одетого в джинсы и кроссовки, вы никогда не скажете, что это учёный. Наблюдаем мы сегодня и смешение одежды в плане возраста. Раньше, к примеру, говорили об одежде для данного возраста, и считалось неприличным, скажем, семейной женщине за 50 лет пойти в мини-юбке. Сегодня этого уже нет, и в одной и той же одежде мы можем встретить и бабушку, и внучку. Но Древний Восток ничего подобного не знал. Понятие моды в нашем понимании там не существовало вовсе, ибо стили одежды не менялись там на протяжении столетий! «Она служила показателем материального, экономического, общественного, нравственного и духовного положения. В обрядах облачения человека в одежду обычно выражался более глубокий символический смысл»! [Словарь Библейских обрядов // Под общ. ред.: Л. Райпена, Д. Уилхойта, Т. Лонгмана. СПб.: Библия для всех, 2005. С. 714]. Так, к примеру «символическое значение одежды обуславливалось в Египте всей совокупностью внешних бытовых отношений народа. Стремление изображать каждое понятие наглядно, соответствующим ему графическим знаком (иероглифом), легшее в основу развития египетской письменности, рано навело египтян на мысль обозначать одеждой, как внешним знаком, не одно только общественное положение, но и различные моменты внутренней жизни». [Вейс Г. История инквизиции. В 3 т. М.: Эксмо-Пресс, 1998. Т. 1. С. 35]. Страх упустить малейшую деталь в одежде, принизив невольно, тем самым, общественное положение человека или исказить его внутренний мир, привел к тому, что «египетские художники прилагали все усилия, чтобы на их картинах и рельефах одежда была воспроизведена как можно более точно и детально. Желая передать мельчайшие подробности в изображении одежды, они почти всегда представляли ее анфас, независимо от расположения самой фигуры. Поэтому ориентация одежды часто противоречит постановке фигур». [Вейс. Указ. соч. Т. 1. С. 24]. В Древней Вавилонии и Ассирии законы об одежде были не менее чётки. Так простой народ имел право носить только длинную рубаху, покрывавшую всё тело от шеи до пяток. «Верхнее платье разрешалось надевать лишь вельможам, жрецам и царю». [Вейс. Указ. соч. Т. 1. С. 140]. При этом играла роль даже «ширина перевязи и способ её ношения, различаясь между собой в зависимости от сана». [Там же. Т. 1. С. 141]. Имела значение и ткань, и украшения, и многое многое другое. Была одежда для дней печали, радости. Была одежда для проституток, иноплеменников и т. д. За нарушение правил ношения одежды, соответствующих общественному, материальному, духовному уровню, грозили наказания и смерть. Поэтому неудивительно, что и Библия, которая писалась в те времена, в своих символах часто использует одежду, чтобы максимально точно передать их значение людям. Так в Писании говорится о белых одеждах праведности (Откр. 7:14; 3:8), которые Бог дарует спасенным. А символом греховности, человеческой, не Божьей праведности является запачканная одежда (Ис. 64:6). «Не будет преувеличением сказать, что на примере образов одежды можно проследить развитие всего библейского богословия и истории спасения». [Словарь Библейских образов. Указ. соч. С. 714]. И потому разрывание одежды, символизирующей, как мы говорили, практически все стороны духовной и материальной жизни древнего человека, говорило о потере всего того, что составляло эту жизнь. Что же лучше могло бы символизировать горе, чем разрыв одежд. И вот, Иов, правитель земли Уц, разрывает свои богатые одежды, ибо они уже не могут символизировать его достаток, знатность, почет, так как он потерял всё это. Но всегда ли были неправы древние, уделяя важное значение одежде? Всегда ли хороша та тотальная свобода, которую мы сегодня наблюдаем в одежде, моде? Не превратились ли они в наши дни в один из важнейших и ведущих механизмов морального разложения общества? Через культ сексуальности, часто прямой развращённости, через смешение полов, ибо понятия мужской и женской одежды, по сути, уже не существует, через попрание элементарных законов красоты, когда многие законодатели моды через свои изделия как бы провозглашают, что чем безобразнее и более вызывающе, тем лучше. Наконец, ведь в то, во что человек одевается, в то он и превращается. Девушка, носящая брюки в обтяжку, прозрачную блузку, с бутылкой пива в руках, с сигаретой в зубах и контрацептивом в кармане вряд ли сможет стать хорошей женой и матерью. Психологи и социологи показали также, что одной из ведущих причин изнасилований является та вызывающе безнравственная одежда, которую сегодня носят многие девушки и женщины. Кстати, чрезмерно открытая одежда и нудизм является одной из причин распространения рака кожи, получающего сегодня всё большую и большую распространенность. Стоит также и задуматься над тем, что должны быть различия в одежде для работы, огорода и церкви. Одежда — это часть культуры не только нашей, но и культуры по отношению к другим, к Богу… Итак, разодрав одежды, Иов остригает голову. Волосам на Древнем Востоке уделялось также большое внимание. Для женщин волосы были символом красоты, для мужчин они были символом не только красоты, но и мужественности, положения. За бородой и волосами был специальный уход, предусматривающий употребление различных мастей. Недаром, описывая красоту Авессалома, Библия подчеркивает красоту его волос. Белые волосы у стариков — это символ зрелости, удостоенной чести и красоты. Гладковыбритые лица свидетельствовали либо о болезни человека, либо о половой несостоятельности, или жреческом сане, когда брили голову и лицо в знак отрешенности от мира. Поэтому в знак унижения победители всегда остригали бороды у побеждённых. Потому и Библия использует этот символ, говоря о суде. «В тот день обреет Господь бритвою, нанятою по ту сторону реки, царем Ассирийским, голову и волоса на ногах, и даже отнимет бороду» (Ис. 7:20); «Сними с себя волосы, остригись, скорбя о нежно любимых сынах твоих; расширь из-за них лысину, как у линяющего орла, ибо они переселены будут от тебя» (Мих. 1:16); «И будет вместо благовония зловоние, и вместо пояса будет веревка, и вместо завитых волос — плешь, и вместо широкой епанчи — узкое вретище, вместо красоты — клеймо» (Ис. 3:23). Поэтому, обрив голову, Иов показал, что он находится под судом, под наказанием, что он лишился богатства и почёта. Писание даёт ряд интересных советов в отношении волос, не потерявших актуальность и в наши дни. «Не сама ли природа учит вас, что если муж растит волосы, то это бесчестье для него, но если жена растит волосы, для нее это честь, так как волосы даны ей вместо покрывала?» (1 Кор. 11:14—15). В наши дни поступают с точностью «до наоборот». Многие мужчины отращивают длинные волосы, женщины же стригутся «под Котовского». Люди «улучшают» то, что сотворил Бог, называя это ещё прогрессивной модой. «Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом» (1 Петра 3:3—4); «Чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию» (1 Тим. 2:9—10). Этот совет неплохо бы помнить посетительницам дорогих салонов красоты и парикмахерских, отдающих порой тысячи гривен за причёски. Безусловно, прическа должна быть красивой, аккуратной, ибо внешним видом мы тоже прославляем Бога. И ужасно видеть, порой, безобразные старомодные прически у тех, кто именует себя верующими людьми. Но истинная красота заключается не в прическе. Отдавая огромные суммы за стрижку и проводя в салонах часы, у людей не остаётся времени для семьи, молитвы, чтения Библии. Когда писались эти строки, по телевидению шёл фильм о современном бомонде — элите общества. Показывали «золотую» молодежь, рассказывающую с упоением, сколько средств они тратят на одежду и причёски, но при этом на таком ужасно неграмотном русском языке, вперемешку со сленгом, пошлыми шутками и отсутствием каких бы то ни было мыслей. Стало просто страшно от того, какая у нас «элита»… Иов, как позже и его друзья, посыпал свою голову пеплом и прахом. В древности, захватывая города противника, их подвергали после разграбления сожжению. И потому понятие пепла в древности было символом смерти, полного опустошения. Во многих языческих религиях покойников сжигали, и то, что оставалось от них, был лишь прах. Символизировал прах и слабость, кратковременность человеческого бытия, как последствие смертоносной силы греха. Недаром Библия, обращаясь к людям, говорит: «Прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3:19). Сегодня мир провозгласил своим богом Гордыню. Попрание законов, вседозволенность, относительность добра и зла, жизнь по принципу, что у каждого своя правда, — таковы постулаты нашего постмодерного общества. Теряя всё больше человеческое достоинство, мы гонимся за ним, как никогда прежде. И не имея его, мы готовы убить всякого, кто намекнет нам, что у нас нет достоинства… Страшная трагедия, обрушившаяся на Иова, заставила его, богатейшего и влиятельнейшего правителя земли Уц, повергнуться публично в прах и пепел. Сатана с великим нетерпением ожидал этого момента, уже предвкушая, что патриарх проклянет за все постигнутое Бога, но…

Глава 7

Что взять с собой на Тот свет?

«И сказал: наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно! Во всем этом не согрешил Иов и не произнес ничего неразумного о Боге» (Иов 1:21—22). За этими простыми, на первый взгляд, словами стоит очень глубокий смысл и значение. Во-первых, какую веру в Бога, какое доверие к Нему надо было иметь, чтобы после всего произошедшего так сказать. Иов сознавал, что Подателем всего, что у него было, был Господь. Мы также часто в своих молитвах благодарим Бога за здоровье, финансовое благополучие, разрешение трудного вопроса, дары. Мы совершаем эти молитвы и дома, и в церкви, охотно рассказывая о том, как Бог благословил нас. Мы также говорим о том, что Он доверил многое нам, как Своим управителям. Но вот, когда вместо материальной выгоды у нас происходит финансовый провал, когда проблема не разрешается, а только усиливается, когда мы не получаем того, чего так хотели, и о чём так молились, то тут с нами что-то происходит. Вначале мы теряем радость, потом покой, затем у нас появляется недовольство, стенание, сменяющееся открытым ропотом против Бога, допустившего подобное в нашей жизни. Но ведь ещё совсем недавно мы признавали Его Хозяином всего того, что мы имеем, называя себя скромно лишь распорядителями того, что Он нам дал, доверил. Но если Бог действительно Хозяин и Господин всего, то Он имеет полное право как отдать, так и взять, а так же передать другому. Ведь всё это Его. И при этом Он никогда не поступает необдуманно, но всё, что Он делает, содействует нам ко благу. «Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Римл. 8:28). Как важно помнить об этом. Недаром Христос говорит и предупреждает так же: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:19—21). Как бы изменилась наша жизнь, если бы мы следовали этим словам… Тогда бы не было духа накопительства, так явственно царствующего в нашем мире и во имя которого люди идут на воровство, прелюбодеяния, убийства, измены, клевету, забывают обо всем на свете — и все это во имя денег и тех удовольствий, которые можно на них себе позволить. Помни мы о советах Христа, тогда бы не было для людей трагедии, заканчивающейся часто смертью, когда происходит потеря состояния. Тогда бы наши помыслы были бы направлены на то, чтобы путем дел веры, любви и добра собирать себе вечные сокровища на небе, а значит, в мире было бы больше радости, улыбок, помощи, понимания, а в наших сердцах — покоя и мира. «Господь дал, Господь и взял» (Иов 1:21) — это Его право, которым Он пользуется, заметим это ещё раз, только для нашего блага, даже, порой, каким бы непонятным и тяжелым, как для Иова, оно ни было бы для нас. В этом небольшом стихе патриарх произносит ещё один весьма примечательный тезис: «Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь» (Иов 1:21). Спустя 600 лет эту же мысль повторит и царь Соломон: «Как вышел он нагим из утробы матери своей, таким и отходит, каким пришел, и ничего не возьмет от труда своего, что мог бы он понести в руке своей» (Еккл. 5:14), а спустя еще 1000 лет апостол Павел скажет: «Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него» (1 Тим. 6:7). Эти слова звучали поистине революционно для того времени. Ведь в те времена в мире повсеместно господствовала языческая идеология, провозглашающая веру в бессмертие души, можно сказать, основополагающий фундамент всего язычества. Эта вера подразумевала как закон кармы — переселение душ, существовавший во многих религиях в различных вариациях, согласно которому человек приходит в этот мир с багажом и последствиями предыдущих жизней, так и понятие о загробном мире, где люди нуждаются в тех же самых предметах, что и здесь. Каждый язычник, умирая, стремился как можно больше различных вещей захватить с собой на тот свет. Разумеется, с учётом своих возможностей. Фараоны себе строили великие пирамиды, представлявшие собой настоящие сокровищницы и склады, где были предусмотрены все предметы, которые были бы необходимы их владыке на том свете. Там было все: посуда, вооружение, игральные столы, сбруя для лошадей, мебель и т. д. и т. д. [Рамзес II: величие на берегах Нила. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: ТОМ, 2003]. Так свою гробницу, площадью 820 м2 Рамзес II строил 65 лет! [Солкин В. В. Солнце властителей. Древнеегипетская цивилизация эпохи Рамессидов. М.: Алетейя, 2000. С. 138]. Почти современники Иова, фараоны Тутмос III, царица Хатшепсут сооружали себе целые погребальные комплексы, состоящие из тысяч великолепно отделанных помещений. [Силиотти А. Египет. Долина царей. М.: БММ АО, 2001]. Великий правитель Китая император Цинь Шихуанди (246—210), строил свою гробницу 36 лет! Это был настоящий подземный город, площадью в несколько десятков акров! Его раскопки непрерывно ведутся с 1974 года по сей день. И при этом не раскопанной остается большая часть погребения. Наиболее удивительной частью этого мёртвого города, где продолжает, как будто бы, ещё царствовать Цинь Шихуанди, является, безусловно, терракотовая армия. Ведя всю жизнь войны и воссоздав Великую Китайскую империю, Цинь Шихуанди (кстати, при нем была построена и Великая Китайская стена) пожелал, чтобы и на том свете его сопровождала не меньшая армия. И вот по его приказу начинают из терракота массово изготовлять фигуры воинов, причем в реальную величину и так, чтобы ни одно лицо не повторяло другое. Вместе с воинами изготовлялись лошади, повозки. Терракотовых солдат ставили по частям, как и в настоящей действующей армии, причем учитывая даже национальный состав многонационального Китая. [Погребенные царства Китая. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: Терра, 1997. С. 93—115]. Всего было изготовлено несколько десятков тысяч фигур! Император рассчитывал сохранить свою неограниченную власть и после смерти, повелевая уже людьми, сделанными из камня, бессмертными. Но ему даже не удалось спокойно умереть. Дело в том, что незадолго перед смертью «волшебники убедили Цинь Шихуанди в том, что его превращению в божественное создание мешает осведомленность его подданных о том, где он находится, и император в конце-концов решил как можно тщательнее укрыться от глаз простых смертных. Он повелел соединить все свои дворцы в окрестностях Сяньяна крытыми переходами, защищенными стеной для того, чтобы он мог незаметно переходить из дворца во дворец, и объявил смертную казнь любому, кто разгласит тайну его местонахождения. Таким образом, верховный правитель Китая отдал себя во власть нескольким приближенным, посвященным в тайны его передвижения». [Погребенные царства Китая. Указ. соч. С. 101]. И вот, когда он внезапно умер, его окружение — младший сын Хухай, его наставник Чжао Гао и канцлер Ли Сы, опасаясь вступления на престол старшего сына императора энергичного Фусу, скрывают факт смерти Цинь Шихуанди. «Они продолжают входить в паланкин императора, якобы, для консультации со своим господином и приносят туда пищу. Они выпускают императорский эдикт, согласно которому слабоумный и послушный Хухай объявляется наследным принцем. Они отправляют письмо Фусу… В письме — требование покончить жизнь самоубийством [что Фусу безропотно исполнил]… К этому времени от летней жары из императорского паланкина начала исходить жуткая вонь; чтобы скрыть зловоние, заговорщики приказывают везти вместе с кортежем телегу, нагруженную солёной рыбой. Когда Хухай прибыл в столицу, он, наконец, объявил о смерти отца и провозгласил себя императором. Затем, в знак особого уважения и почитания к памяти Первого императора, он повелел всех бездетных наложниц своего отца и всех ремесленников, участвовавших в строительстве мавзолея, и, следовательно, знавших о сокровищах и секретных камерах, похоронить вместе с ним». [Там же. С. 101, 103]. Другие властители и властительницы древности сами ещё при жизни отдавали приказы, чтобы вместе с ними были погребены и их слуги, служившие им при жизни, дабы и после смерти своего господина они бы прислуживали ему на том свете. Так производя в 20-х годах XX в. раскопки древнего Ура, профессор Леонард Вулли натолкнулся на поистине зловещее погребение. Вот, как сам профессор описывает увиденное им. «В раскопочный сезон 1927/28 г. мы натолкнулись в другом месте кладбища на пять скелетов, уложенных бок о бок на дне наклонной траншеи. У пояса каждого был медный кинжал, тут же стояли одна или две маленькие глиняные чашки. Отсутствие привычной погребальной утвари и самый факт массового захоронения показались нам необычными. Ниже по траншее мы обнаружили слой циновок, который привел нас ко второй группе: десять женщин были заботливо уложены двумя ровными рядами. На всех были головные украшения из золота, лазурита и сердолика, изящные ожерелья из бусин, но обычной погребальной утвари здесь тоже не оказалось. В конце крайнего ряда лежали остатки чудесной арфы: ее деревянные части истлели, однако украшения сохранились полностью, и по ним можно восстановить весь инструмент: это вопрос только времени и терпения. Верхний деревянный брус арфы был обшит золотом, в котором держались золотые гвозди, — на них натягивали струны. Резонатор украшала мозаика из красного камня, лазурита и перламутра, а впереди выступала великолепная золотая голова быка с глазами и бородой из лазурита. Поперек остатков арфы покоился скелет арфиста в золотой короне. К тому времени мы определили границы шахты, в которой лежали женские скелеты. Оказалось, что теля пятерых мужчин похоронены на уступе, который ведет к этой же могиле. Следуя дальше по траншее, мы натолкнулись на остатки костей, которые сначала нас удивили, — это не были человеческие кости, — но вскоре все разъяснилось. Неподалеку от входа в подземный покой стояли тяжелые деревянные сани, рама которых была отделана красно-бело-синей мозаикой, а боковые панели — раковинами и золотыми львиными головами с гривами из лазурита на углах. Верхний брус (перекладину) украшали золотые львиные и бычьи головы меньшего размера, спереди были укреплены серебряные головы львиц. Ряд бело-синей инкрустации и две маленькие серебряные головки львиц отмечали положение истлевшего яремного дышла. Перед санями распростерлись раздробленные скелеты двух ослов, а в их головах — скелеты конюхов. Сверху этой груды костей лежало некогда прикрепленное к дышлу двойное серебряное кольцо, сквозь которое проходили вожжи, а на нем — золотой амулет, — превосходно сделанная реалистическая фигурка ослика. Рядом с повозкой мы нашли игорную доску. Тут же была целая коллекция оружия и инструментов, например набор долот и золотая пила, а кроме того, большие серые горшки из мыльного камня, медная посуда и золотая питьевая трубка с лазуритовой отделкой. Через такие трубки шумерийцы пили из сосудов разные напитки. Дальше — снова человеческие костяки, а за ними — остатки большого деревянного сундука, украшенного мозаичным узором из перламутра и лазурита. Сундук был пуст. Наверное, в нем хранились такие недолговечные вещи, как одежда, истлевшая без следа. За сундуком стояли прочие жертвенные приношения: множество медных, серебряных, золотых и каменных сосудов, причем среди последних оказались великолепные образчики, выточенные из лазурита, обсидиана, мрамора и алебастра. Один серебряный набор, по-видимому, служил для обрядовой трапезы. В него входит узкий поднос или блюдо, кувшин с высоким горлышком и длинным носиком, точно такой же, как на каменных рельефах, изображающих религиозные обряды, и, наконец, несколько высоких стройных серебряных кубков, вставленных один в другой. Среди сокровищ, обнаруженных нами в этой донельзя загроможденной могиле, оказались еще один кубок, но не серебряный, а золотой, с насечкой по верху и низу и коваными вертикальными желобами — рифлями, так же отделанный сосуд для воды, чаша, гладкий золотой сосуд и две великолепные серебряные головы львов, по-видимому, некогда украшавшие царский трон. Нас смущало одно обстоятельство. Предметов было много, костей тоже, но среди них мы не находили главного — остатков того, кому принадлежала эта гробница. Таким образом, наше открытие, несмотря на все его значение, оставалось неполным. Когда все предметы были извлечены на поверхность, мы приступили к разборке остатков деревянного сундука, ящика длиною метр восемьдесят сантиметров и шириною девяносто сантиметров. Под ним вдруг показались обожженные кирпичи. Кладка была разрушена, и лишь в одном месте остался фрагмент крутого свода над каменным покоем. Сначала мы думали, что нашли гробницу того, кому принадлежат все жертвенные дары. Дальнейшие исследования показали, однако, что эта гробница ограблена и свод над нею не обрушился, а был пробит намеренно. Затем над проломом поставили деревянный сундук, словно пытаясь скрыть ограбление. Мы расширили площадь раскопок и сразу же натолкнулись еще на одну шахту, отделенную от первой лишь стеной и расположенную всего на метр восемьдесят сантиметров ниже. На площадке у входа в эту вторую гробницу лежали в две шеренги шестеро солдат в совершенно расплющенных вместе с черепами медных шлемах. Рядом с каждым было копье с медным наконечником. Ниже по склону (площадка к гробнице понижалась) стояли две деревянные четырехосные повозки, запряженные каждая тремя быками. Один из них настолько сохранился, что нам удалось извлечь весь его скелет. Сами повозки не были орнаментированы, и только упряжь украшали продолговатые серебряные и лазуритовые бусины. Вожжи проходили сквозь серебряные кольца с амулетами, изображающими быков. Перед бычьей упряжкой лежали скелеты конюхов, а на повозках — останки возниц. От самих повозок ничего не сохранилось, но отпечатки истлевшего дерева настолько ясны, что на фотоснимках можно различить даже структуру дерева массивных колес и серовато-белый круг, оставшийся от кожаного обода или шины. У стены каменной гробницы лежали тела девяти женщин. На них были парадные головные уборы из лазуритовых и сердоликовых бус с золотыми подвесками в форме буковых листьев, большие золотые серьги полумесяцем, серебряные „гребни“ в виде кисти руки с тремя „пальцами“, оканчивающимися цветами, лепестки которых инкрустированы лазуритом, золотом и перламутром, а также — ожерелья из золота и лазурита. Каменная кладка служила покойницам как бы изголовьем, ногами они были обращены к повозкам, а все пространство между ними и повозками заполняли нагроможденные друг на друга останки других мужчин и женщин. Лишь в середине оставался узкий проход к сводчатому входу в гробницу: по бокам, словно охраняя его, лежали солдаты с кинжалами и женщины. Солдаты, лежавшие посредине могильного рва, были вооружены: один — связкой из четырех дротиков с золотыми наконечниками, двое других — набором из четырех дротиков с серебряными наконечниками; возле четвертого оказался поразительный медный рельеф — два льва, терзающие двух поверженных людей. По-видимому, это было украшение щита. На тела „придворных дам“ была поставлена прислоненная к стене гробницы деревянная арфа. От нее сохранилась только медная бычья голова да перламутровые пластинки, украшавшие резонатор. У боковой стены траншеи, также поверх скелетов, лежала вторая арфа с чудесной головой быка. Она сделана из золота, а глаза, кончики рогов и борода — из лазурита. Тут же оказался не менее восхитительный набор перламутровых пластинок с искусной резьбой. На четырех из них изображены шуточные сценки, в которых роль людей играют животные. Самое поразительное в них — это чувство юмора, столь редкое для древнего искусства. И одновременно благодаря изяществу и гармоничности рисунка, а равно тонкости резьбы они представляют один из самых убедительных образчиков, по которым мы можем судить об искусстве Шумера той ранней эпохи. В самой гробнице воры оставили вполне достаточно вещей, для того чтобы определить, кто здесь погребен. Помимо скелетов слуг, здесь же покоился и прах владельца гробницы, имя которого, если верить надписи на цилиндрической печати, было Абарги. Мы нашли здесь не замеченные грабителями две прислоненные к стене модели лодок: одну — медную, совершенно разрушенную временем, а вторую — серебряную, прекрасной сохранности, длиною около шестидесяти сантиметров. У нее высокие нос и корма, пять сидений и в середине арка, поддерживавшая тент над пассажирами. В уключинах уцелели даже весла с листообразными лопастями. Лодками точно такого же типа пользуются и по сей день в заболоченных низовьях Евфрата, километрах в восьмидесяти от Ура. Усыпальница царя расположена в самом дальнем конце открытой могильной шахты. За нею оказалась вторая каменная комната, пристроенная к стене царской усыпальницы примерно в то же время или, возможно, немного позже. Вторую комнату, так же как усыпальницу царя, закрывал сверху свод из обожженного кирпича. Она оказалась гробницей царицы. К ней-то и вела верхняя траншея, где мы отрыли повозку, запряженную ослами, и прочие приношения. В заваленной шахте над самым сводом усыпальницы мы нашли прелестную цилиндрическую печать из лазурита с именем этой царицы — Шубад. Очевидно, печать бросили сюда вместе с первыми горстями земли, когда засыпали гробницу. Свод усыпальницы Шубад тоже провалился, но, к счастью, причиной тому была не алчность грабителей, а просто тяжесть земли; погребение оказалось нетронутым. В одном углу усыпальницы на остатках деревянных погребальных носилок лежало тело царицы. Возле ее руки был золотой кубок, а верхняя часть тела совершенно скрывалась под массой золотых, серебряных, лазуритовых, сердоликовых, агатовых и халцедоновых бус. Ниспадая длинными нитями от широкого ожерелья воротника, они образовали своего рода накидку, доходящую до самого пояса. По низу их связывала кайма цилиндрических бусин из лазурита, сердолика и золота. На правом предплечье лежали три длинные золотые булавки с лазуритовыми головками и амулеты: один лазуритовый и два золотых в форме рыбок, а четвертый — тоже золотой в виде двух сидящих газелей. Головной убор, остатки которого покрывали раздавленный череп царицы, похож на те, что носили „придворные дамы“, но только гораздо сложнее. Основой его служит широкая золотая лента. Ее можно было носить только на парике, причем огромного, почти карикатурного размера. Наверху лежали три венка. Первый, свисавший прямо на лоб, состоял из гладких золотых колец, второй — из золотых буковых листьев, а третий — из длинных золотых листьев, собранных пучками по три, с золотыми цветами, лепестки которых отделаны синей и белой инкрустацией. И все это было перевязано тройной нитью сердоликовых и лазуритовых бусин. На затылке царицы был укреплен золотой „испанский гребень“ с пятью зубцами, украшенными сверху золотыми цветками с лазуритовой сердцевиной. С боков парика спускались спиралями тяжелые кольца золотой проволоки, огромные золотые серьги в форме полумесяца свешивались до самых плеч, и, очевидно, к низу того же парика были прикреплены нити больших прямоугольных каменных бусин. На конце каждой такой нити висели лазуритовые амулеты, один с изображением сидящего быка, второй — теленка. Несмотря на всю сложность этого головного убора, отдельные части лежали в такой четкой последовательности, что нам удалось его полностью восстановить и подготовить для выставки некое подобие головы царицы со всеми ее украшениями». [Вулли Л. Ур халдеев. М.: И-е Восточной литературы, 1961. С. 61—67]. Эти раскопки помогли почти в деталях восстановить то, что происходило здесь почти 4 тысячи лет назад. «Того, что рассказали нам оба погребения, вполне достаточно, чтобы ясно представить себе, как они происходили. Сначала в смешанной почве мусорного отвала выкапывали грубо прямоугольную яму глубиной до десяти метров и площадью примерно пятнадцать метров на десять по верхнему краю. Ее земляные стены старались сделать по возможности вертикальными, но обычно во избежание обвала они все равно имели какой-то наклон. Сверху в стене прорезали вход в эту гигантскую могилу. Спуск был просто пологий или со ступеньками. На дне, в углу ямы, строили затем усыпальницу — каменный склеп под кирпичным сводом, с дверью в одной из более длинных стен. Она занимала немного места. Тело царя сносили вниз по наклонному спуску и укладывали в усыпальнице. Иногда, а вернее как правило, царей хоронили в деревянных гробах. Лишь царица Шубад лежала на открытых погребальных носилках да еще одна царица из второй и последней неразграбленной гробницы была положена просто на пол усыпальницы. Вместе с телом покойного в усыпальнице оставалось трое или четверо его приближенных. В усыпальнице Шубад две прислужницы лежали у ее погребальных носилок, а третья — чуть поодаль. В усыпальнице другой, безымянной, царицы мы нашли тела четырех служанок. В ограбленных усыпальницах царей разбросанные кости также указывают, что здесь лежало несколько тел. Этих приближенных, очевидно, убивали или отравляли каким-нибудь сильным ядом, перед тем как замуровать вход в усыпальницу. Тело владыки хоронили со всеми украшениями и знаками его царственного достоинства. Рядом с ним ставили обычную погребальную утварь, только здесь она была гораздо многочисленнее и богаче. Вместо глиняной посуды для пищи и питья царю оставляли множество сосудов из серебра и золота. Зато его приближенных, облаченных в „придворные“ одеяния, даже не укладывали в позу умерших. Они и после смерти как бы продолжали служить своему повелителю. Им не давали никакой погребальной посуды, потому что они сами были только частью погребальной утвари царя. После того как вход в усыпальницу замуровывали кирпичом и заштукатуривали, завершалась первая часть погребального ритуала и начиналась вторая, самая драматическая часть церемонии. Ясное представление о ней дают гробницы царицы Шубад и ее супруга. В огромную, пустую открытую сверху могилу, стены и пол которой устланы циновками, спускалась погребальная процессия: жрецы, руководившие выполнением обрядов, воины, слуги, женщины в разноцветных сверкающих одеяниях и пышных головных уборах из сердолика и лазурита, золота и серебра, военачальники со всеми знаками отличия и музыканты с лирами и арфами. За ними въезжали или спускались пятясь повозки, запряженные быками или ослами. На повозках сидели возницы, ездовые вели упряжки под уздцы. Все занимали заранее отведенные им места на дне могильного рва, и четверо воинов, замыкая процессию, становились на страже у выхода. У всех мужчин и женщин были с собой небольшие чаши из глины, камня, металла — единственный предмет, необходимый для завершения обряда. Затем, по-видимому, начиналась какая-то церемония. Во всяком случае она наверняка сопровождалась до самого конца музыкой арфистов. И, наконец, все выпивали из своих чаш смертоносное зелье, которое приносили с собой, либо находили на дне могилы. В одной из гробниц мы нашли посредине рва большой медный горшок, из которого обреченные люди могли черпать отраву. После этого каждый укладывался на свое место в ожидании смерти. Кто-то еще должен был спуститься в могилу и убить животных. Мы обнаружили, что их кости лежат поверх скелетов ездовых, следовательно, животные умирали последними. Эти же люди, по-видимому, проверяли, все ли в могиле в должном порядке. Так в гробнице царя они положили лиры на тела музыкантш, забывшихся последним сном у стены усыпальницы. Потом тела погруженных в небытие людей обрушивали сверху землю и захоронение начиналось». [Вулли. Указ. соч. С. 70—72]. Мы специально остановились на этих нескольких примерах, подобных которым можно привести тысячи, чтобы показать, каким было отношение в языческих странах к смерти. К последней готовились заблаговременно, запасая всё необходимое, от людей до скота и имущества, идя при этом на массовые убийства и ограбления подданных. И потому фраза Иова «Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь» (Иов 1:21), слова Соломона «Как вышел он нагим из утробы матери своей, таким и отходит, каким пришел, и ничего не возьмет от труда своего, что мог бы он понести в руке своей» (Еккл. 5:14), Павла «Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него» (1 Тим. 6:7) звучали дико для языческого мира. Сегодня мы, вроде бы, не приносим при погребениях современных царей или бизнесменов никого в жертву, не сооружаем им пирамид, не кладем золота в гробы. Но зловещая сатанинская идея о бессмертии души продолжает сегодня господствовать в нашем мире и, к сожалению, даже вкралась в христианство. Сегодня продолжает жить языческое учение о потусторонней жизни, а вместе с ним и способы влиять на нее. Заплати деньги, учит папство, и душа твоего грешного родственника перелетит из чистилища в рай. Для получения вечной жизни людей учат безоговорочно слушать отцов церкви, преклоняться пред ними, жертвовать на храм, совершать паломничества, уходить в монастырь, словом, зарабатывать себе различными способами добрые дела, чтобы потом вместе с ними прийти на Божий суд, и там Бог, взвесив добрые и злые дела на чаше весов (по типу древнеегипетских богов), определит нашу участь: в ад или в рай. При этом в гроб на лоб покойнику кладут листок с особой „пропускной“ молитвой, а в гроб с той же целью различные предметы, чтобы всё это предъявить на том свете как пропуск. Но Иов и другие библейские мужи учат нас, что ничто мы не сможем прихватить с собой на тот свет. Ничего… Кроме характера. Жизнь — это срок, который даётся нам для приготовления своего характера к вечности. На новой земле будет все новое и прекрасное — природа, дома, сады. Там не будут нужны принесенные с земли золото или бриллианты. Но жить там смогут лишь те, кто приготовил, с Божьей помощью, для этого свой характер, уподобив его характеру Христа. Те, которые, живя на земле, среди бед, печалей и несчастий научились искренне и бескорыстно любить, помогать, научились терпению, добром отвечать на зло, которые чтили Своего Творца, соблюдая Его заповеди, в том числе и «забываемую» сегодня IV заповедь о субботе. Рождаясь, мы ничего не приносим в этот мир. Наша жизнь начинает писаться с чистого листа, переворачиваемого, затем, ангелом, берущим следующий лист, затем еще, еще, и еще, занося все события нашей жизни, деяний, пока не пробьет наш смертный час и мы не уснем в ожидании Последнего Суда. Мы уходим, наш дух отходит к своему источнику, к Богу, а тело превращается в прах. Сгнивает наша плоть, одежда, мы ничего не уносим из этого мира. Ничего, кроме характера. Хотим ли мы, чтобы наш характер соответствовал Божественным критериям? Господь этого очень хочет и желает помочь каждому из нас. А откликнемся ли мы? И если — да, то путь к этому лежит через покаяние. Через то, когда, подобно Иову, мы сможем искренне и с верой всегда сказать: «Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иов 1:21).

Глава 8

Зловещая болезнь Ганзена.

«Был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана предстать пред Господа. И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу и сказал: я ходил по земле и обошел ее. И сказал Господь сатане: обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла, и доселе тверд в своей непорочности; а ты возбуждал Меня против него, чтобы погубить его безвинно. И отвечал сатана Господу и сказал: кожу за кожу, а за жизнь свою отдаст человек все, что есть у него; но простри руку Твою и коснись кости его и плоти его, — благословит ли он Тебя? И сказал Господь сатане: вот, он в руке твоей, только душу его сбереги. И отошел сатана от лица Господня и поразил Иова проказою лютою от подошвы ноги его по самое темя его» (Иов 2:1—7). Проказа является одним из самых зловещих и таинственных заболеваний, и это не громкие слова. Дело в том, что большинство вопросов, связанных с этиологией и патогенезом этого заболевания остаются невыясненными и по сей день. Возбудитель данного заболевания, микобактерия лепры, был открыт в 1871 году доктором Ганзеном, по имени которого проказу еще называют болезнью Ганзена. Последний долго исследовал этот возбудитель, но так и не смог установить, как он попадает в организм человека, как происходит заражение. На этот один из ключевых вопросов любого инфекционного заболевания ответ не найден до сих пор. Основным предположением является версия о том, что микобактерия попадает через дыхательные пути или через кожу нижних конечностей. Так же отмечена определённая связь с наследственностью. Известны семейные случаи проказы. Так во многих аристократических семьях Европы XVIIIXIX вв. отмечались вспышки данного заболевания, которым болели их далекие предки — крестоносцы, «подцепившие» его на Востоке. Так, например, проказой был поражен один из ближайших приближенных русской императрицы Анны Иоанновны (1730—1740) Густав Левенвольде, предки которого — крестоносцы — привезли её из Палестины и с тех пор эта страшная болезнь поражала этот род. Характерна для данной болезни эндемичность. Так ее очаги отмечены в Океании, Африке и Юго-Восточной Азии (в том числе бывшая советская Средняя Азия). Первоначально заболевание протекает скрыто, причем данный период (инкубационный) может продолжаться несколько лет. Заболевание протекает хронически, с периодами обострений, поражая преимущественно кожу, периферическую нервную систему и реже внутренние органы. Различают три типа течения: лепроматозный, характеризующийся появлением узлов и красных пятен, вскоре превращающихся в диффузные инфильтраты в коже и подкожной клетчатке (при этом человек приобретает так называемое лицо льва), поражением внутренних органов, развитием невритов и полиневритов. Отмечается выраженная бессонница и боли. Второй тип — недифференцированный, характеризующийся появлением на коже пятен и полиневрита. И, наконец, третий, туберкулоидный, характеризуется появлением на коже папул (бугорков), которые затем сливаясь, образуют шелушащиеся бляшки, в центре которых развивается пигментация и потеря чувствительности. Судя по имеющимся данным, у Иова был именно этот туберкулоидный тип течения проказы. Недаром в книге Иова написано: «И взял он себе черепицу, чтобы скоблить себя ею, и сел в пепел» (Иов 2:8). Даже в наши дни проказа лечится очень и очень долго. В те же времена данный диагноз звучал, как смертный приговор. Проказа в те дни была широко распространена и потому Иов сразу же понял, что за заболевание постигло его. Представим себе на минуту те чувства, что испытал Иов, осознав случившееся с ним. Во-первых, это проказа, а это значит, что он обречён умереть. Во-вторых, он знал, что люди от неё умирают медленно, порой годами. А это намного тяжелее, чем погибнуть или умереть внезапно. В-третьих, он знал, да уже и чувствовал сам, что данное заболевание сопровождается изнурительными болями, которые не проходят ни днём, ни ночью. Человек теряет сон. Он хочет, но не может заснуть. В-четвертых, заболевшие проказой очень страдали не только физически, но и морально. Ибо их внешний вид представлял собой жуткое зрелище, с ужасом отталкивающее от них окружающих людей, которые не могли видеть эти страшные изменения на коже. Пятое, и это было, пожалуй, самым тяжёлым, состояло в том, что проказа в те дни считалась проклятием, которое насылали высшие силы, т. е. Бог, на человека. И это для патриарха было невыразимо тяжело. Вначале Божий огонь, уничтоживший его имущество, а теперь — проклятие в виде проказы. В-шестых, проказа коренным образом изменяла и социальную сторону жизни человека. Во многих странах прокажённые обязаны были жить в отдельных колониях, не сообщаясь с окружающим миром и людьми. Там же, где не было столь строгих, даже жестоких предписаний, прокажённый обязан был возвещать о своём приближении, крича: «Нечист! Нечист!». И люди, заслышав этот возглас, в ужасе разбегались в сторону. Недаром понятие «прокаженный» символизировало изгнанника, изгоя общества, persony-non-grata. Ещё до сих пор мы используем слово «прокаженный», когда хотим подчеркнуть определенный статус человека, которого это наименование в принципе вообще выводит из людского общества. Чтобы мы прочувствовали, что значит стать прокаженным, хотим привести отрывок из рассказа Джека Лондона «Прощай, Джек», в котором, можно сказать, документально дано описание колонии прокаженных на острове Молокаи в Океании. «Мы отправились на пристань. Человек сорок несчастных сгрудились там на отгороженном месте. Прокажённые и в самом деле являли собой весьма мрачное зрелище. Лица у большинства были так обезображены, что не берусь описать… Я всегда отдавал себе отчёт в том, что мы смертны, но жить среди живых мертвецов, умереть и не быть мёртвым, стать одним из тех обречённых существ, которые некогда были мужчинами и женщинами…». [Лондон Д. Собрание сочинений. В 14 т. М.: Правда, 1961. Т. 9. С. 363—364, 366]. Такова была болезнь, поразившая Иова. Болезнь, грозящая ему неминуемой гибелью, но гибелью долгой, мучительной, как физически, так и морально.

Глава 9

О некоторых советах близких людей.

«И сказала ему жена его: ты все еще тверд в непорочности твоей! похули Бога и умри» (Иов 2:9). Этот совет жены Иова имеет ряд важных особенностей, и далеко не так прост, как может показаться вначале. Внимательно вчитавшись в него, мы определенно увидим, что автором его была не столько жена Иова, а дьявол, который использовал ее. Во-первых, в самом совете вначале сквозит вопрос: «Ты всё ещё твёрд…?». Этим, как бы, говорится: неужели после всего того, что произошло, ты по-прежнему поклоняешься Богу? Этим, как бы, взывается к разуму Иова. Подумай! Рассуди! Разве можно после этого доверять Богу? Дьявол всегда в человеческом сердце сеет в первую очередь сомнение в Боге, Его словах. Уже обращаясь в Эдеме в образе змея к Еве, сатана сказал ей: «…Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» (Быт. 3:1). Итак, он пытается сеять сомнение у Иова в Боге. Во-вторых, вначале, прочитав совет жены Иова, мы увидим некоторую его странность. С одной стороны, она, вроде бы, верующий человек, не атеистка, она признаёт существование Бога, а с другой — призывает своего мужа возвести на Него хулу, т. е., оскорбить. Странная позиция. Одно дело, когда неверующие люди хулили Господа, как тогда, так и в недавнее советское время, дабы высмеять веру других в то, что, якобы, не существует. А другое дело, как может верующий, признающий могущество, всеведение и любовь Бога, хотя пусть и не понимающий Его действий, вознести на Него хулу. То, что не совсем понятно нам, во времена Иова не вызывало проблем. Дело в том, что, язычество, господствовавшее тогда, имело весьма своеобразные представления о богах. Так, с одной стороны, богам поклонялись, приносили жертвы, пред ними трепетали, а с другой, когда боги переставали отвечать на молитвы, их могли выпороть, разбить их статуи, лишить их навешанных одежд и золота, а то и вовсе выбросить вон и избрать себе объектом поклонения другого бога, который будет лучше отвечать на просьбы. Именно этот совет сквозит в словах жены Иова. В-третьих, когда человек испытывает особую боль, страдание, его нервная система напряжена до предела. Такой человек начинает срываться на своих близких, как бы, обвиняя их в своём страдании. Недаром говорят, что к больным людям нужен особый подход, терпение. И вот, прекрасно понимая тот кризис, который испытывает Иов, его душевные муки, дьявол незаметно хочет его привлечь сорвать свою боль на Боге. В-четвертых, в совете жены чётко, само собой, прослеживается мысль о том, что виновником страданий Иова является Господь. Она искажает характер Бога, желая отнять у Иова последнюю надежду. В-пятых, удивительно, но в ее словах вообще нет жалости, сочувствия, ободрения. А ведь именно в них очень нуждался патриарх в этот страшный момент своей жизни. И от кого, как не от самого близкого, к тому же, единственного из живых существ, он должен был бы их услышать. Нет, не напрасно дьявол оставил в живых жену Иова. Он уничтожил всё, что было у правителя земли Уц, но жену, самого близкого человека, он оставил. Он оставил ее, как один из мощнейших факторов, чтобы сломить Иова. И это отношение жены, этот ее совет действовали на Иова не менее страшно, чем проказа. Поражая человека духовно или физически, сатана всегда использует и особых комментаторов, которые находясь рядом, анализируют перед несчастным происходящие события, говоря о полной безнадежности его положения, убивая у него веру в Бога. Эти комментаторы приходят под разной личиной — то ли друзей и родных, что является особо опасным, то ли сослуживцев, то ли просто случайных людей. В связи с этим невольно вспоминается отрывок из сериала «Следствие ведут знатоки», в одной из серий которого один преступник подбивает к самоубийству вовлеченного им в преступление запутавшегося в жизни человека, который сейчас ему мешает, как возможный свидетель. Он убеждает, что в случае открытия преступления его семью ждёт позор, конфискация имущества. А если он погибнет, то отведет этим подозрение и от себя, а главное, спасет репутацию близких ему людей. Слова этого подстрекателя звучат ласково, проникновенно, сочувственно. Он удобно избрал момент кризиса душевных переживаний и теперь ловко играет на них. Спросим себя, а не даём ли и мы советов, по типу того, что дала жена Иова своему мужу. И давайте не будем сразу спешить с ответом. Быть может, мы не говорим так прямо как она, но смысл не бывает ли тем же? Когда с нашим родным человеком происходит какая-либо неприятность или беда, то утешаем ли мы его, пытаемся ли успокоить, поддержать? Ведь ему сейчас очень тяжело. Или по примеру жены Иова набрасываемся на него, что называется, добивая? Как часто сегодня повторяется эта история. Неверующие жены или мужья при каждом удобном случае пытаются «укорить» своего верующего супруга, позволяя дьяволу действовать через них. Это случается и в так называемых христианских семьях. Знаю несколько историй, когда в семьях, где один из членов был верующим, случались различные беды, болезнь и смерть ребенка. И с каким неистовством неверующая родня набрасывалась на верующего человека, обвиняя во всем его. Что именно из-за него умер ребенок, из-за того, что тот предал религию предков. Интересно, что в тех семьях, где этот один верующий выстаивал, вскоре и вся семья присоединялась к Божьей церкви, основанной не на языческих преданиях отцов, а на Слове Божьем. Там же, где под укорительными словами человек ломался, последующая история этих семей была весьма незавидной, заканчиваясь разводом, а под час и алкогольной зависимостью ее членов. Но самое ужасное, что подобное непонимание и советы «жены Иова» имеют место и в верующих семьях, причем, чаще в семьях «старых» верующих, что называется, со стажем. Неплохо знаю одну подобную семью, где муж не сумел сделать никакой карьеры и за это жена постоянно унижала его, устраивала скандалы, обвиняя в том, что он не сумел ей обеспечить комфортную жизнь, чтобы она была «королевой». Но ведь не каждый может стать премьер-министром или директором банка. В подобных верующих семьях жены не призывают мужей хулить Бога, но во всех их словах, претензиях сквозит подспудно эта идея. Они выражают недовольство Богу той жизнью, которую Он для них допустил. Ужасно и то, что в этих претензиях они воспитывают и своих детей, уча, что им все должны, что они особые! Ропот против Господа рождает эгоизм, злобу, которая, подобно синему пламени, горит в этих людях и их детях всю жизнь. Наши близкие оказывают на нас, а мы, в свою очередь, на них, огромное влияние, которое мы часто недооцениваем. Но необходимо помнить, что часто слово «нет», сказанное близкому человеку, является, порой, наивысшим доказательством нашей любви. Любовь — не постоянное соглашательство во всем. Любовь — это и твердость, и своевременное указание на ошибки. И пусть вначале близкий нам человек не поймет нас. Пройдет время, и с Божьей помощью он оценит, что наш отрицательный ответ, так не понравившийся ему когда-то, был единственным и наилучшим для него выходом. Апостол Павел пишет: «Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1 Кор. 7:14). А освящение — это длительный процесс, требующий терпения и протекающий далеко не гладко. Если же мы будем в силу различных обстоятельств идти на поводу у неверующих людей, вопреки Слову Божьему, то погубим и себя, и их. Дьявол использовал жену Иова, дабы через её нытье и стенания разбить его уверенность в Боге; жен Соломона, чтобы отвратить через разврат и идолопоклонство сердце царя от служения Богу; царицу Иезавель — дабы погубить её мужа, царя Ахава, через жадность; Еву, через любопытство которой погубить Адама. И последние три вняли совету жен и пожали несчастья. А чьи советы предпочитаем слушать мы — жен, мужей, друзей, детей или, может быть, все-таки, Бога? От этого ответа, который мы дадим лично сами себе, будет, в конечном счёте, зависеть наша участь.

Глава 10

Палата №6.

«Но он сказал ей: ты говоришь как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? Во всем этом не согрешил Иов устами своими» (Иов 2:10). Есть известный рассказ А. П. Чехова «Палата №6», в котором наш великий русский писатель изобразил жизнь людей в палате №6 дома для умалишенных, столь различных судеб, характеров, но объединенных одним страшным недугом… И пусть никто не обидится за это сравнение, но наш сегодняшний мир очень напоминает эту палату №6. Обращаясь к своей жене, давшей ему только что совет, Иов называет ее безумной, ибо только безумный человек, по его мнению, может сказать то, что сказала она — «похули Бога». И вот сегодня, оглядываясь на наш мир, такой, вроде бы, внешне религиозный, мы увидим миллионы людей, которых Иов назвал бы безумными за то, что они хулят Бога. В чем же проявляется эта хула, часто даже верующих людей, а главное, не идем ли мы этим путем, творя то же самое. Для начала необходимо выяснить, что Библия называет богохульством. Ответ на этот вопрос мы найдем в Евангелии от Иоанна 10:30—33. «Я и Отец — одно. Тут опять Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его. Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями? Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом». Итак, богохульство, согласно Писанию, проявляется, в первую очередь, тогда, когда человек делает себя равным Богу, присваивая Его полномочия, авторитет. По этому поводу в Библии есть интересное пророчество: «Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Фес. 2:3—4); «И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе» (Откр. 13:6). История прекрасно знает эту систему, предсказанную в Библии. Это — папство. Римские папы присвоили себе полномочия и функции Бога, объявив себя безгрешными [Робертсон Д. История христианской церкви. В 2 т. СПб.: И-е И. Л. Тузова, 1891. Т. 2. С. 1236], взяв право прощать грехи, поставив свои решения выше Библии, открыто изменяя Закон Божий. [Лозинский С. Г. История папства. М.: Политиздат, 1986. С. 138—140]. (Подробно разбор истории см. Опарин А. А. История рабства. Археологическое исследование книги Откровение. Харьков: Факт, 2004). Даже сам титул папы римского звучит наместник Иисуса Христа или наместник Сына Божьего. [Христианство. Словарь. / Под ред. Л. Н. Митрохина. М.: Республика, 1994. С. 336]. Сам же Христос говорит, что Его представителем на земле будет Бог Дух Святой (Ин. 16:12—15; 14:26). Таким образом, папа ставит себя на место Святого Духа. Открыто присвоило себе папство и титулы Христа. Так папа Иннокентий III (1198—1216), вступив на престол, стал именовать себя «царем царей — владыкой владык, священником по чину Мелхиседека. Это он является изобретателем нового папского титула — „наместника Иисуса Христа на земле“». [Григулевич И. Р. Инквизиция. М.: Политиздат, 1985. С. 59]. Между тем, Священное Писание чётко говорит, что титулы Царь царей и священник по чину Мелхиседека — это титулы Христа. «Куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека» (Евр. 6:20); «Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их; ибо Он есть Господь господствующих и Царь царей, и те, которые с Ним, суть званые и избранные и верные». (Откр. 17:14). Папство, присвоив себе титулы Бога, присвоило и права, принадлежащие только Ему, и, в первую очередь, право отпускать грехи. Апостол Павел пишет: «Главное же в том, о чем говорим, есть то: мы имеем такого Первосвященника, Который воссел одесную престола величия на небесах и есть священнодействователь святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек» (Евр. 8:1—2). Христос ходатайствует за нас в небесном святилище. Спасение и прощение — только через Него. «Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:6); «Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1 Тим. 2:5). Вместо этого папство устанавливает целый институт посредников — святых, девы Марии, а так же дает священникам, и в первую очередь, конечно же, себе, право отпускать грехи. «Было провозглашено учение о том, что папа может по своему желанию разрешать то, что запрещено каноническими законами, а с соответствующей мотивировкой ему предоставляется право разрешать и то, что запрещают Божьи законы. Таким образом, можно было получить разрешение на совершение любого греха или преступления, нужно было только внести определенную сумму в папскую казну… Исходя из этого учения, папа Климент VI (1342—1352) издал буллу, в которой „предписал“! ангелам рая переправить немедленно освобожденных им преступников из ада в рай: в аду должны были оставаться лишь те, которые не внесли „святой лепты“ в папскую казну». [Лозинский. Указ. соч. С. 138—139]. 1260 лет господствовала эта система, залив кровью почти всю Европу, породив инквизицию, крестовые походы, суеверия, заказные убийства, поставив себя и свои законы выше Бога, открыто, тем самым, богохульствуя. Мы ни в коем случае не хотим обидеть ни чьих религиозных чувств. Мы пишем не о католиках, среди которых масса прекрасных людей, но о системе папства. И если мы осознанно ставим ее, а не Слово Божье, на первое место, то мы становимся такими же богохульниками, как и средневековые папы, продававшие за деньги спасение и прощение. Вторым распространенным видом богохульства является атеизм, продолжающий еще жить в наше время. Философские системы Вольтера, Маркса, Сталина, Гитлера, Ницше — это открытое попрание и надругательство над Богом и Его учением. Когда Гагарин полетел в космос и началось исследование вселенной, то в журналах тех лет широко печатались высказывания о том, что космонавты никакого Бога в космосе не нашли, но если бы и нашли, то стащили бы Его за бороду на землю! Вот до какого богохульства дошла человеческая гордыня, которая и стала их богом. И сегодня, поддерживая эти философские школы, мы должны чётко понимать, что делая это, мы расписываемся и под богохульными высказываниями их философий. Третьим видом богохульства является участие в различных оккультных и прооккультных школах и направлениях. Работы Блаватской Е., Рерихов, К. Кастанеды, Д. Андреева, Г. Гурджиева попирают авторитет Слова Божьего, являясь «введением» в открытый сатанизм. Богохульством является и то, если мы читаем или заказываем себе гороскопы, посещаем спиритические сеансы, гадаем на картах. Это далеко не безобидные вещи, как то почитают некоторые. Это — отвержение авторитета Бога и поклонение злым силам. «И когда скажут вам: обратитесь к вызывателям умерших и к чародеям, к шептунам и чревовещателям, — тогда отвечайте: не должен ли народ обращаться к своему Богу? спрашивают ли мертвых о живых?» (Ис. 8:19). Так кто же является нашим Богом? К кому мы обращаемся в годину бедствий? У кого спрашиваем совета? Четвертый вид богохульства это исповедание нехристианских религий. Ислам, восточные религии и философские школы, открыто исповедующие либо многобожие, либо не признающие божественность Христа или вообще исповедующие антиморальные принципы. Пятый вид богохульства мы можем наблюдать сегодня в научном мире, который возомнил себя творцом, а не творением. Клонирование человека стало апогеем этого. Не понимая и сотой доли генетических механизмов, представители научного мира возомнили, что могут управлять законами наследственности, стать творцами человека! Шестой вид богохульства является, пожалуй, одним из самых опасных и коварных. Его опасность и коварство состоит во внешней, вроде бы, совершенной безобидности. При этом люди не преклоняются перед папой, не проповедуют атеистические учения, не ходят на эзотерические встречи и спиритические сеансы, не гадают на картах, и, тем более, не посещают сатанинских месс. Эти люди ведут не плохой образ жизни, не совершая ни убийств, ни воровства. Грешат, как бы, «по-маленькому». Словом, являются в понимании современного общества благопристойными людьми, даже интеллигентами. Эти люди живут без Бога. Он им просто не нужен. Они не желают обременять себя какими бы то ни было моральными обязательствами. Они живут так, как нравится им. И главным критерием того, что хорошо, а что плохо, что делать, а что не делать, является их собственное мнение, желание. Причем, в каждом отдельном случае оно может быть различным, в зависимости от обстоятельств. Они живут, как люди перед потопом, о которых Христос сказал: «Но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, — так будет и пришествие Сына Человеческого» (Мф. 24:37—39). Их Бог — это они сами. Они не подчиняют себя какой-либо идее или идеологии, как, к примеру, коммунисты, так же ставящие во главу угла человека. Нет, они живут и руководствуются своей индивидуальной философией, индивидуальной моралью, которую они именуют свободой. Для них в этом мире все относительно. И главными критериями поведения является: «выгодно — не выгодно», «приятно — неприятно». Но несмотря на свою «безобидность», это такое же богохульство, как и описанное выше. Опасность же его состоит в том, что человек себя не считает богохульником. Он даже может посетить изредка храм и поставить свечку: так, на всякий случай. Итак, богохульство сегодня охватило всю нашу землю. Земляне поистине обезумели, отвергая любящего Бога — Творца и склоняясь под руку дьявола. Уже недалек тот день, когда эти люди, ведомые злой силой, по примеру жены Иова, будут требовать у истинных последователей Господа, чтобы они отказались исповедовать Его в духе и истине, а приняли бы человеческие учения, променяв Бога и Его печать — субботу на начертание сатаны — «666». Каждый из живущих тогда переживет опыт Иова, когда, быть может, даже самые близкие для нас люди будут призывать нас оставить Истину, Бога. При этом они будут указывать на те беды, которые уже случились и которые случатся, если отказать признать дьявольское начертание, ибо многих истинных последователей Христа постигнут не меньшие бедствия, чем Иова. Но вынести эти временные испытания и победить, подобно древнему патриарху, нам удастся только тогда, если мы уже сейчас будем жить со Христом, подобно Иову научившись доверять своему Спасителю. Наша завтрашняя духовная победа или поражение закладываются сегодня, сейчас, в эти минуты. Так что же закладываем мы?

Глава 11

Об особенностях переписки 3500 лет назад.

«И услышали трое друзей Иова о всех этих несчастьях, постигших его, и пошли каждый из своего места: Елифаз Феманитянин, Вилдад Савхеянин и Софар Наамитянин, и сошлись, чтобы идти вместе сетовать с ним и утешать его» (Иов 2:11). На первый взгляд, это не очень примечательный текст. Вроде бы, вполне естественно, что друзья приходят для того, чтобы разделить горе близкого им человека. Однако, именно только этот небольшой стих, во всей книге Иова дает нам ответ на вопрос, сколько продолжалось страдание патриарха. А этот вопрос, как мы увидим ниже, является весьма важным для нашей практической духовной жизни. Итак, каким же образом мы можем попытаться высчитать время испытаний Иова? Ответ на это кроется в именах его друзей, указывающих на место их проживания. Этими тремя друзьями были Елифаз Феманитянин, Вилдад Савхеянин и Софар Наамитянин. Первый из них, Елифаз, происходил из города Фемана, который, по свидетельству древних авторов: Плиния Младшего, Евсевия и Иеронима, располагался в южной части Идумеи. Своим названием он был обязан то ли географическому положению («феман» в переводе означает «юг»), то ли старейшине Феману, внуку Исава, правящему там одно время. Жители Фемана славились своей мудростью и первоначально сохраняли понятие об Истинном Боге, но затем, как и все потомки Исава, отвергли Истину, впав в грубое язычество, сопровождавшееся у них принесением массовых человеческих жертвоприношений, кровь которых обагряла столицу Идумеи Петру. И потому недаром Божьи пророки, изрекая суды над Феманом, поражались тому, как жители некогда одного из мудрейших городов могли променять религию любви и милосердия на культ крови и разврата.

Библейские пророчества о Фемане.

«О Едоме так говорит Господь Саваоф: разве нет более мудрости в Фемане? разве не стало совета у разумных? разве оскудела мудрость их? Итак выслушайте определение Господа, какое Он поставил об Едоме, и намерения Его, какие Он имеет о жителях Фемана: истинно, самые малые из стад повлекут их и опустошат жилища их» (Иер. 49:7, 20); «За то, так говорит Господь Бог: простру руку Мою на Едома и истреблю у него людей и скот, и сделаю его пустынею; от Фемана до Дедана все падут от меча» (Иез. 25:13); «И пошлю огонь на Феман, и пожрет чертоги Восора» (Ам. 1:12); «Поражены будут страхом храбрецы твои, Феман, дабы все на горе Исава истреблены были убийством» (Авд. 1:9).

Выводы из пророчеств.

1). Опустошение жилищ феманитян (Ам. 1:12); (Иер. 49:20).

2). Плен феманитян врагами (Иер. 49:20).

3). Земля Фемана станет пустыней, все жители падут от меча (Иез. 25:13); (Авд. 1:9).

И действительно, в истории жителей этого города в точности исполнились все эти библейские пророчества: опустошение, плен, пожары, наконец, полное уничтожение и превращение даже некогда плодородной земли в пустыню. Первоначально хозяевами Фемана стали вавилоняне, покорившие Эдом, который признал власть Навуходоносора и даже принимал участие в разграблении Иерусалима в 586 г. до х. э. Затем по смерти Навуходоносора II (605—562), пользуясь ослаблением власти в Вавилоне, Эдом восстанавливает свою независимость, но ненадолго, так как с приходом одного из преемников Навуходоносора II Набонида (556—538) начинается попытка восстановить пошатнувшееся из-за внутренних беспорядков и частой смены правителей величие Вавилона. Так «на финикийском побережье была восстановлена система зависимых царств. Они должны были без лишних усилий со стороны вавилонского царя обеспечить господство на Средиземном море и сохранить традиционные морские торговые связи. С целью укрепления контактов с побережьем и для окончательного объединения амореев Набонид укрепил свою власть в Сирии, захватил старинный Харран, принадлежащий мидийцам, закрепился на Ливане, откуда, как и его предшественники, вывозил ценную древесину». [Дандамаев М. А. Политическая история Ахеминидской державы. М.: Наука, 1985. С. 33—34; Klengel H. Syria 3000 to 300 B. C. Berlin, 1992. P. 234]. Одним из важных торговых партнеров Месопотамии была Аравия. [Оппенхейм Л. Древняя Месопотамия. М.: Наука, 1980. С. 93—94]. Однако Персидский залив, через который ранее эта торговля велась, потерял свое значение из-за изменения течения Евфрата, «и это заставило Набонида искать новый путь к богатствам Аравийского полуострова». [Дандамаев. Указ. соч. С. 34]. И вот, укрепившись в Сирии и пройдя Заиорданье, а затем через Эдом, он начал завоевание в Северо-Западной Аравии. И эдомиты, и арабы оказали ему сопротивление, с чем связано разрушение ряда городищ, в том числе важного эдомитского центра Басры. [Mitchell T. C. Judah until the fall of Jerusalem (700—586 B. C.) // Cambridge Ancient History 1991. V. III. 2. P. 417; Zayadine F. Le relief neo-babylonien a Sela’pres de Tafileh: interpretation historique // Syria. 1999. T. 67. P. 88; Циркин Ю. История Библейских стран. М.: АСТ, Астрель, Транзиткнига, 2003. С. 346—347]. При этом большинство эдомитян было переселено в Месопотамию. [Zayadine. Ibid. P. 88—89]. «Конечно, говорить о полной депортации эдомитян и исчезновении этого этноса нельзя, ибо еще много позже их потомки идумеи жили в этих местах… И хотя в плен уводилось далеко не все население, но все же его наиболее деятельная часть, а оставшиеся уже не могли сопротивляться. Это обстоятельство облегчало процесс изменения этнического состава всех этих территорий. На опустевшее место в Южной Палестине и Заиорданье стали свободно проникать арабские племена». [Циркин. Указ. соч. С. 347]. В те дни огонь плясал на улицах Фемана, озаряя искаженные от страха лица самих феманитян, ведомых в далёкий плен. Следующий страшный удар по остаткам эдомской державы был нанесен царством Дедан (или Кедар). [Грант М. История Древнего Израиля. М.: Терра, 1998. С. 203]. Дедан и Кедар первоначально были племена, ведущие свое происхождение от Иокшана, внука Авраама от Хеттуры и от сына Измаила, внука Авраама соответственно. Затем они образовали единое царство. Агрессивная политика царей Кедара заставила бежать в Иудею множество эдомитян. [Грант. Указ. соч. С. 204]. Жалкие же остатки некогда розных сынов Исава безропотно склонились под ярмом Кедара. [Lemaire A. Un nouvean roi arabe de Qedar dans l’inscription de l’autel a encens de Lakish // Revue Biblique, 1974. An. 81, 1. P. 68—69]. Кедар распространяет свою власть и на Южную Палестину, и побережье в районе Газы. [Rayney A. F. Herodotus’ Description of the East Mediterranean Coast // Bulletin of the American Schools of Oriental Researches. 2001. № 321. Р. 60]. Именно через эту территорию проходил знаменитый «путь благовоний» из Южной Аравии в Средиземноморье, и контроль над ним обеспечивал поступление несметных сокровищ в казну Кедара, поддерживавшего его экономическое и политическое могущество. [Weippert H. Palestina in vorhellenistischer Zeit. München, 1988. P. 617, 717]. При персах Кедар сохранил политическую независимость, имея с ними, правда, дружественные отношения. [Геродот. История. М.: Ладомир, АСТ, 1999. Книга III, 88. С. 208; Циркин. Указ. соч. С. 353]. Именно благодаря помощи Кедара персидскому царю Камбизу удалось осуществить поход в Египет, во время которого он чуть не погубил войско из-за нехватки воды и отсутствия проводников. «Камбиз послал вестников к царю арабов просить о безопасном проходе. Царь арабов согласился, и они заключили между собой союз… Итак, царь арабов, заключив договор с вестниками Камбиза, придумал вот что. Он велел наполнить меха из верблюжьей кожи и навьючить на всех своих верблюдов. Затем он выступил с этим караваном в пустыню и там стал ожидать войско Камбиза». [Геродот. Указ. соч. Книга III, 7, 9. С. 172, 173]. Правители Кедара крайне враждебно встретили возвращение иудеев. Царь Кедара Гешем делал со своей стороны все возможное, чтобы сорвать строительство Иерусалимского храма. [Циркин. Указ. соч. С. 364]. Царство Кедар было уничтожено в IV в. до х. э. племенем набатеев, ведущим происхождение от Измаила, сына Авраама, цари которого правили этой землей вплоть до 106 г. х. э., когда эти земли вошли в состав Рима. [Шифман И. Ш. Набатейское государство и его культура. М.: Наука, 1976]. Последующие века и господство сменяющих друг друга византийцев, арабов, крестоносцев вконец разорило эту землю, стерев с лица земли ее города, и лишь величественные развалины некоторых из них, чудом сохранившиеся до нашего времени, напоминают сегодня о её былой славе. Но от Фемана, в отличии от Петры, не осталось и следа. Библейские пророчества, как видим, точно предсказали его историю. Страшные опустошения жилищ (Иер. 49:20; Ам. 1:12), увод в плен (Иер. 49:20), сожжение городов (Ам. 1:12), наконец, полное исчезновение феманитян, как и всех эдомлян, как народа (Иез. 25:13; Авд. 1:9), и, наконец, превращение этих земель в пустыню (Иез. 25:13). Такова была цена отвержения Бога и Его Закона и избрания злых сил в качестве своих господ. Такова была грядущая история Фемана, из которого и прибывает Елифаз, один из друзей Иова. Вторым другом Иова был Вилдад, происходящий из Савхи. Последняя, согласно клинописных источников, располагалась в среднем течении Евфрата, к югу от реки Хабур. Своим названием она скорее всего обязана Шуаху, сыну Авраама от Хеттуры, потомки которого осели на этих землях. Кстати, Шуаху приходился дядей Дедану, потомки которого основали упоминаемое нами выше царство Дедан (Кедар). И, наконец, третьим прибывшим другом Иова был Софар, происходящий из местечка Наам, располагающегося по летописным данным в Северо-Западной Аравии, хотя точного его места расположения сегодня не установлено. В отличии от Фемана, история Савхи и Наамы, которая дошла до нас, представляет собой очень скудные данные, не позволяющие воссоздать их историческую хронологию. Можно лишь говорить о том, что это были центры небольших полунезависимых владений, населенных арабскими племенами, ведущими свое происхождение от Авраама и полностью уничтоженные, вероятно, в то же время, что и Феман. Выяснив, что представляли собой земли, из которых пришли друзья Иова, посмотрим, можно ли что-либо сказать о них самих. Кем они были? Летописи арабских племен того времени, если таковые вообще велись, в чем стоит весьма сомневаться, до нас не дошли. И вообще, документов о истории Аравии XXXV вв. до х. э. практически не сохранилось. И потому история не донесла до нас и сведений о друзьях Иова. Последующим же преданиям о них не всегда можно верить, тем более, что они часто противоречат друг другу. И все же, кое-что, и, причем, важное, мы можем извлечь из самого библейского текста: «И услышали трое друзей Иова о всех этих несчастьях, постигших его, и пошли каждый из своего места: Елифаз Феманитянин, Вилдад Савхеянин и Софар Наамитянин, и сошлись, чтобы идти вместе сетовать с ним и утешать его» (Иов 2:11). Итак, трое друзей Иова узнают о его несчастии. Первое, что они делают — это списываются, как бы сейчас сказали, между собой, решая когда и где встретиться. Однако, сотовых телефонов или телеграфа, или, хотя бы, вестовой почты в те дни, разумеется, не было. И потому для того, чтобы переслать сообщение, требовался человек, гонец. Использовать для этого купцов было нельзя, так как, во-первых, караваны шли только в определенное время; во-вторых, весьма медленно, и, в-третьих, необходимо было получить и обратный ответ. Более того, пересылка осуществлялась не между двумя друзьями, а тремя. Следовательно, двумя (туда и обратно) гонцами было не обойтись. Требовалось, как минимум, девять гонцов или поездок, чтобы договориться друг с другом об удобном месте и времени встречи. Посылать гонца в одиночку по неспокойным дорогам Аравии было безумием, так как там безраздельно господствовали разбойники, и потому требовался, хотя бы, небольшой охранный отряд. Итак, кто же в те дни мог позволить себе снарядить и отправить в дальний путь нескольких гонцов? Безусловно, это мог сделать только очень богатый и влиятельный человек. Если же учесть, что Иов был одним из владетелей земли Уц, то мы можем констатировать, что его друзья занимали одно из виднейших мест у себя на родине, и, вероятнее всего, были старейшинами своих городов. Далее. Расстояние между Феманом, Савхой и Наамом было немалым. Так, от Фемана до Савхи насчитывается напрямую, приблизительно, до 700 км. Если же учесть, что дорога шла не напрямую, через Аравийскую пустыню, а вдоль Средиземноморья, то это расстояние увеличивается примерно до 1200 км. На основании древних летописей мы можем рассчитать и примерное время, необходимое, чтобы во дни Иова преодолеть это расстояние. Так переход в 250 км занимал, в среднем, от восьми до десяти дней. [Бретон Ж. Повседневная жизнь Счастливой Аравии во времена царицы Савской. М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2003. С. 95]. Путь в 2200 км преодолевался за 60 — 80 дней. [Там же. С. 96]. Следовательно, чтобы преодолеть расстояние в 1200 км требовалось проделать путь около 40 дней. И даже если учесть, что гонцы, ехавшие на верблюдах, или, скорее всего, на ослах (лошади тогда для этих целей в Аравии не использовались, так как не могли вынести неимоверной тяжести пути — долгого отсутствия воды, невыносимую жару) крайне спешили, сокращая до минимума число и время ночлегов, то менее, чем за 30 дней им всё равно не удалось бы совершить этот переход. Итак, 30 дней туда и 30 дней обратно, и это только от Фемана до Савхи. Расстояние от Савхи до Наамы было, примерно, такое же, как и до Фемана. А вот путь от Фемана до Наамы был относительно небольшим, составляя, примерно, до 150 км или пяти дней пути. Следовательно, не менее 3—4 месяцев требовалось друзьям Иова, чтобы прибыть к нему. Но к этому сроку необходимо прибавить время, нужное на то, чтобы известие о бедствиях Иова дошло бы до них. А оно шло без помощи специально посланных гонцов, как во время списывания друзей, а следовательно, намного дольше. И дошло оно, скорее всего, до друзей через купцов, купеческие караваны. И потому срок для этого был никак не меньше, чем, хотя бы, полгода. Следовательно, по самым меньшим подсчетам страдания Иова от момента несчастья с его детьми до прихода друзей продолжались, как минимум, почти год! Вдумаемся в эту цифру: почти год переносить невыносимые страдания, искать их причины и не находить. Терзаться мыслями о погибших детях и слушать укоры жены. Это было время особых молитв Иова, молитв, на которые, как ему казалось, ответа не было. Проказа не сходила с его тела, и причины произошедшего оставались также сокрыты. Представим себе человека, делавшего в жизни добро, богобоязненного, удаляющегося от зла. И вот на него обрушиваются всякие беды, носящие, вроде бы, печать Божественного происхождения. Он взывает к Богу — ответа нет. Он молится день, два, три, неделю, месяц, месяцы — и все остается так же. А не попадали ли и мы в подобные ситуации? Ситуации, когда нас постигают горести, и когда на нашу молитву небо как будто молчит. Мы просим Бога об исцелении, а получаем болезнь или смерть. Просим благословить будущий брак, а наш избранник уходит к другому. Просим поступить в институт, а на экзамене получаем двойку, просим разрешить конфликт, а нас вдруг предают и друзья. Просим благословить устроиться на лучшую работу, а в ответ нас сокращают с той, на которой мы работали, и мы теряем последние средства к существованию. Мы приходим в церковь, благодарим Бога за обретённых братьев и сестер, а те вдруг начинают распространять про нас клевету и сплетни. Кто-то молит Бога за изменяющего мужа и за сына, погибающего от алкоголя, а в ответ муж уходит вовсе из дома, а сын умирает. Почему? За что? Где Бог? Затем люди начинают говорить о жестокости Бога, а после и вовсе, как мы уже говорили, хулят Его и отвергают. Но Иов целый год ждет ответа, он продолжает молиться Богу, перенося все скорби, и душевные, и физические. И вот в один из дней Иов, открыв глаза после очередной бессонной мучительной ночи, увидел трех своих друзей — Елифаза, Вилдада и Софара, приближающихся к нему.

Глава 12

Вести с Того света…

«И подняв глаза свои издали, они не узнали его; и возвысили голос свой и зарыдали; и разодрал каждый верхнюю одежду свою, и бросали пыль над головами своими к небу. И сидели с ним на земле семь дней и семь ночей; и никто не говорил ему ни слова, ибо видели, что страдание его весьма велико» (Иов 2:12—13). Да, то, что они увидели, их действительно потрясло. От некогда величественного вида их друга не осталось и следа. Сейчас перед ними на земле в пепле и вретище сидел глубокий старик, все тело которого было изъедено ужасной проказой. Увиденное смешало их мысли и то, что они готовились сказать, и потому они выразили свою скорбь по описанным нами выше древневосточным обычаям, разодрав свои одежды и посыпав головы пеплом. По тем же древневосточным понятиям молчание было одной из форм выражения крайней скорби. К тому же оплакивание умершего продолжалось, как правило, семь дней, а именно таким по причине несчастий, обрушившихся на него, был патриарх для своих друзей. К тому же этот обычай скорбного молчания был необходимым временем для того, чтобы решить, с чего и как начать разговор с Иовом. И, наконец, на седьмой день тягостное молчание прерывает сам властитель земли Уц. «После того открыл Иов уста свои и проклял день свой. И начал Иов и сказал: погибни день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: зачался человек! День тот да будет тьмою; да не взыщет его Бог свыше, и да не воссияет над ним свет! Да омрачит его тьма и тень смертная, да обложит его туча, да страшатся его, как палящего зноя! Ночь та, — да обладает ею мрак, да не сочтется она в днях года, да не войдет в число месяцев! О! ночь та — да будет она безлюдна; да не войдет в нее веселье! Да проклянут ее проклинающие день, способные разбудить левиафана! Да померкнут звезды рассвета ее: пусть ждет она света, и он не приходит, и да не увидит она ресниц денницы за то, что не затворила дверей чрева матери моей и не сокрыла горести от очей моих! Для чего не умер я, выходя из утробы, и не скончался, когда вышел из чрева? Зачем приняли меня колени? зачем было мне сосать сосцы? Теперь бы лежал я и почивал; спал бы, и мне было бы покойно с царями и советниками земли, которые застраивали для себя пустыни, или с князьями, у которых было золото, и которые наполняли домы свои серебром; или, как выкидыш сокрытый, я не существовал бы, как младенцы, не увидевшие света. Там беззаконные перестают наводить страх, и там отдыхают истощившиеся в силах. Там узники вместе наслаждаются покоем и не слышат криков приставника. Малый и великий там равны, и раб свободен от господина своего. На что дан страдальцу свет, и жизнь огорченным душею, которые ждут смерти, и нет ее, которые вырыли бы ее охотнее, нежели клад, обрадовались бы до восторга, восхитились бы, что нашли гроб? На что дан свет человеку, которого путь закрыт, и которого Бог окружил мраком? Вздохи мои предупреждают хлеб мой, и стоны мои льются, как вода» (Иов 3:1—24). В этих стихах выразился вопль его души. Вершиной скорби в Древнем мире было проклясть день своего рождения, т. е. сказав, тем самым, что смерть и небытие были бы предпочтительнее той жизни, которая сейчас есть. Но в то же время в словах Иова нет ни намека на желание покончить жизнь самоубийством. Нет в его словах и хулы на Бога. Более того, он с великим почтением говорит о Господе и Его делах, признавая их безграничность (Иов 3:4, 23). В его словах звучит все тот же вопрос: «Господи, зачем Ты допустил все это? Ты дал мне свет, но зачем тогда окружил меня тьмой» (Иов 3:23). Он не ропщет, он вопрошает Бога. Вопрошает открыто, молит Его. Герои Библии часто открыто беседуют с Господом, и Тот именно ждет от людей откровенного разговора. Спустя века к Господу будет обращаться с воплем пророк Аввакум, вопрошая «Доколе, Господи, я буду взывать, и Ты не слышишь, буду вопиять к Тебе о насилии, и Ты не спасаешь? Для чего даешь мне видеть злодейство и смотреть на бедствия? Грабительство и насилие предо мною, и восстает вражда и поднимается раздор. От этого закон потерял силу, и суда правильного нет: так как нечестивый одолевает праведного, то и суд происходит превратный» (Авв. 1:2—4). Богу не нужны «прилизанные», «деланные» и «правильные» молитвы. Молитва — это откровенный разговор человека с его Творцом, в ней человек выражает свои нужды, вопросы, проблемы. Выражает то, что сейчас его беспокоит и волнует. Бог — это не жестокий тиран, требующий от Своих подданных лишь заглядывать Ему в лицо, подползать и заискивать. Бог — это наш Отец, Друг. Пророки и апостолы прямо задавали Богу волнующие их вопросы, и Он всегда отвечал им, но отвечал тогда, когда это было наиболее нужно, тогда, когда они лучше всего могли бы понять Его. В свое время, обращаясь к ученикам, Христос сказал: «Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить» (Ин. 16:12). Итак, когда мы не получаем сразу ответа на свою молитву, свой вопрос, то дело при этом не в Боге, якобы, не желающем нам ответить, а в нас, в нашей неготовности вместить Божий ответ. Часто особенно пожилые люди говорят, что только сейчас они поняли многие события своей молодости, осознав, почему и для чего они произошли именно таким образом. Прошли долгие годы, и только тогда пришло понимание. Бог очень многое хочет нам сказать, дать, ответить, но мы не готовы к этому. И потому Он вынужден проводить нас по этой жизни не всегда легкими и понятными для нас путями. Эта первая речь Иова, обращенная как бы одновременно и к друзьям, и к Богу, интересна для нас еще несколькими моментами. Первое — это представление о смерти, которую Иов уподобляет сну! (Иов 3:13). Это было, если так можно сказать, революционное заявление для своего времени, когда вера в бессмертие души господствовала практически у всех народов. Сегодня это свидетельство о смерти, как сне, в котором нет переживаний, страхов или радостей, упоминаемое в книге Иова, является очень важным. Во-первых, оно показывает, что религия Истинного Бога коренным образом отличалась от современных ей языческих воззрений, вопреки взглядам особенно некоторых советских ученых, стремившихся представить веру в Бога у потомков Авраама как одно из направлений язычества, немыслимого без веры в бессмертие души. А, во-вторых, и это, пожалуй, намного важнее, оно показывает, что уже в древнейшей книге Библии отрицается бессмертие души и, следовательно, утверждения большинства христианских конфессий о наличии у человека бессмертной души являются позднейшим включением и не имеют с библейским учением, со Словом Бога, ничего общего. И действительно, если мы будем исследовать вопрос о том, как вера в бессмертие души вкралась сначала в иудаизм, а затем и в христианство, мы увидим, что корни этого уходят не ко временам Адама, Моисея и Иова, как то хотят некоторые представить, а в языческие философии Вавилона, Египта и Греции. По мнению подавляющего большинства ученых «не только идея загробного воздаяния, но даже само представление о возможности продолжения жизни в потустороннем мире практически отсутствует в Еврейской Библии (за исключением Ис. 26:19 и Дан. 12:2—3, 13, в которых содержатся указания на будущее телесное воскресение мертвых); соответствующие воззрения появляются в иудаизме лишь в эпоху эллинизма!». [Тантлевский И. Р. История Израиля и Иудеи до разрушения Первого храма. СПб.: И-е СПб Университета, 2005. С. 301]. В обобщающей работе профессор Дж. Ч. Чарлзуорт, один из ведущих современных историков, так же однозначно утверждает, что в Библии нет никаких указаний на бессмертие души, более того, всё свидетельствует прямо об обратном. «По смерти индивидуум просто оказывается в месте вечного упокоения, своей (или родовой) гробнице. Шеол и преисподняя (’eres) описываются как обитель мертвецов, а не как местопребывание людей, продолжающих жить после смерти. Только доброе имя человека и сын напоминают о нем на земле. С этим воззрением контрастируют представления, получающие развитие в послепленном иудаизме». [Introduction for the General Reader // The Old Testament Pseudepigrapha / Ed. By J. H. Charlesworth. Vol. 2. New York, 1985. P. XXXIII]. Великий английский ученый, профессор Эдуард Гиббон, детально исследовавший учение о бессмертии души в различных религиях, писал, что учение о «бессмертии души проповедовалось и с большим старанием, и с большим успехом в Индии, Ассирии, Египте и в Галлии… Казалось бы, что столь существенный для религии принцип мог быть поведан путём откровения избранному народу Палестины в самых ясных выражениях, и что он мог бы быть безопасно вверен наследственной священнической расе Аарона. Но мы должны преклоняться перед таинственными декретами Проведения, когда мы усматриваем, что учение о бессмертии души опущено в Моисеевом законе». [Гиббон Э. Закат и падение Римской империи. В 7 т. М.: Терра, 1997. Т. 2. С. 32]. Итак, даже атеист Гиббон призывает склониться перед авторитетом Библии, отрицающей бессмертие души. Учение об этом начинает вкрадываться в иудаизм только после вавилонского плена, во время которого иудеи широко познакомились с языческими воззрениями и верой в бессмертие души. Так «в Иерусалиме мало-помалу образовались две знаменитые секты — саддукеи и фарисеи. Первые из них, состоящие из самых зажиточных и самых выдающихся членов общества, строго придерживались буквального смысла Моисеева закона и из чувства благочестия отвергали бессмертие души как такое учение, которое не имеет поддержки в содержании священных книг, считавшихся ими за единственное основание веры. А фарисеи присовокупляли к авторитету Священного Писания авторитет преданий, и под именем преданий принимали некоторые умозрительные положения, заимствованные от философии или от религии восточных народов… так как фарисеи, благодаря строгости своих нравов, успели привлечь на свою сторону большинство иудейского народа, то бессмертие души сделалось преобладающим убеждением синагоги». [Гиббон Э. Указ. соч. Т. 2. С. 33]. Учение о бессмертии души проникало в иудаизм не только из Вавилона, но и из Египта, находившегося с IV века до х. э. под управлением греков, захвативших эту страну при Александре Македонском и вскоре эллинизировавших её. Вместе с культурой греков сюда пришла и их философия, уделявшая видное место бессмертию души. Первыми греческими философами, начавшими учить о бессмертии души, были Фалес Милетский (624—546) и Ферекид Сиросский (середина VI в. до х. э.). Причем источники указывают, что исходный материал для этого они заимствовали у финикийцев из их тайных книг. [Цицерон. Тускуланские беседы. М., 2000. I, 16, 38; Тантлевский. Указ. соч. С. 287]. В связи с этим необходимо заметить, что финикийцы создали одну из самых зловещих языческих религий, где сотнями и тысячами приносились человеческие жертвоприношения, где богу Молоху сжигали живьем новорожденных детей. [Tlatli S-E. La Carthage. Paris, 1978. P. 197—198; Fevrier J. G. Essai de reconstruction du sacrifice molek. // Jornal Asiatique, 1960. T. 248. P. 167—170; Авдиев В. И. Пунический Карфаген в свете новейших раскопок // Вестник Древней истории. 1962. № 3. С. 131—132]. Эти жертвоприношения были самым тесным образом связаны с учением о бессмертии души, давшем, так же, основу для существования у финикийцев оккультизма и спиритизма. Финикийцы открыто почитали мирового змея — символа зла и противника Бога! [Циркин Ю. Б. Карфаген и его культура. М.: Наука, 1986. С. 170; Циркин Ю. Б. Мифы Финикии и Угарита. М.: АСТ, Астрель, 2001. С. 145—146]. Таков был страшный сатанинский источник, из которого вышло и перешло к грекам обагренное детской кровью учение о бессмертии души. После Фалеса и Ферепида это учение разрабатывал Гермипп (III в. до х. э.), и, конечно же, Платон (427—347), в сочинениях которого Горгие (526 b-e), Федре (245c-249d), Федоне (107c-114c), Государстве (X, 614а-621б) это учение достигает своего апогея, с подробным описанием потустороннего мира, пребывания там душ и путешествия по этому миру, которые практически идентичны учению об аде и рае во многих современных христианских церквях. И вот, с этим зловещим учением, перенятым греками у финикийцев и завезенным ими в Египет, где и без того существовало своё учение о потустороннем мире и бессмертии души, познакомились иудеи, имевшие здесь свою большую колонию ещё со времен бегства от Навуходоносора из Палестины в Египет. «Еврейская раса нашла здесь то, к чему она наиболее склонна, и легкую возможность заниматься делами, и предаваться своей удивительной любознательности. Две формы, которые принимало со времени Маккавеев (II в. до х. э.) религиозное движение Израиля — мессианство и вера в воскресение — остались глубоко чуждыми египетским евреям. Потребность в загробном воздаянии чувствовалась в Египте не менее сильно, чем в Палестине; может быть, даже сильнее. Но знакомство с греческой философией доставляло здесь для удовлетворения этой потребности более тонкие средства, чем те, которые давала семитическая психология. Здесь полагали, что душа и тело отделены друг от друга, и не было поэтому нужды в доктрине о воскресении тела для того, чтобы представить себе существование человека после смерти. Верований о дне последнего суда, и о конце мира, и о Мессии так же не существовало в Египте. Здесь воображали себе нечто вроде Елисейских полей, где души праведников перед лицом Бога услаждаются без конца». [Ренан Э. История Израильского народа. М.: И-во В. Шевчук, 2001. С. 768—769]. Как видим, такая напористость дьявола в насаждении учения о бессмертии души не случайна. Ведь если душа бессмертна, то тогда не важно, по большому счету, как ты живешь здесь на земле, хорошо или плохо, ведь ты всё равно будешь бессмертен вечно. Значит, вечно будет существовать и дьявол, и грех. Недаром современные сатанисты уверяют своих последователей в том, что если здесь, на земле, они будут служить дьяволу, то тот в аду даст им вольготную жизнь не только без мучений, но с женщинами и другими удовольствиями. Если душа бессмертна, тогда, как верно подмечает Ренан, смысла во Втором Пришествии Мессии Христа нет. Как нет смысла и в Последнем Суде, ибо каждый сразу же после смерти уже получил своё воздаяние, попав, якобы, в ад или рай. Таким образом, языческое учение о бессмертии души перечёркивает библейские учения и о II Пришествии Христа, и о воскресении, и о Последнем суде. Впервые только во II в. х. э., в частности, автором апокрифической книги «Премудрости Соломона» было «высказано учение о бессмертии души. Наряду с воскресением, учением гораздо более логичным, насильственность которого, впрочем, пугала умы людей, получивших греческую культуру, это было более смягченное учение, удовлетворявшее посредственные умы. Еврей этой школы во многом походил на воспитанного в философских школах грека… Бессмертие души было основным учением; воскресение из мертвых и последний суд сделались побочными, не имеющими большого значения фактами, отложенными до конца времени». [Ренан. Указ. соч. 773]. И если первоначально христианство времен апостолов и их ближайших преемников придерживалось библейского учения, отрицая языческое учение о бессмертии души, то уже с IIIIV века это учение входит во многие христианские церкви, приведя там к появлению догматов об аде, рае, чистилище, возможности покупать спасение, общаться с умершими, поклоняться святым и многие другие страшные извращения, заслонившие в папстве учение о II Пришествии Христа, Законе Божьем, Следственном суде, оправдании верой. [Подробный разбор данных папских лжеучений см. Робертсон Д. История христианской церкви. В 2 т. СПб.: И-е И. Л. Тузова, 1890. Т. 1; Миллер А. История христианской церкви. В 2 т. ФРГ, Biefild. GBV, 1994. Т. 1.; Гарнак А. История догматов. В кн. Раннее христианство. В 2 т. М., 2000. Т. 2. Опарин А. А. История рабства. Археологическое исследование книги Откровение. Харьков: Факт, 2004]. Но книга Иова, древнейшая книга Библии, равно как и всё Писание, призывает нас отречься от этого сатанинского учения о бессмертии души, посеявшего столько зла в истории народов земли. Да, это не просто богословский спор. За этим стоит авторитет Бога. А за учением о бессмертии души — не просто богословские рассуждения, а спиритические сеансы, получающие благодаря ему своё обоснование, хотя на деле людям являются злые духи; сатанизм, покупающий на это учение, как мы видели, себе сторонников; учение об индульгенциях, позволяющее выкупать души, якобы, находящиеся в чистилище; поклонение святым: раз люди бессмертны, то с Богом на небе; костры инквизиции — эти настоящие жертвоприношения, сберегающие, якобы, бессмертную душу, дабы не проливалась кровь; представление Бога в виде жестокого тирана, способного целую вечность мучить людей. Потому учение о бессмертии души мы можем однозначно считать самым страшным и разрушительным из всех дьявольских учений. Так что же сегодня будем исповедовать мы: нераздельность души, тела и духа (1 Фес. 5:23) и веру в воскресение при II Пришествии Христа, которую имел Иов, Моисей, апостол Павел, или сатанинское учение о бессмертии души?

Глава 13

Тайны динозавров.

«Да проклянут ее проклинающие день, способные разбудить левиафана!» (Иов 3:8). С упоминанием Левиафана мы будем много раз встречаться в книге Иова. И потому для лучшего понимания необходимо сделать комплексный анализ всех библейских упоминаний об этом существе в контексте как зоологии, так и истории религиозных представлений. Итак, как же Библия описывает это существо? Для начала необходимо отметить, что еврейское слово таннин, переведенное в книге Иова 3:8 как левиафан, в других местах переводится то как крокодил, то как бегемот, то как дракон, или гиппопотам. Эти ошибки переводчиков были вызваны тем, что они не могли подобрать среди известных им животных то, описание которого даёт Библия. Что же это за описание? «Вот бегемот, которого Я создал, как и тебя; он ест траву, как вол; вот, его сила в чреслах его и крепость его в мускулах чрева его; поворачивает хвостом своим, как кедром; жилы же на бедрах его переплетены; ноги у него, как медные трубы; кости у него, как железные прутья; это — верх путей Божиих; только Сотворивший его может приблизить к нему меч Свой; горы приносят ему пищу, и там все звери полевые играют; он ложится под тенистыми деревьями, под кровом тростника и в болотах; тенистые дерева покрывают его своею тенью; ивы при ручьях окружают его; вот, он пьет из реки и не торопится; остается спокоен, хотя бы Иордан устремился ко рту его. Возьмет ли кто его в глазах его и проколет ли ему нос багром? Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его? вденешь ли кольцо в ноздри его? проколешь ли иглою челюсть его? будет ли он много умолять тебя и будет ли говорить с тобою кротко? сделает ли он договор с тобою, и возьмешь ли его навсегда себе в рабы? станешь ли забавляться им, как птичкою, и свяжешь ли его для девочек твоих? будут ли продавать его товарищи ловли, разделят ли его между Хананейскими купцами? можешь ли пронзить кожу его копьем и голову его рыбачьею острогою? Клади на него руку твою, и помни о борьбе: вперед не будешь» (Иов 40:10—27); «Надежда тщетна: не упадешь ли от одного взгляда его? Нет столь отважного, который осмелился бы потревожить его; кто же может устоять перед Моим лицем? Кто предварил Меня, чтобы Мне воздавать ему? под всем небом все Мое. Не умолчу о членах его, о силе и красивой соразмерности их. Кто может открыть верх одежды его, кто подойдет к двойным челюстям его? Кто может отворить двери лица его? круг зубов его — ужас; крепкие щиты его — великолепие; они скреплены как бы твердою печатью; один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними; один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются. От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя. На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас. Мясистые части тела его сплочены между собою твердо, не дрогнут. Сердце его твердо, как камень, и жестко, как нижний жернов. Когда он поднимается, силачи в страхе, совсем теряются от ужаса. Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копье, ни дротик, ни латы. Железо он считает за солому, медь — за гнилое дерево. Дочь лука не обратит его в бегство; пращные камни обращаются для него в плеву. Булава считается у него за соломину; свисту дротика он смеется. Под ним острые камни, и он на острых камнях лежит в грязи. Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь; оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою. Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным; на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости» (Иов 41:1—26); «Разве я море или морское чудовище, что Ты поставил надо мною стражу?» (Иов 7:12); «Боже, Царь мой от века, устрояющий спасение посреди земли! Ты расторг силою Твоею море, Ты сокрушил головы змиев в воде; Ты сокрушил голову левиафана, отдал его в пищу людям пустыни. Ты иссек источник и поток, Ты иссушил сильные реки. Твой день и Твоя ночь: Ты уготовал светила и солнце; Ты установил все пределы земли, лето и зиму Ты учредил» (Пс. 73:12—17); «Там плавают корабли, там этот левиафан, которого Ты сотворил играть в нем» (Пс. 103:26). Суммируем особенности этого животного, названного здесь бегемотом (хотя в книге Иова 3:8 это слово переведено как левиафан). Итак, данное животное обладает мощным, как кедр, хвостом, ногами, как медные трубы; обитает в болотах и реках, обладает мощнейшими зубами; из пасти его выходит огонь, а из ноздрей — дым; питается травой; мощная шея; кожу его нельзя пронзить копьем. Как видим, это описание не может соответствовать бегемоту, у которого нет огромного, подобно кедру, хвоста, из ноздрей у него не выходит дым, а из пасти — огонь. К тому же, на бегемотов проводилась охота с самой зари человеческой истории и даже сегодня полудикие племена убивают данное животное копьями. Хотя, конечно, кожа у него крепкая, но не настолько, чтобы не быть пробитой копьем. К тому же, хотя ноги бегемота мощные, но сравнение их с медными трубами вследствие их весьма и весьма небольшой длины так же явно неудачно. А если учесть, что сравнения в книге Иова всегда весьма точны, как и во всей Библии, то заподозрить здесь автора в неудачном сравнении нельзя. Не отвечает данное описание и крокодилу, у которого ноги совсем невелики, и к трубам точно уж не имеют отношения. Нет, не выпускает он также огня и дыма, да и питается крокодил явно уж не травой, являясь хищником. И так же, как и на бегемота, охота на крокодила проводилась веками. Утверждение о том, что в этих текстах упоминается сказочное животное или аллегория также неверно. Ибо его описание даётся как пример, хорошо известный Иову, который может продемонстрировать ему могущество и непостижимость Божьих путей. Давать в виде наглядного примера то, что не существует, что не знает Иов, конечно же, бессмысленно. К тому же, даются детали описания его силы, его отдельных частей, которые нельзя поразить ни луком, ни копьем, т. е. привычными и знакомыми для Иова средствами нападения. Но в то же самое время среди современных нам представителей животного мира мы не найдем того, кто бы отвечал данным описаниям. Да, действительно, сегодня подобных существ нет. Но ведь еще десять—двадцать лет назад на нашей планете обитали многие виды тигров, оленей, медведей, которые сегодня вымерли. А если мы с помощью археологии заглянем чуть дальше, примерно, скажем, в X в. до х. э., то там мы увидим пещерного льва, пещерного медведя или пещерного носорога, остатки которых сегодня обнаруживаются при раскопках. Так в знаменитых пещерах Крыма, в частности, в Красной пещере, или пещере Эмине-Баир-Хосар найдены кости пещерного медведя, демонстрируемые сегодня посетителям. Если же мы заглянем еще дальше в историю земли, то там мы встретим знаменитых динозавров. Это слово со школьной скамьи овеяно, с одной стороны, ореолом таинственности и романтизма, а с другой — обилием фактического материала при остающихся открытыми практически всех связанных с ними вопросов. Как они жили? Почему вымерли? Согласно старой научной теории, базировавшейся на дарвинизме и известной нам со школьной скамьи, динозавры появились в результате эволюции около 235 млн. лет назад, задолго до появления людей, с которыми, якобы, динозавры никогда не встречались. Затем вследствие неясного страшного катаклизма, они, согласно одной версии, полностью вымерли, а по другой — эволюционировали в различных современных животных, в частности, крокодилов. Однако, эта теория, как сегодня уже признано научным мировым сообществом, не выдерживает не только научной критики, но и противоречит сама себе, будучи просто лишенной здравого смысла. Ибо действительно, если исходить из тех же постулатов эволюции, великим динозаврам превращаться в маленьких по сравнению с ними крокодилов или черепах не логично. И если резкое изменение климата привело к невозможности существования, то откуда взялось время на длительный эволюционный процесс? Во-вторых, не найдено ни одного промежуточного звена перехода от динозавра к крокодилу, черепахе или другому какому-либо животному. Третье. Исследуя летописи древних народов, ученые обнаружили множественные упоминания о встречах людей с существами, которых летописцы называли драконами. [Купер Б. После потопа. Ранняя история Европы. Симферополь, 1997. С. 106]. И если вначале к данным сообщениям относились крайне и крайне скептически, приписывая их издержкам религиозной фантазии, то затем, вчитавшись в эти сообщения, ученые увидели, что в них содержатся точные описания некоторых видов динозавров, останки которых были найдены лишь в наше время и о существовании которых средневековые летописцы знать просто не могли. Вообще первой зафиксированной наукой находкой остатков динозавров считают 1677 год, когда доктор Роберт Плот обнаружил громадные кости. [Benton M. Dinosaurs: An A-Z Guide, Derrydale Books, New York, 1988. P. 14]. Потому сегодня научный мир признает, что большинство описаний средневековых летописцев было описанием еще существовавших тогда динозавров. [Cooper B. After the Flood. New Wine Press; West Sussex, England, 1995. P. 130—161]. Эти сведения содержатся в эпосе древних шумеров (2000 г. до х. э.), истории Александра Македонского (IV в. до х. э.), китайских летописях, англосаксонских средневековых хрониках [Гальфрид Монмутский. История бриттов. М.: Наука, 1984. С. 74], и т. д. и т. д. Наиболее полные описания нам оставили древние обитатели Британии, на пустынных островах которой динозавры, видимо, просуществовали дольше всего. «Бритты, от которых происходят современные валлийцы, донесли до нас самые древние в Европе описания чудовищных рептилий, одна из которых около 336 г. до Р. Х. уничтожила и проглотила короля Морвида (Моррида). Об этом случае рассказывает Гальфрид Монмутский: „Чудовище накинулось на него и, разверзши пасть во всю ширь, проглотило его, точно малую рыбку“. Гальфрид называет это чудище Белуа. Передуру — не древнему королю (306—296 гг. до Р. Х.), а жившему гораздо поздней сыну графа Эфрауга, — повезло больше, чем Морвиду: ему удалось уничтожить чудовище под названием афанк (addanc; произносится как афанк) в местности Ллин Ллион в Уэльсе. В других районах Уэльса сохранились воспоминания и о другом виде рептилий: каррог. Афанк дожил до сравнительно недавних времен в таких местах, как Бедд-ир-Афанк близ Бринбериана, Ллин-ир-Афанк над Беттс-и-Коед на реке Конви (убийство одного из чудовищ в этой местности было описано в 1693 г. Н. Э.), и Ллин Барфог. Название „каррог“ увековечено в топонимах Каррог (близ Коруена) и Дол-и-Каррог (в долине Конви). Этот рассказ примечателен во многих отношениях, поскольку он не похож на прочие рассказы о драконах. В нем идет речь не об одиноких чудовищах, а о небольших существах, живших колониями и совсем не похожих, к примеру, на своих более крупных сородичей, которые гнездились на древнем могильном кургане в Треллех-а’р-Бетвс в графстве Дифед. Но говоря об Уэльсе, стоит заметить, что в Лланбардан-и-Гарраг („гарраг“ — не искаженное ли это „каррог“?) в церкви имеется гравюра местной гигантской рептилии с огромными лопастеобразными плавниками, длинной шеей и маленькой головкой. В Сноудоне есть озеро Глазлин, где афанка видели еще в 1930 году: два альпиниста, глядя с горы на озеро, наблюдали существо с длинным серым туловищем, которое вынырнуло из глубин озера, высунуло голову, а потом вновь скрылось под водой. [Whitlock R. Here Be Dragons. Allen S. Unwin. Boston, 1983. P. 133—134]. Насчитываются сотни таких свидетельств. В Англии и Шотландии, опять же в относительно недавние времена, во многих местах замечали огромных рептилий-чудовищ. В конце этой главы приводится таблица с перечнем 81 места только на Британских островах, где были замечены драконы (а всего в Британии около 200 таких мест); но наиболее существенным в рамках данного исследования является тот факт, что немалая часть встреч, а иногда и столкновений с динозаврами относится к сравнительно недавним временам. Например, хроника 1405 года сообщает о гигантской рептилии в городе Бурес в Суффолке: „Неподалеку от города Буреса, что близ Садбери, к великому прискорбию всего народа, недавно появился дракон, огромный телом, с гребнем на голове, с зубами как зубья пилы и хвостом невероятной длины. Он убил пастуха и сожрал множество овец“. Попытка местных лучников уничтожить дракона оказалась безуспешной из-за его непробиваемой шкуры. После этого: …чтобы уничтожить его, собрали народ со всей округи. Но увидев, что к нему снова подступают со стрелами, дракон устремился в болото, скрылся в тростнике, и больше никто его не видел. [Simpson J. British Dragons. B. T. Batsford LTD. London, 1980. P. 60]. Позже, в XV веке, в одной из хроник, которая уцелела и хранится в библиотеке Кентерберийской церкви, сообщается о следующем случае. 26 сентября 1449 года, в пятницу, после обеда, на берегу реки Стоур (у деревни Литтл Корнард), обозначающей границу между Суффолком и Эссексом, наблюдали сражение двух великанских рептилий. Одно чудовище было черным, а второе „рыжеватым и пятнистым“. Битва, „к удовольствию наблюдавших ее“, длилась целый час, после чего черное чудовище сдалось и вернулось в свое логово. Место, где это произошло, с тех пор получило название „Шарпфайт Мэдоу“ (Поляна Жаркой Битвы). В августе 1614 года в хронике была самым серьезным образом описана встреча со странной рептилией в лесу Сент-Леонард в Суссексе. Чудище видели около деревни Дрэгонз Грин (Драконья Зелень), получившей свое название задолго до описываемого случая: Этот змей (или дракон, как называют некоторые), по свидетельствам очевидцев, имел длину в девять футов [около 3 м], если не больше, а по виду напоминал ось телеги: в середине толще, а по бокам меньше. Передняя часть его, которую он вытягивал наподобие шеи, длиной приблизительно в один эль [3 фута 9 дюймов, или 114 сантиметров], и на ней — белое кольцо, по виду из чешуек. Чешуя на спине у него черного цвета, а на брюхе — красного… сообщалось также, что у него огромные лапы, но здесь зрение очевидцев могло и изменить им, поскольку многие полагают, что у змеев нету ног… [Дракон] спасался (как мы это называем) с такой же скоростью, с какой бегают люди. Пищу [кроликов] он, должно быть, большей частью находит в охотничьих угодьях, куда часто наведывается… Еще на боках у него видели два огромных нароста размером с ножной мяч, которые (как думают некоторые) со временем вырастут в крылья; но, я надеюсь, что Бог защитит несчастных людей, живущих в этой округе, и уничтожит его прежде, чем он научится летать. [Simpson. Ibid. P. 118]. Этого дракона видели в разных местах в радиусе трех-четырех миль, и в отчете указаны имена очевидцев, в том числе Джон Стил, Кристофер Холдер, некая „вдова, проживающая близ Фэйгейта“ и „возчик из Хоршема, расположившийся на постоялом дворе Уайт Хорс в Саутверке“. Один из местных жителей натравил на чудовище двух своих мастиффов; он не только лишился собак, но и еле-еле спасся бегством, потому что дракон, как было известно, уже убил мужчину и женщину, изрыгнув на них смертоносный яд. Когда кто-либо неумышленно приближался к нему, дракон, по свидетельству автора памфлета, … имел вид весьма высокомерный; если он видел людей или скот, или же слышал их голоса, то, вытягивая шею и поднимая голову, прислушивался к ним и глядел на них свысока и с великой надменностью. Именно таковы, по свидетельствам очевидцев, типичные повадки драконов. 27—28 мая 1669 года люди неоднократно видели огромную рептилию, о чем сообщается в памфлете Истинное описание чудовищного змея, виденного в Хенеме (Эссекс) на холме в Саффрон-Уолдон. В 1867 году последний раз наблюдали дракона, обитавшего в лесах вокруг Фиттлворта в Суссексе. Этот дракон шипел и плевался в сторону людей, которые случайно приближались к нему, но ни разу не причинил никому вреда. Можно привести множество подобных примеров. Упоминаний о встречах с драконами в разные века слишком много, и география их слишком широка, чтобы считать их сказками. Например, принято считать, что знаменитое лох-несское чудище из Шотландии выдумано в местном бюро по туризму, чтобы привлечь любопытных. Но Лох-Несс — не единственное шотландское озеро, где отмечено появление драконов. В последние годы в связи с драконами упоминались Лох-Ломонд, Лох-Эйв, Лох-Раннох и находящееся в частном владении озеро Лох-Морар (глубиной более 300 метров). Со времени окончания последней войны в одном только Лох-Морар драконов замечали более сорока раз, а в Лох-Несс за тот же период — более тысячи раз. В XVIII веке, в озере Ллин-и-Гэдер в Сноудоне, Уэлльс, произошло следующее. Некий человек пошел купаться и, когда он доплыл до середины водоема, его друзья на берегу заметили, что его преследует …какое-то длинное существо, которое медленно плыло за ним, извиваясь. Они побоялись поднимать шум, но двинулись навстречу к приятелю, подплывавшему к берегу. Но когда он был уже совсем близко, существо подняло голову и кольцами обвило туловище пловца, прежде чем кто-либо успел прийти на помощь… [Ibid. P. 21]. Видимо, тело этого человека так никогда и не было найдено. В начале нынешнего века имел место вот какой случай. Он описан некой Леди Грегори из Ирландии в 1920 году: …старики рассказывали мне, что, купаясь там [в ирландском озере Лог-Грейни], видели, как человек вынырнул из воды, и за ним бросилось нечто, напоминающее огромного угря… [Gregory, Lady. Visions and Beliefs in the West of Ireland. L., 1976]. К счастью, в этом случае человек успел увернуться и выбраться на берег; но для нас важно то, что это — лишь одно из великого множества воспоминаний о совсем недавних встречах людей с обитающими в озерах чудищами, которых непременно назвали бы динозаврами, если бы были найдены их ископаемые останки. Британские острова — не единственное место, где имеются письменные свидетельства о таких случаях. Их можно найти практически в любой части мира. [Steiger B. Worlds Before Our Own W. S. J. Mackay Ltd. Chatham (England). 1980. P. 41—66]. Например, английский первопечатник Уильям Кэкстон сохранил для нас следующее воспоминание о гигантской рептилии, встреченной в средневековой Италии. В великой реке [имеется в виду итальянская река По] был найден морской монстр вот какого вида или подобия: он имел форму, или строение, как у рыбы, то есть состоял словно из двух половинок. У него была изрядная борода и два чудесных огромных рога над ушами. Имел он также большие соски и ужасный, громадный рот. И на обоих локтях у него были крылья, весьма широкие, и еще были огромные рыбьи плавники, посредством каковых он плавал; а над водой виднелась одна только его голова. Случалось так, что многие женщины стирали и полоскали белье в порту, или гавани, упомянутой реки, [где] обитало это отвратительное, наводящее страх чудище, [которое] из-за недостатки, или нехватки, мяса подплывало к вышеозначенным женщинам. И, схватив одну из них за руку, чудище пыталось утащить ее в воду. Но она оказалась сильной, и заранее знала о монстре, и сопротивлялась ему. И, защищаясь, она громким голосом стала кричать: „На помощь, на помощь!“ И на крик ее прибежали пять женщин, и принялись бросать в чудище камни, и убивать, и умертвлять его, ибо оно подплыло слишком близко к ним и не могло вернуться на глубину. И потом, когда к чудовищу вернулось дыхание, оно издало краткий крик. Оно было тучным, тучней любого человека. И все же, говорит Подже [Поджий Браччиолини из Флоренции], будучи в Ферраре, он видел упомянутого монстра, и говорит, что прежде дети часто купались и мылись в означенной реке, но больше они не делают этого. И по той же причине женщины больше не стирают белье в том порту, ибо люди думают и полагают, что чудовище утаскивало на глубину детей и убивало их. Кэкстон также оставил нам рассказ о „змее“, который перепугал корову и оставил синяки у нее на теле; но мы должны иметь в виду, что в дни Кэкстона слово „змей“ вовсе не ассоциировалось со змеей, как в наше время, поскольку значение этого слова претерпело со средних веков некоторые изменения. В книге Кэкстона имеются одна или две иллюстрации, гравюры на дереве, где изображены эти змеи — двуногие чешуйчатые рептилии с огромными пастями: …среди болот Италии, на одной поляне, жил змей поразительной величины, ужасный и омерзительный. Во-первых, голова у него была больше, нежели у теленка; во-вторых, шея его была длинной, как у осла, а туловище его было устроено наподобие собачьего. А хвост его был удивительно огромен, толст и долог, не сравним ни с каким другим. Корова… [увидев] …такого ужасного зверя, перепугалась, вскочила и побежала прочь. Но змей своим удивительно длинным хвостом обвил ее задние ноги. И затем этот змей принялся сосать коровье вымя, и сосал он его так долго, что добыл молоко. И когда корова смогла вырваться от него, она убежала к другим коровам. А соски ее, и ее задние ноги, и все, чего касался змей, все почернело и оставалось черным еще долгое-долгое время. Очевидно, что эти рассказы — не вымысел, но свидетельства очевидцев, настолько близкие к стилю репортажа, насколько это было возможно в средние века. Более современный пример репортажа о подобном случае мы находим в следующей статье, опубликованной недавно в Таймс — одном из самых солидных и здравомыслящих британских журналов: Сегодня получено сообщение о том, что японские рыбаки выловили в апреле у берегов Новой Зеландии мертвое чудище весом в две тонны и длиной в тридцать футов. Существо, которое, как считают, уцелело с доисторических времен, было поймано на глубине тысячи футов у побережья Южного Острова, близ Крайстчерч. Палеонтологи из токийского Музея естественной истории пришли к выводу, что монстр принадлежал к семейству плезиозавров — огромных рептилий с маленькими головами, длинной шеей и четырьмя плавниками… После того, как член команды сфотографировал и измерил чудище, капитан траулера приказал бросить тело обратно за борт из страха, что оно может отравить пойманную рыбу. [The Times. 21st July, 1977]. Судя по всему, у японцев не было никаких проблем с официальным признанием того факта, что драконы, морские змеи, или динозавры существуют и поныне. Чтобы увековечить находку, они даже выпустили почтовую марку с изображением плезиозавра. Это наводит на кое-какие размышления. А сейчас мы рассмотрим самые замечательные письменные свидетельства параллельного существования драконов и человека — замечательные, в первую очередь, живописными изображениями великанских рептилий, с которыми встречались саксы, датчане и представители других народов в Северной Европе и Скандинавии. Во многих скандинавских сагах подробно описываются победы над драконами, и это позволяет нам представить физическое строение этих существ. Например, в Вольсуннгассаге идет речь о том, как Сигурд уничтожил чудовище Фафнир. Он выкопал яму, спрятался в ней и стал ждать, пока чудище поползет на водопой, чтобы поразить его в живот. Таким образом, становится ясно, что Фафнир передвигался на четырех ногах, и живот его был совсем близко к земле. Волуспа повествует о существе, которое древние викинги называли Нитххоггр (в переводе — „трупоразрыватель“); это прозвище свидетельствует о том, что чудовище питалось мертвечиной. Саксон Грамматик в Геста Данорум рассказывает нам о битве датского короля Фротона с гигантской рептилией. Перед сражением местный житель дает королю совет, пересказывая который, Саксон подробно описывает чудовище. По его словам, это был змей, который: …свивался в кольца, а хвост его, изгибаясь, волочился по земле; он потрясал своими витками и изрыгал яд… и при этом слюна его горела огнем… но [слова советчика явно должны были скорей воодушевить, чем обескуражить короля]… но помни, что ты должен оставаться неустрашимым; пусть не смутят тебя ни его острые зубы, ни громадность зверя, ни яд… под животом его есть место, куда ты сможешь вонзить свой меч…». [Купер Б. После потопа. Ранняя история Европы. Симферополь, 1997. С. 106—116]. Безусловно, и это хочется отдельно подчеркнуть, к каждому из древних и средневековых (кстати, как и современных) сообщений о динозаврах нужно относиться крайне осторожно. Ибо очень много среди них и просто выдумок, фантазий. В том числе и среди приведенных нами выше сообщений мы не утверждаем, что все они правдивы на 100%. Но вместе с тем, и это тоже не менее важно, обилие древних сообщений, их подчас удивительное сходство между собой, ни в коей мере не позволяет нам рассматривать их как сказки, тем более в комплексе с другими свидетельствами о динозаврах. Четвертое опровержение данной теории состоит в том, что на сегодняшний день найдены изображения динозавров, сделанные рукой древних художников, живших тысячи лет назад, изображения, по которым современные ученые могут в точности идентифицировать какой именно динозавр изображен. Эти найденные изображения неопровержимо свидетельствуют о том, что люди видели динозавров и жили одновременно с ними! [Swift D. Messages on stone // Creation. 1997. 19(2):20—23]. Изображения динозавров, идентичные тем скелетам, которые найдены археологами, обнаружены были и в Америке (в частности, в каньоне Уайт-Ривер), и в Африке, и в Австралии. [Driver R. Australias aboriginesdid they see dinosaurs? // Creation. 1999. 21(1):24—27]. Подобные изображения динозавров мы находим и в памятниках древности. Так на одной из вавилонских цилиндрических печатей мы находим изображение человека, сражающегося с двурогим чудовищем. [Купер Б. После потопа. Ранняя история Европы. Симферополь, 1997. С. 127]. Но еще более интересным является то, что практически идентичное, вплоть до мелочей изображение подобного же существа мы находим на камне, находящемся ныне в церкви св. Марии и Хардульфа в Бридон-он-де-Хилле, Лестешир (Великобритания). Изображения на камне были высечены еще в англосаксонские времена, относясь примерно к VII в. х. э. Объяснить это невероятное совпадение (?) помогает только тот факт, что и древние вавилоняне и средневековые англосаксы видели одно и то же существо. [Купер. Указ. соч. С. 126—128]. Пятое. В пользу того, что динозавры жили вместе с людьми неопровержимо свидетельствует и обнаружение неокаменевших остатков динозавров! Так учеными из университета Монтаны (США) были обнаружены неокаменевшие кости тиранозавра. В этих костях были найдены клетки крови и гемоглобин, которые, безусловно, давно бы распались, если бы им были миллионы лет. [Wieland C. Sensational dinosaur blood report. // Creation. 1997. 19(4):42—43]. Вот как сами ученые описывают свое открытие: «Под стеклом моего микроскопа блестел тонкий срез кости тиранозавра… Лабораторию заполнил изумленный шепот, поскольку я смотрел на то, чего никто из нас никогда прежде не видел: крохотные круглые объекты внутри сосудов, полупрозрачные, просвечивающие красным, с темной сердцевиной… Эритроциты? Форма и расположение предполагали именно это; но ведь клетки крови состоят преимущественно из воды и никак не могли сохраниться в останках тиранозавра, которому 65 миллионов лет. Кость, приведшая нас в такое волнение, принадлежала прекрасному, почти полностью сохранившемуся тираннозавру, извлеченному из земли в 1990 году…». [Schweitzer M., Staedter T. The real Jurassic Park, June, 1997. // Creation 19(4):42—43]. Неокаменевшие останки динозавров были найдены и на Аляске, и в многих других местах. [Davies K. Duckbill dinosaurs (Hadrosauridae, Ornithischia) from the north slope of Alaska // Journal of Paleontology. 1987. 61(1):198—200]. И, наконец, шестое. Не только в древности, но и в наши дни некоторые виды динозавров продолжают существовать. Это и кистеперые рыбы, и черепахи, с чем, кстати, были вынуждены соглашаться всегда даже самые ярые эволюционисты. Кроме этого на сегодняшний день научно подтверждены несколько встреч в Африке (в частности, в Конго) людей с динозаврами! [Anon A. Dinosaur hunt // Science Digest. 1981. 89(5):21; Regusters H. A. Mokele-Mbembe: an investigation into rumours concerning a strange animal in the republic of Congo, 1981 // Munger Africana Library Notes, Issue. 1982. 64. PP. 2—32; Agmangua M. Results of the first Congolese Mokele-Mbembe expedition // Cryptozoology. 1983. 2:103]. Нисколько не выглядят сегодня сказкой и сообщения Библии о том, что левиафан выпускал дым и огонь. Дело в том, что сегодня установлено (в частности, проф. Д. Гишли, США), что многие динозавры имели в черепе специальные образования, параллельные носовым ходам, позволяющие им извергать пламя. Между прочим, сегодня некоторые жукообразные так же способны извергать огонь. Детеныши динозавров, так же, как и другие виды животных, были взяты Ноем в ковчег (были взяты детеныши и потому с местом их размещения в ковчеге проблем не было). Тех же, которые не попали в ковчег ждала вместе со всем остальным миром гибель. «Тела животных в неестественных позах, сохранившиеся в горных породах, огромное количество массовых захоронений, их широкое распространение по Земле, находки целых неповрежденных скелетов — все это убедительно свидетельствует о том, что динозавры были стремительно погребены во время грандиозного наводнения». [Czerkas S. J. and Czerkas S. A. Dinosaurs: A Global View. Barnes and Noble Books, Spain, 1996. P. 151; Norell M. A., Gaffney E. E. and Dingus L. Discovering Dinosaurs in the American Museum of Natural History, Nevraumont Publ. Co. Inc. New York, 1995. P. 86—87]. Однако затем вследствие резкого изменения климата после потопа эти животные практически полностью вымерли, дольше всего просуществовав, видимо, на Британских островах, одним из подтверждений чему служат наиболее распространенные полные и поздние описания динозавров. Итак, эти библейские образы левиафанов, «морских чудовищ» — не символы буйства моря и не мифологические персонажи, это описания действительно существовавших когда-то гигантских животных. [Гласхауэр У. Дж. Как возник наш мир. ФРГ, Bielefeld: CLV, 1994. С. 69]. Сегодня по библейским описаниям мы можем с большой вероятностью предположить, о каких именно животных идет речь в ее различных книгах. Так упоминание в книге Иова левиафана более всего соответствует бронтозавру. [Гласхауэр. Указ. соч. С. 69]. Кстати, и это весьма важно, описание левиафана встречается не только в Библии. Так у финикийцев населявших Угарит мы находим точно такое же описание чудовища, названного угаритянами Лотаном. [The New Bible Dictionary. Inter-Varsity Press. London, 1972. P. 138; Pfeiffer C. F. «Lotan and Leviathan». Evangelical Quarterly. XXXII. 1960. PP. 208]. Описания подобного существа мы встречаем и в вавилонских и шумерских источниках. [Купер Б. После потопа. Ранняя история Европы. Симферополь, 1997. С. 106]. Но в книге Иова левиафан выступает не просто, как огромное чудовище, а еще как некий символ таинственных злых сил, и отнюдь не случайно… В заключении краткого нашего обзорного очерка о проблеме динозавров хочется подчеркнуть, что безусловно подавляющее большинство вопросов, связанных с этими животными остаются открытыми. Однако, неоспоримым фактом является то, что динозавры жили одновременно с людьми!

Глава 14

Колодец смерти.

Уже давно, исследуя различные мифы и легенды народов земли, ученые доказали, с одной стороны, удивительное сходство многих из них между собой, а с другой — с библейским повествованием. Так библейские сказания о потопе, строительстве Вавилонской башни, сотворении людей имеют поразительные аналогии со сказаниями народов Азии, Европы, Америки, Австралии и Океании, доказывающие то, что память об этих эпохальных событиях жила в истории каждого народа земли, пусть и в полулегендарной форме. Итак, если мы обратимся к сказаниям этих народов, повествующим о древнейшей истории человечества, то там мы сможем обнаружить ряд весьма интересных закономерностей, которые не могли отрицать даже идеологически заангажированные советские историки и этнографы. Так, в мифах практически каждого из народов земли фигурирует дракон или крылатый (летучий) змей. [Мифы народов мира. Энциклопедия. В 2 т. // Под ред. С. А. Токарева. М.: Советская энциклопедия, 1980. Т. 1. С. 394, 469]. Его изображения, носящие религиозный характер, распространены на всех без исключения пяти континентах, относясь даже к III-му тысячелетию до х. э. Позволяя, таким образом, утверждать, что видное место в религиозных представлениях людей змей-дракон играл с самых ранних этапов истории человечества. [Там же. Т. 1. С. 468]. Второе, культ змея-дракона был одним из центральных, что доказывает широту распространения культа, а главное, громадные функции и силу, приписываемые змею-дракону, называемому, к тому же, почти у всех народов мировым змеем, который, по преданию древних индусов (у них змей носит имя Шеша) держит на себе землю, у скандинавов (змей мидгарда) — опоясывает землю, а у египтян (змей мехент) — окружает землю, требуя соответственного и поклонения. [Мифы народов мира. Указ. соч. Т. 1. С. 470]. Что же собой представляло поклонение этому мировому змею-дракону? Основу его, хотим это подчеркнуть, у всех народов земли составляли, как показал выдающийся английский ученый Джеймс Фрэзер (1854—1941), человеческие жертвоприношения! [Фрэзер Дж. Золотая ветвь. М.: АСТ, 1998. С. 160]. Так как считалось, что этот змей-дракон обитает в водоемах, не давая людям пользоваться водой, если они не принесут ему жертв, жертвы ему приносились, в частности, путем утопления. Так в Китае регулярно бросали самую красивую девушку в воды Хуанхэ, в Египте — в воды Нила, а древние майя бросали в священные колодцы Чичен-Ицы. [Мифы народов мира. Указ. соч. Т. 1. С. 394; Затерянный мир майя. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: Терра, 1997. С. 119—120]. Змей занимал одно из центральных мест в поклонении и у древних финикийцев, одном из самых кровожадных народов древности, приносящих своим богам порой одноразово тысячи человеческих жертв. [Циркин Ю. Б. Карфаген и его культура. М.: Наука, 1986. С. 170; Рагозина З. А. История Ассирии. СПб.: И-е А. Ф. Маркса, 1902. С. 151—152; Авдиев В. И. Пунический Карфаген в свете новейших раскопок // Вестник Древней истории. 1962. № 3. С. 131—132]. Почему же этот культ мирового змея-дракона сопровождался столь зверскими ритуалами тонущих или сжигаемых жертв? Ответ на этот вопрос очень прост. Дело в том, что Змей-Дракон был символом зла, отрицательным началом, хозяином преисподней. [Мифы народов мира. Указ. соч. Т. 1. С. 470]. Служение Змею-Дракону — это служение силам зла, которые древние цивилизации пытались задобрить, расположить к себе и получить от них силу путем принесения им человеческих жертв. У всех народов земли змей-дракон выступает как враг добра, света, представители которого борются с ним и побеждают наконец его. Так у древних индусов бог Индра убивает зловещего дракона Вритру, несущего зло. У древних иранцев бог Ахура-мазда борется с богом мрака Анхромайнем и его сообщником драконом Ази-Дахану. У древних греков сначала бог Хранос побеждает Офионе — змеевидное чудовище, а затем Зеив побеждает змея Эхидну. У древних египтян бог Ра побеждает зеленого змея, отрезая ему голову. [Шахнович М. И. Мифы о сотворении мира. М.: Знание, 1969. С. 24—25]. У древних японцев герой Сусаноо убивает восьмиголового змея ямато-ноорати. У древних китайцев бог Ю победил девятиглавого дракона. У друидов фигурирует борьба с драконом Гвартхавну, у германцев — с драконом Нидхёггер и т. д. и т. д. [Шахнович. Указ. соч. С. 26, 27]. Словом, идея борьбы со змеем-драконом и победы над ним особого героя или бога распространена практически у каждого народа земли. [Мифы народов мира. Указ. соч. Т. 1. С. 394, 470]. Более того, народы земли сохранили четкое представление о том, что «первоначально некое благожелательное существо предназначило в удел человеческому роду вечную юность, что человек далее действительно наслаждался таковой, и что если бы не какое-то преступление, несчастье или ошибка, человек никогда бы не расстался с этим счастливым даром». [Фрэзер Дж. Фольклор в Ветхом Завете. М.: Политиздат, 1985. С. 48]. И в этом решающую роль сыграл как раз «змей, который хитростью вырвал у человека бессмертие». [Фрэзер. Фольклор в Ветхом Завете. Указ. соч. С. 33]. Профессор Фрэзер делает поэтому следующее заключение: «Итак, если судить на основании сличения различных версий, существующих среди многих народов, первоначальная легенда о грехопадении человека представляется приблизительно в следующем виде. Благожелательный создатель, вылепив из глины первых мужчину и женщину и одарив их жизнью простым дуновением в рот и в нос, поместил счастливую чету в земном рае, где свободные от забот и труда, они могли питаться вкусными плодами восхитительного сада и где звери и птицы безбоязненно резвились вокруг них. В виде проявления своей высшей милости Бог хотел наградить наших великих прародителей даром бессмертия, но решил их при этом сделать самих вершителями своей судьбы и предложить на их собственное усмотрение: принять или отвергнуть предложенный дар. Для этой цели он посадил в середине сада два чудесных дерева, на которых росли плоды двух совершенно различных сортов: плоды одного дерева приносили смерть вкусившему от них, плоды другого — вечную жизнь… Но змей был самым хитрым животным на земле… Он пришел в Эдем и застал женщину одинокой, и сказал ей: „Бог так повелел: не ешьте ничего от дерева жизни, ибо в тот самый день, когда вы станете есть от него, вы непременно умрете; но ешьте от дерева смерти — и вы будете жить вечно“. Глупая женщина поверила ему, стала сама есть роковые плоды и дала их есть мужу своему… Вот почему с тех пор люди остаются смертными». [Фрэзер. Фольклор в Ветхом Завете. Указ. соч. С. 34]. Как видим, данное обобщение легенд сотен народов земли практически идентично библейскому. Примечательно, так же, и то, что змей-дракон изображался древними народами у корней мирового древа. [Мифы народов мира. Указ. соч. Т. 1. С. 470]. Сегодня найдены древнемесопотамские изображения, демонстрирующие змея, склоняющегося к уху женщины, протягивающей руку к дереву, по другую сторону которого сидит мужчина. Эта месопотамская печать вошла в научный оборот под названием печати «Искушения». [Бойд Р. Курганы. Гробницы. Сокровища. Чехословакия, Свет на Востоке, 1991. С. 90—91]. И это всё неслучайно, ибо, как и в случае со всемирным потопом, смешением языков, сотворением людей, народы земли сохранили в своих преданиях (пусть, порой, у некоторых и смутных) воспоминания о событиях, имевших место у самых Начал истории, о которых говорит нам и Библия, где сообщается и о том, что дьявол явился Еве именно в образе змея (Быт. 3:1). Библия так же говорит о борьбе дьявола (символизированного со змеем) и его злых сил со Христом, с силами добра и о победе Христа над дьяволом. Последний в Библии выступает как в символе змея, так и дракона. «И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним. И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь» (Откр. 12:7—10); «Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет» (Откр. 20:2). И потому не случайно в книге Иова дьявол предстаёт в виде и образе дракона Левиафана. Об этом же пишет и пророк Исайя. «В тот день поразит Господь мечом Своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское» (Ис. 27:1). (Сравните с Быт. 3:15). Хорошим дополнением этому служит и одна характеристика Левиафана, явно не относящаяся к простому чудовищу. «Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным; на все высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости» (Иов 41:25—26); «Это — верх путей Божиих; только Сотворивший его может приблизить к нему меч Свой» (Иов 40:14). Почти то же пишет и Иезекииль и Исайя. «Сын человеческий! плачь о царе Тирском и скажи ему: так говорит Господь Бог: ты печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты. Ты находился в Едеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями; рубин, топаз и алмаз, хризолит, оникс, яспис, сапфир, карбункул и изумруд и золото, все, искусно усаженное у тебя в гнездышках и нанизанное на тебе, приготовлено было в день сотворения твоего. Ты был помазанным херувимом, чтобы осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней. Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония. От обширности торговли твоей внутреннее твое исполнилось неправды, и ты согрешил; и Я низвергнул тебя, как нечистого, с горы Божией, изгнал тебя, херувим осеняющий, из среды огнистых камней. От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою; за то Я повергну тебя на землю, перед царями отдам тебя на позор. Множеством беззаконий твоих в неправедной торговле твоей ты осквернил святилища твои; и Я извлеку из среды тебя огонь, который и пожрет тебя: и Я превращу тебя в пепел на земле перед глазами всех, видящих тебя. Все, знавшие тебя среди народов, изумятся о тебе; ты сделаешься ужасом, и не будет тебя во веки» (Иез. 28:12—19); «Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: „взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему“. Но ты низвержен в ад, в глубины преисподней. Видящие тебя всматриваются в тебя, размышляют о тебе: „тот ли это человек, который колебал землю, потрясал царства, вселенную сделал пустынею и разрушал города ее, пленников своих не отпускал домой?“» (Ис. 14:12—17). Прекрасный богословский анализ данного вопроса проведен в замечательной книге Василия Юнака «Откровение из бури»: зарождение, природа и участь зла в книге Иова. Заокский: Источник жизни, 2001. Сегодня этот зловещий Левиафан захватывает все большую и большую власть в этом мире, покоряя себе людей. Как и в древние времена, сегодня Змею-Дракону люди приносят человеческие жертвоприношения во время сатанинских месс. Как и в древности, в его честь сооружаются особые храмы, освящающие своим учением убийство, прелюбодеяния, войны, нетерпимость. Только эти храмы носят уже имя фашизм, спиритизм, ваххабизм, тантризм. Он покоряет сердца людей, заставляя служить деньгам, похоти, гордыни. И люди в обмен на дьявольский мираж приносят в жертву всё, что у них есть: себя, своих родных, жизнь. В 1839 году Джон Ллойд Стефанс, один из первооткрывателей цивилизации Майя, путешествуя по Юкатану, добрался до древнего города Чичен-Ица, славящегося в первую очередь своим Колодцем смерти. Подойдя к нему, Стефанс «с трудом преодолевая необъяснимое отвращение, долго смотрел в темно-зеленые стоячие воды овального карстового колодца, уходящего на глубину 20 метров. „Это было самым жутким из виденного нами прежде“, — писал Стефанс. Его неровные стены отвесно уходили вниз, а выросшие на камнях деревья так густо оплели окоем, что вода под их кронами была совсем тёмной; в глубокой тиши казалось, что некий дух молчания витает над колодцем. Всё здесь было пронизано тайной, и невольно вспоминались сообщения о том, что колодец в Чичене был местом паломничества, и что в него бросали живых людей, принося их в жертву богам». [Затерянный мир Майя. Указ. соч. С. 119]. Не напоминает ли и наш мир этот страшный Колодец Смерти, в который низвергают и низвергаются, принося жертвы сатане. Не стали ли и мы одними из тех, кто жертвует себя злой силе, ибо, идя у неё на поводу, потворствуя греху, отступая от Бога, мы можем рано или поздно оказаться в объятиях Левиафана, в Колодце Смерти.

Глава 15

На уроке Библейской практики.

Свою первую речь к друзьям патриарх оканчивает словами: «На что дан свет человеку, которого путь закрыт, и которого Бог окружил мраком? Вздохи мои предупреждают хлеб мой, и стоны мои льются, как вода. Нет мне мира, нет покоя, нет отрады: постигло несчастье» (Иов 3:23—24, 26). Иов уверен, что мраком его окружил именно Бог, но за что? за что? — этот вопрос остается для него без ответа. Пришедшие друзья с болью наблюдают за своим другом, пока, наконец, Елифаз Феманитянин не нарушает молчания. «И отвечал Елифаз Феманитянин и сказал: если попытаемся мы сказать к тебе слово, — не тяжело ли будет тебе? Впрочем кто может возбранить слову! Вот, ты наставлял многих и опустившиеся руки поддерживал, падающего восставляли слова твои, и гнущиеся колени ты укреплял. А теперь дошло до тебя, и ты изнемог; коснулось тебя, и ты упал духом» (Иов 4:1—5). Теория и практика бывает не только в школе, в институте, на работе или в семейных взаимоотношениях, теория и практика есть и в нашей духовной жизни. Одно дело — изучать Библию в принципе, постигая глубины её пророчеств, исследуя историю народов, начертанную в ней, восхищаясь мудрыми притчами и преклоняясь перед подвигом Христа. Библейскую теорию принимает, как правило, каждый. Никто сегодня, практически, не отрицает, что есть Бог. Никто не возражает против справедливости и важности заповедей: не убей, не прелюбодействуй. Никто не отрицает значения посещения храма или церковных праздников. Против этого не возражает никто. Даже подчас далекие от веры люди цитируют библейские истины, приводя их в пример. Такова библейская теория. Однако, если мы перейдем к библейской практике, т. е. практике духовной жизни, то здесь мы наблюдаем на удивление совершенно иную картину. Так признавая важность Божьих заповедей, люди открыто нарушают их. К примеру, в праздники храмы посещают тысячи людей, живущих в гражданском браке и просящих Бога при этом о защите и даровании успеха. Но успеха в чем: в продолжении греховных отношений? А защиты — не от Самого ли Бога и Его Суда над прелюбодеями? В храмы идут воры, убийцы, ставят свечи, не думая при этом и расставаться со своей греховной жизнью. Они правильно поступают в теории: молясь, жертвуя, но кому нужна их теория духовной жизни, длящаяся, к тому же, в лучшем случае несколько часов? Когда с кафедр и амвонов звучат величественные проповеди о добродетели, скромности и умеренности, а затем их авторы садятся в мерседесы, отправляясь к своим любовницам. Вновь мы видим теорию и практику. Интересным является и то, что кто больше всего любит говорить о братолюбии, посвященности, своих опытах веры, упоминая при этом постоянно Имя Божье, по жизни, как раз, оказывается совсем иным. И наоборот, кто меньше говорит в общении с людьми и проповедях красивых, но дешевых фраз, оказывается истинным практическим христианином. Посчитайте, сколько раз за субботу вы сказали правильных слов, а потом вспомните, что делали вы на этой неделе, о чем думали, на что больше всего уходило ваше время. И тогда вы сможете легко увидеть, сколько в вашей жизни красивых слов, а сколько практических дел веры. Это один вид библейской теории, при котором мы принимаем эту самую теорию, но и ограничиваемся только ей. Второй вид библейской теории состоит в том, что приняв ее, мы соглашаемся перейти к практике, но при этом согласны делать и проходить только через то, что нас устраивает, т. е. когда Бог дает нам в жизни благословения, решает проблемы, мы с Ним. Мы являемся при этом и активными членами церкви, и помогаем другим, и рассказываем людям о Боге, но… Стоит нам столкнуться с трудностями, проблемами, как от всего этого не остается и следа. И наша восторженность, и посвященность, и убежденность куда-то уходят. И как тот ученик, который пытался решить сложную лабораторную задачу, после нескольких неудачных попыток оставляет её, так и мы оставляем свои отношения с Богом. Мы не желаем принимать от Него «сложные» задания, требующие подчас весьма длительного решения. Мы совершенно забываем, что совсем недавно мы укрепляли людей, попавших в аналогичные ситуации, призывая взирать на Бога, довериться Ему, помнить, что всё, что допускает Бог в жизни Своих детей, содействует им ко благу. Помню, как один служитель читал однажды проповедь о спокойствии в любой ситуации, а затем, уезжая в этот день на поезде, на вокзале буквально не мог найти себе места из-за того, что его поезд опаздывал и ему приходилось ждать. Мы осторожно напомнили ему о сказанных им же всего несколько часов назад словах о спокойствии. На это он нервно проговорил: «Да, да, да, все это верно. Но что же это такое, сколько же он будет опаздывать, мне уже так надоело ждать». На наше же второе, спустя определенное время, напоминание о проповеди о спокойствии, он просто сказал: «Да ладно, вам!». После этого случая каждый из нас думал не об этом человеке, а о себе, когда мы ведем себя точно таким же образом, только, быть может, в других обстоятельствах и при иных условиях. Просто себя видно нам хуже, а вот другого — лучше. Как часто и мы на напоминания друзей о библейских истинах говорим: «Да ладно вам!». Дескать, сам знаю, да что из этого! Т. е. мы свидетельствуем этим, что все это теория, а вот когда нет вовремя поезда — это практика. Да, действительно, это практика, показывающая нам силу и значение нашей же теории. Легко говорить правильные фразы и прописные истины другому. Но потому эти фразы и не воспринимают в подавляющем большинстве случаев другие люди. Не воспринимают потому, что хорошо знают нас. Зная, что сами мы по этим фразам не живем, не «пропустили» их сквозь себя и свою жизнь. И как в то же время весомо и действенно звучат библейские советы из уст тех, кто живет по ним. Как отличаются советы о важности святить субботу от тех людей, которые подвергались гонениям за это, порой и тюремным заключениям, но остались верны Божьей заповеди. И в то же время, как не воспринимаются они от тех, кто отправлял своих детей в субботу в школы в 1960-е годы, мотивируя это безвыходной ситуацией, и сам работал на полях, ссылаясь на невозможность поступить иначе, кто угодливо прислуживал богоотступническому начальству, попирающему Божий закон. Как действенно воспринимается призыв к служению от пасторов, действительно трудящихся на ниве Божьей, и как он остается, в основном, без ответа от тех служителей, весь труд которых сводится лишь к чтению проповедей по субботам и отдыху в остальные шесть дней от «непосильного» и «духовного» труда в субботу (чтения 30-минутной проповеди). И потому, когда мы даем кому-либо какой-либо совет, вне зависимости от того, кем мы являемся, спросим себя, а сами мы живем ли по этому совету? Да, порой уроки библейской практики бывают так же непонятны и тяжелы, как у Иова, но давайте с Божьей помощью не будем забывать, что подобно тому, как Бог продолжал быть с Иовом и в нужный момент раскрыл пред ним то, чего тот не понимал, но в чем нуждался, так Он обязательно не оставит и нас, дав помощь и объяснение всему происшедшему с нами.

Глава 16

Заклинания Книги Мертвых.

Вопросы того, почему одни страдают, а другие процветают, а с другой стороны, как достичь процветания и обезопасить в то же время себя от страданий, волновали людей всегда, заставляя их придумывать многочисленные теории и разрабатывать особые правила поведения. И вот одной из древнейших этих теорий, доживших и процветающих и в наше время, ярыми выразителями которой были и друзья Иова, была так называемая Теория или Принцип Воздаяния. Друзья Иова выражают его весьма полно, вчитаемся в их утверждения, обращенные к Иову. Елифаз говорит: «Богобоязненность твоя не должна ли быть твоею надеждою, и непорочность путей твоих — упованием твоим? Вспомни же, погибал ли кто невинный, и где праведные бывали искореняемы?» (Иов 4:6—7). Чуть позже ему вторит Вилдад Савхеянин, говоря пораженному проказой патриарху: «Неужели Бог извращает суд, и Вседержитель превращает правду? Если сыновья твои согрешили пред Ним, то Он и предал их в руку беззакония их. Если же ты взыщешь Бога и помолишься Вседержителю, и если ты чист и прав, то Он ныне же встанет над тобою и умиротворит жилище правды твоей» (Иов 8:3—6). Таким образом, Елифаз и Вилдад говорят, что раз Иова и его семью постигло такое несчастье, так значит было, за что. Если бы его сыновья были чисты, то они бы не погибли (Иов 8:4). И если бы сам Иов не имел бы какого-либо греха, то Бог сразу же бы исцелил его (Иов 8:8). Несчастья человека — нужда, болезни, любые жизненные проблемы — это проклятья, которые Бог насылает за его грехи. Невинный страдать и погибать не может. «Вспомни же, погибал ли кто невинный, и где праведные бывали искореняемы?» (Иов 4:7). Главная надежда человека, то, что спасает его — это его добрые дела, непорочность его путей, богобоязненность. Именно по делам Бог судит человека, давая благословения и спасение тем, кто творит добрые дела, и проклятия тем, кто грешит. Праведник, таким образом, всегда процветает, а грешник — страдает. Друзья Иова, и мы увидим это и в дальнейшем, призывают своего друга исследовать себя и найти тот грех, за который Бог наказывает его. Таков, в общих чертах, смысл Принципа или Теории Воздаяния. С одной стороны, многое в ней логично. Действительно, «Что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6:7). Это закон посева и жатвы. Однако, с другой стороны, исследуя священную и всемирную историю, да и просто анализируя повседневную жизнь, мы видим, что далеко не всегда праведники процветают, а грешники страдают. И что очень часто в истории погибали невинные. Вспомним пророка Исайю, перепиленного пилой в правление царя Манассии, обезглавленного Иоанна Крестителя и апостола Павла, а также, погибших на арене римского Колизея первых христиан, и задушенных фашистами в газовых камерах маленьких детей. Как часто мы видим, что в жизни хороших и добрых людей всячески бесчестят, унижают, и в то же самое время как возвышается гордая и похотливая посредственность. Как порой долго, обладая властью, живут кровожадные диктаторы — Мао Цзэдун, Пол Пот, Пиночет, нацистские преступники. На протяжении долгих веков люди обращали свой взор к небесам, восклицая: «Доколе, Господи!» Об этом, как мы помним, восклицал и пророк Аввакум, говоря: «Доколе, Господи, я буду взывать, и Ты не слышишь, буду вопиять к Тебе о насилии, и Ты не спасаешь? Для чего даешь мне видеть злодейство и смотреть на бедствия? Грабительство и насилие предо мною, и восстает вражда и поднимается раздор. От этого закон потерял силу, и суда правильного нет: так как нечестивый одолевает праведного, то и суд происходит превратный» (Авв. 1:2—4). Этот вопль веков образно представлен и в книге Откровение. «И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?» (Откр. 6:9—10). Нет, что-то не ладится с этим Принципом Воздаяния, с принципом, основанным на спасении своей праведностью и делами. И причина этого в том, что в этом, вроде бы, логичном Принципе Воздаяния отсутствует Христос! Получается, что Его жертва не нужна. Человек спасается сам, своими делами. А Бог, вроде бы, рядом, и просто наблюдает и оценивает их. Нет, Библия говорит совершенно об обратном, называя всю нашу праведность запачканной одеждой. «Все мы сделались — как нечистый, и вся праведность наша — как запачканная одежда; и все мы поблекли, как лист, и беззакония наши, как ветер, уносят нас» (Ис. 64:6). Слово Божие четко говорит, что спасаемся мы верой в нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа, спасаемся благодаря принятию Его Голгофской жертвы, а дела являются лишь следствием этого принятия, они лишь являются свидетельством того, что мы позволили Богу жить в нас, в наших сердцах и творить через нас эти добрые дела. «…получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе» (Рим. 3:24); «Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа, через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией» (Рим. 5:1—2). Если бы спасение шло по Принципу Воздаяния, т. е. по нашим делам, то тогда бы все стали делать добрые дела, пусть даже неискренно и «через силу», лишь бы что-то получить. Сделал, предположим, одно доброе дело — получил «Москвич», а два — «Жигули», а за три — иномарку. Люди стали бы стремиться к Богу из-за корысти, в надежде получить что-то большее. Кстати, в этом часто и обвиняют христиан неверующие люди, утверждая, что те служат Богу не безвозмездно из-за любви, а из-за корысти, желая получить вечную жизнь в великолепном городе. Но дело в том, что кто стремится в этот город по таким мотивам, туда никогда не попадет, ибо в него войдут лишь те, кто искренне посвятили себя Богу, Который коренным образом изменил их характер, сделав их новыми людьми во Христе Иисусе «Итак, кто во Христе, тот новая тварь» (2 Кор. 5:17). А изменение характера, уподобленного Христу, становление нового человека — это далеко не просто совершение дел, это сделать самому человека не под силу. Верующие во Иисуса живут праведной жизнью и делают дела веры не из-за корыстного расчета спастись и получить многое, а потому, что по-другому жить и поступать не могут. Ибо Христос живет и действует в них. Но откуда же тогда пришло это учение — спасение делами? Как спасение, дар Божьей благодати, превратилось в «зарабатывание» его собственной человеческой праведностью? Откуда явилась эта вера в то, что все болезни и несчастья — от Бога? Исследуя этот вопрос, мы вновь приходим на берега Нила, где древнеегипетские жрецы выработали зловещую философию — религиозную систему, правящую еще и в наши дни, и одним из центральных постулатов которой было весьма примечательное учение о загробном суде. Вот как сами древние египтяне описывали этот процесс: Бог «Осирис сидел на троне из чистого золота, увенчанный короной Атеф. По левую руку от него стоял Анубис, великий бог, а по правую от него стоял Тот, великий бог, и все боги судилища царства мертвых теснились справа и слева от них. Перед ними стояли весы, на которых боги судилища царства мертвых взвешивали содеянное людьми добро и зло. Великий бог Тот записывал то, что показывали весы, а Анубис оглашал приговоры богов. Если боги решали, что злодеяния человека более многочисленны, чем его добрые дела, они отдавали его во власть пожирательницы — собаки, повелителя царства мертвых, которая разрывала на части его душу и тело, так что дыхание жизни к нему не возвращалось никогда. Но если они находили, что добрые дела человека более многочисленны, чем его злодеяния, они вводили его в совет богов царства мертвых и душа его отправлялась на небо и пребывала там среди чистых душ. Если же они находили, что злодеяния человека равны его добрым делам, они помещали его среди кающихся душ, которые служат богу Сопар-Осирису». [Кацнельсон И. С. Фараон Хуфу и чародеи. М., 1958. С. 150—151]. Не напоминает ли нам что-то этот загробный суд в религии древних египтян. Что-то из более близкого нам, чем страна на Ниле. «В католической морали соблюдение заповедей является заслугой, за которую полагается награда. Идея награды за добрые дела, всегда жившая в народной религиозности, также имеет большое значение в католической морали и включена в доктрину, как ее неотъемлемая часть». [История религии. Указ. соч. Т. 2. С. 374]. Спасение делами, по количеству которых и будет определена вечная участь человека, является краеугольным камнем в учении этой и многих других конфессий. Сегодня во многих христианских церквях «в спасении человека большое значение придается процессу накопления заслуг. В христианском богословии еще до разделения Восточной и Западной церквей был разработан взгляд, что человек спасается, усваивая заслуги Христа верой в Него и добрыми делами. В учении Христа при этом различались заповеди и евангельские советы. Заповеди приписывались всем как обязанности, советы считались средством достижения высшего совершенства. Католическое богословие переосмыслило эту общехристианскую схему следующим образом: исполняющий не только заповеди, но и советы, совершает «сверхдолжные дела», которые для спасения самих совершителей этих дел не являются необходимыми. Вознаграждение за этот излишек добрых дел Бог зачисляет другим людям, которым не хватает своих добрых дел чтобы оплатить блаженную жизнь в вечности. Все сверхдолжные дела поступают в пользу церкви, благодаря ее таинственному союзу, соединяющему ее со Христом. В церкви существует сокровищница сверхдолжных добрых дел, в которой основной фонд составляют заслуги Иисуса Христа, Божьей Матери и святых. Папа, как наместник Иисуса Христа на земле, распоряжается этим фондом… С этими представлениями связаны важные для дисциплинарной практики учения об индульгенциях и чистилище. Последнее трактуется как особое место или состояние, среднее между раем и адом, в котором души умерших с покаянием, но не успевших принести удовлетворение за грехи, очищаются мучениями, после чего переселяются в рай. Имея в своей власти сокровищницу сверхдолжных добрых дел, папа может сократить срок пребывания души в чистилище, выдавая индульгенцию». [История религии. В 2 т. // Под общ. ред. И. Н. Яблокова. М.: Высшая школа, 2002. Т. 2. С. 372—373]. «По всей вероятности, Августин, епископ из Гиппо, был первым, кто выдумал учение о чистилище, однако его представления об этом месте были неопределённы и неясны. Впервые во времена папы Григория Великого, примерно в 600 году, учение о чистилище было принято догмой римской церкви. Относительно состояния души после смерти Григорий говорил: „Мы верим, что есть огонь, который горит с меньшей силой, прежде чем наступит великий день суда“. Однако учение впервые приобрело форму на заключительном заседании известного собора в Тринте. «Существует чистилище, в котором попавшие туда поддерживаются ходатайствами верующих, особенно благоприятными жертвами мессы. Этот святой собор повелевает всем епископам, чтобы они со всяким усердием верили здоровому учению о чистилище, преподанному нам истинными отцами церкви и святыми соборами. Чтобы это учение, принимаемое верой, было сохраняемо, распространяемо и проповедуемо, повсеместно всеми верными служителями Христа… В пламени огня чистилища души оправданных очищаются временным наказанием, чтобы им таким путем иметь доступ на их святую Родину, куда не может войти ничто нечистое…» Римские богословы всячески пытаются оправдать это учение, которое абсолютно отрицает совершенную полноту жертвы Христа». [Миллер А. История христианской церкви. В 2 т. ФРГ, Biefild. GBV. 1994. Т. 1. С. 579]. Однако, из Древнего языческого Египта идет не только учение об аде, рае, чистилище, спасении делами, вкравшееся и утвердившееся в христианстве. Из лона этого же древнего язычества идет и учение о методах достижения рая и избавления от ада и чистилища. Если вначале посмотреть на принципы и законы, по которым осуществлялся по понятиям древней египетской религии небесный суд, то выглядят они весьма и весьма красиво. Итак, «умерший вступает в чертог, где заседает загробный суд в полном составе во главе с „великим богом“, т. е. Ра. Здесь же молча и пассивно присутствует царь преисподней, бог Осирис, и еще 42 сверхъестественных существа. Каждое из этих демонических существ „ведает“ тем или иным грехом, именно они и „разоблачают“ подсудимого. [Yoyotte J. Le jude ment des morts dans l’Egypte ancienne // Le Jude ment des morts. Paris. 1961. P. 59—61]. Вступив в чертог Двух Истин, умерший приветствует „великого бога“, а затем произносит свою „негативную исповедь“. Она настолько интересна, что ее необходимо привести полностью. „Я не совершил несправедливостей против людей; я не был жесток к животным; я не совершал грехов в Месте Истины: я не пытался узнать то, что еще не стало; я не был безразличен, видя зло; я не богохульствовал; я не отнимал ничего у бедняка; я не нарушал божественного табу; я не вредил служителю в глазах его хозяина; я не отравлял; я не заставлял никого рыдать; я не убивал; я не приказывал убивать; я никому не причинял страдания; … я не был педерастом; … я не обманывал; …“. [Maystre Ch. Les declarations dinnocence. Le Caire. 1937. P. 13—51]. В этой „негативной исповеди“ содержится целый моральный кодекс, нарушения которого карались загробным судом. Это типичный для того времени перечень грехов ритуальных и собственно нравственных, которых должен был избегать египтянин, ибо они препятствовали достижению вечной жизни». [Коростовцев М. А. Религия Древнего Египта. СПб.: Нева, Летний Сад, 2000. С. 323—324]. И действительно, читая эти тексты из священной религиозной книги древних египтян, Книги Мертвых, кажется, что мораль религии Древнего Египта не отличается от нравственных принципов, которые изложены в Библии. Но это представление моментально улетучится, если мы продолжим исследование этой «Книги Мёртвых». Ибо «магия, пронизывающая всю «Книгу Мёртвых», призвана не допустить неблагоприятного для умершего приговора суровых загробных судей». [Коростовцев. Указ. соч. С. 323]. Дело в том, что «Книга Мёртвых», и, в частности, ее 30 глава дает в руки человека магические формулы и заклинания, дающие ему возможность обмануть богов! и избежать наказания. Так «умерший, ссылаясь на знание имен судей, делает их для себя безопасными и превращает свои оправдания в магические формулы, заставляющие признать его невиновность. Всякий египтянин с этой главой в руках и на устах оказывался безгрешным и святым, а 30-й главой он магически заставлял свое сердце не говорить против него дурно, т. е. насиловал свою совесть. Таким образом, вся эта глава была просто талисманом против загробного осуждения и после нее, как и после многих других глав, имеется приписка-рецепт, как ее приготовлять и какие преимущества она сообщит, если ее иметь при себе; и по заглавию она освобождает от всех грехов. Так были уничтожены высокие приобретения нравственного порядка, и Книга Мертвых оказывается свидетельством и об их наличности, и об их печальной судьбе». [Тураев Б. А. Египетская литература. СПб.: Нева, Летний сад, 2000. С. 147]. Эти магические тексты «Книги Мертвых», помогающие «обмануть богов» и избегнуть наказания, вначале писались на стенках саркофагов, а затем писались на папирусах, изготовляемых фабричным путем, и клались в виде свитка в гроб. [Тураев. Указ. соч. С. 132]. Итак, с помощью формул и магических заклинаний, начертанных на папирусах, положенных в гроб, египтянин получал спасение, вне зависимости от того, как он жил — хорошо или плохо. Главное, надо было досконально соблюсти погребальный ритуал — и дело на небесном суде выиграно! «По мнению древних египтян, гарантами вечной жизни в загробном мире были ритуальная чистота, тщательное соблюдение ритуала [Kees H. Totenglauben und Jenseitsvorstellungen der alten Ägypter. Berlin, 1956. P. 98], и всемогущая магия. Следует особо подчеркнуть, что ритуальная чистота не имеет ничего общего с чистотой нравственной, это не этическая категория. Для ритуальных очистительных церемоний использовался натрон — природная сода. [Лукас А. Материалы и ремесленные производства Древнего Египта. М., 1958. С. 409; Blackman A. Some Notes of the Ancient Egyptian Practice of Washing the Dead // Journal of Egyptian Archaeologie. 5. 1918. С. 118—120]. Натрон применялся также для очищения рта [Blackman A. The House of Mourning // Journal of Egyptian Archaeologie. 5. 1918. P. 156—159; 161—163] и для изготовления благовонных курений. [British Museum. Introducting Guide to the Egyptian Collection. London, 1930. P. 14, 38, 218] …Очистительные церемонии, соблюдение пищевых табу в соединении с магией призваны были устранять всё ритуально нечистое, темное, злое, опасное для умершего в его загробной жизни. Знание этого открывало путь к спасению и вечной жизни, незнание же вело к погибели. Нравственные принципы играли самую минимальную роль в определении загробной участи умершего». [Коростовцев. Указ. соч. С. 316, 317]. Эта же ведущая роль церемоний и магических обрядов в деле спасения и оправдания человека на суде была перенята христианством. Это и соблюдение жесткого обязательного погребального ритуала — отпевание умершего, панихида, молитвы о даровании вечной жизни. [Коростовцев. Указ. соч. С. 320]. Даже в деталях погребения многие христианские церкви следуют вплоть до мелочей обрядам Древнего Египта. Вот что пишет о должном чине погребения Православный Богословский словарь: «Чин погребения в России имеет такой вид: тело умершего мирянина омывается, тело священника отирается губкою, напитанною елеем, а тело монаха — водою. Умершего одевают в чистые одежды, большей частью в саван, священника же и архиерея одевают не только в домашние одежды, но и во все церковные, причем на грудь мирянина кладется икона и при положении в гроб он окропляется святой водою, священнику и архиерею кладется евангелие, а в руки — крест, диакону — кадило. Во время отпевания на чело умершего кладется венчик — бумажная лента с литографированными священными изображениями, а в руки кладется разрешительная грамота» (вместо 30-й главы «Книги Мертвых» египтян — прим. А. О.). [Полный Православный богословский энциклопедический словарь. В 2 т. М.: Возрождение, 1992. Т. 2. С. 1819—1820]. Сходство поистине удивительное. Если вспомнить, к тому же, что начиная с III века х. э. у христиан вошло в обычай обязательно бальзамировать умерших. [Полный Православный богословский словарь. Указ. соч. Т. 2. С. 1818]. Этот обычай в дальнейшем вследствие больших затрат и трудностей сохранился лишь в отношении членов императорской фамилии. [Там же. Т. 2. С. 1820]. Даже обычай класть священные изображения именно на чело умершего так же напрямую связан с религией Древнего Египта, согласно обрядам которой, «на лоб покойнику клали магические папирусные свитки». [Религии мира. Энциклопедический словарь. В 2 т. М.: Аванта+, 1996. Ч. 1. С. 76]. Но сходство с Египтом не ограничивается только сходством со строжайшим соблюдением погребальных ритуалов, от точности выполнения которых зависит участь умершего. Это сходство дополняется и теми же методами воздействия живых на участь мертвых. Это уже упоминаемая нами система индульгенций, благодаря которым можно было освободить близкого умершего из мук чистилища. Греши, удовлетворяй свою похоть, только не забудь перед смертью дать церкви побольше денег, и она даст тебе индульгенции — это своеобразные магические грамоты христиан, благодаря которым, якобы, Христос по примеру египетских богов, скованных 30-й главой Книги Мертвых, не сможет осудить человека и дарует ему вечность. Потому недаром «на нравственность представление о чистилище действовало пагубно… Все представление это влекло за собою расслабление нравственности, настолько оно давало повод пренебрегать бесконечным достоинством жизни здесь, на земле, и еще более затемняло уже и без того потемненное понятие об оправдании». [Робертсон Д. История христианской церкви. В 2 т. СПб.: И-е И. Л. Тузова, 1891. Т. 2. С. 252]. Словом, как и в Египте, где те же магические обряды сводили на нет необходимость вести для спасения праведную жизнь. Потому недаром крупнейший «французский египтолог Йойт заканчивает свое исследование о развитии идеи загробного суда в Древнем Египте следующими словами: „Не закончим ли мы этот наш путь у ступеней наших собственных соборов?“. [Yoyotte J. Le jude ment des morts dans l’Egypte ancienne // Le Jude ment des morts. Paris. 1961. P. 70]. Для каждого непредубежденного наблюдателя вклад египетского религиозного мышления в христианские представления весьма и весьма значителен…». [Коростовцев. Указ. соч. С. 335]. Так через что же мы хотим получить спасение? Через зловещие суеверные магические формулы Книги Мертвых, подкрашенные под христианство, свои дела, или через крестную жертву Спасителя? Ответ вновь остается за нами.

Продолжение

 

© Права на тексты принадлежат Алексею Опарину, 1996-2006 год. Разрешено свободное распространение при условии сохранения ссылки на автора и целостности текста. Разрешено свободное использование для некоммерческих целей. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на http://nauka.bible.com.ua обязательна.
По вопросам коммерческого издания книги обращайтесь к автору. НЕ КРАДИ! (Лк.18:20)
Разработка и сопровождение © 2000-2006 Yuriy Tsupko & Виктор Белоусов. Запрещается использование стиля и элементов дизайна без соответствующего на то разрешения.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования