Опарин А.А. В поисках бессмертия. Археологическое исследование Первой книги Царств

Глава 18

У камня Авен-Езер

“И сказал Самуил всему дому Израилеву, говоря: если вы всем сердцем своим обращаетесь к Господу, то удалите из среды себя богов иноземных и Астарт и расположите сердце ваше к Господу, и служите Ему одному, и Он избавит вас от руки Филистимлян. И удалили сыны Израилевы Ваалов и Астарт и стали служить одному Господу” (1 Цар. 7:3—4). Сегодня, читая эти слова, кажется, что Израиль особого ничего не сделал. Подумаешь, удалил статуи каких-то Ваалов и Астарт. Но так мы рассуждаем с позиции сегодняшнего дня, для которого культ Ваала и Астарты весьма и весьма далёк. Подавляющее большинство людей вообще никогда не слышали этих имён. Но если посмотреть на эту историю не глазами современного человека, а с позиции живущего в XI в. до х. э., то мы увидим, что это была настоящая революция и нам есть, чему поучиться. Во-первых, культ Ваала подразумевал под собой не просто служение этому богу, а целую философию, систему жизненных ценностей, которая базировалась на праве сильного и удовлетворении любых своих страстей, при отрицании каких бы то ни было этических норм. Эта система в корне противоречила религии истинного Бога, которая чётко определяла, что такое добро, а что зло, которая призывала людей к любви и справедливости и борьбе с греховными желаниями. Сегодня, хотя идолов Ваала и Астарты можно встретить только в музеях, проблема противостояния двух философских концепций сохраняется. Современный секулярный мир зиждится на тех же принципах, что и языческие культы, а именно, что есть добро, а что зло — человек выбирает сам для себя, а каких-либо общих этических норм не существует, и сильный человек, готовый идти по трупам других к своей цели, является “героем нашего времени”. Как видим, это целая система жизненных взглядов, принципов поведения. А от этого всегда трудно отказаться. Во-вторых, культ Ваала и Астарты играл на самых низменных человеческих страстях, лелея и оправдывая грех. Подобно этому и современный разврат оправдывается очень красивыми словами о свободе человека, о раскрепощенной любви. В откровенно аморальных фильмах предлагается увидеть глубокий философский смысл, стриптиз называется искусством, а тех, кого недавно именовали проститутками, ныне красиво именуют жрицами любви или служительницами Венеры. Греховной природе человека грех очень близок, и потому отказаться от него, тем более, в такой красивой и чувственной форме, очень тяжело было как во времена Древнего Израиля, так и сегодня. В-третьих, культ Ваала и Астарты исповедовался в те дни в различных модификациях всеми народами, окружавшими Иудею. И потому отказываясь от него, израильтяне становились белыми воронами в глазах соседей. А ими всегда тяжело быть, и особенно в религиозных убеждениях, тем более, если они, как видим, кардинально отличались. Сегодня члены Божьей Церкви Остатка являются именно такими белыми воронами, вызывая у всех удивление, а ещё чаще — раздражение: учением о Духовном Вавилоне, папстве, субботе, чистой и нечистой пище. На днях в новостях сообщалось, что во Франции принят закон, запрещающий представителям различных религий носить особую одежду (например, чалму), соблюдать праздники, которые приковывают к себе внимание остальных, как бы подчёркивая особенность своей религии (месяц рамадан, суббота и пр.). Смысл этого закона прозрачен: белых ворон быть не должно. К тому же Ваалом и Астартой в нашей жизни может быть всё, что угодно, что отдаляет нас от Бога. Этими современными идолами может быть карьера, вино, женщины, наука. Мы часто пытаемся совмещать и служение Богу, и служение своим идолам, но так долго продолжаться не может, и Бог не примет от нас такого служения двум господам. Только всецело отвергнув от себя идолов, мы можем придти к Богу, чтобы Он принял нас и стал нашим Господом. Поэтому, отвергая Ваалов и Астарт, израильтяне не просто сносили их памятники, они меняли все устои своей жизни, понимая, что этим вызовут на себя как огонь, так и великую внутреннюю борьбу, ибо дьявол их просто так не оставит. Но всё же они пошли на этот шаг и собрались в городе Массифе: “И сказал Самуил: соберите всех Израильтян в Массифу и я помолюсь о вас Господу. И собрались в Массифу, и черпали воду, и проливали пред Господом, и постились в тот день, говоря: согрешили мы пред Господом. И судил Самуил сынов Израилевых в Массифе” (1 Цар. 7:5—6). “Проливание” воды пред Господом символизировало глубокое сокрушение о грехах и покаянную жертву народа. “Вставай, взывай ночью, при начале каждой стражи; изливай, как воду, сердце твое пред лицем Господа; простирай к Нему руки твои о душе детей твоих, издыхающих от голода на углах всех улиц” (Плач. 2:19). Город Массифа или Мицпа (в переводе — сторожевая башня) был городом колена Вениамина и многократно упоминается в Библии (3 Цар. 15:22; 4 Цар. 25:23—25; Иер. 40:6—15; Ос. 5:1; Неем. 3:7). Ныне его практически неисследованные развалины расположены под Neby Samwil 31є50’ с.ш., 35є10’ в.д. В Священном Писании упоминается ещё несколько городов с таким распространенным в древности названием (Быт. 31:44—49; 3 Цар. 22 гл.; 4 Цар. 9:6); (1 Цар. 22:3—5); (Нав. 15:38). “От внимания филистимлян не скрылось то обстоятельство, что израильтяне собрались здесь. Узнав об этом их собрании, они немедленно двинулись на евреев с большим войском в надежде застигнуть их совершенно врасплох и не подготовленными к отпору. Действительно, евреев испугало и даже повергло в крайний ужас это нашествие, и поэтому они побежали к Самуилу, говоря, что, ввиду первого их поражения страх обуял их и что они вследствии этого готовы поддерживать мир с врагами, чтобы, как говорили они, не вызвать гнева могущественных неприятелей своих. „Ведь ты сам повёл нас сюда для молитвы, жертвоприношений и заключения клятвенного договора (с Господом Богом), а между тем враги теперь напали на нас, совершенно к тому неприготовленных и безоружных. Поэтому у нас остаётся одна лишь надежда на спасение, — это на тебя и на Господа Бога, Которого ты сможешь молитвами склонить к дарованию нам средства укрытия от филистимлян“” [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 6. Глава 2, 2. С. 265—266]. “И взял Самуил одного ягненка от сосцов, и принес его во всесожжение Господу, и воззвал Самуил к Господу о Израиле, и услышал его Господь” (1 Цар. 7:9). Посредническая молитва Самуила об израильтянах имела успех. “В то время как ещё жертва находилась на алтаре Господнем и не успела ещё совершенно сгореть, из стана врагов вышло войско филистимлян и стало строиться к бою в твёрдой надежде непременно разбить иудеев в их теперешнем положении, когда у них не было никакого оружия и они вовсе не были приготовлены к сражению. Но исход боя оказался таким, какому бы не поверил никто, если бы ему даже раньше предсказали это. Дело в том, что сперва Господь Бог поразил врагов землетрясением, заставил почву колебаться под их ногами, так что они не были в состоянии твёрдо стоять на ногах, но пошатывались во все стороны, причём то тут, то там под ними разверзалась бездна, поглощавшая многих. Затем Предвечный нагнал ужас на филистимлян раскатами грома и ярко сверкавшими молниями, которые как будто ежеминутно были готовы поразить их прямо в лицо, так что оружие выпадало из рук воинов, и они, побросав все, наконец, обратились в бегство. Тогда Самуил с народом бросились за ними в погоню и, перебив многих, преследовали остальных” [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 6. Глава 2, 2. С. 266]. “Самуил воздвиг в честь этой битвы памятник между Мицпой и так называемым „Зубом“ (Га’Шен) и назвал его „Камнем помощи“. Это произошло неподалеку от того места, где происходила несколькими годами ранее несчастная битва при Афеке” [Ренан. Указ. соч. С. 142]. Эта битва была важным уроком для филистимлян, которые были побеждены не человеческой рукой, но Божьей, ещё раз испытав на себе Её могущество. Эта битва оказала на них такое влияние, что “усмирены были Филистимляне, и не стали более ходить в пределы Израилевы; и была рука Господня на Филистимлянах во все дни Самуила” (1 Цар. 7:13). Эта битва была не менее, если не более важна для израильтян, которые поняли, что их счастье и благополучие зависит от того, с Богом они или нет. Ведь всего несколько лет назад в этих же местах их отцы и старшие братья потерпели ужасное поражение, хотя и несли с собой ковчег — видимый символ Божьего присутствия. Потерпели поражение потому, что символы-то были, но в душе Бога не было. И вот теперь, находясь в намного более худшем положении, чем тогда, Израиль одерживает грандиозную победу, которая, к тому же, ему почти ничего не стоила. Ибо как и в древности за них сражался Господь. В память об этой битве Самуил поставил памятник, как живое напоминание о чудесной помощи, которую явил Бог израильскому народу. Пройдут годы и уйдут в могилу те, кто был участником этой битвы, но камень Авен-Езер, камень помощи будет стоять, возвещая последующим поколениям Божье могущество. Эта битва очень важна и для нас, хотя с тех пор прошло 3000 лет и к израильскому народу многие из нас не принадлежат. Урок этой битвы в том, что Христос может самым чудесным образом разрешить любую, казалось бы, неразрешимую ситуацию в ответ на искреннюю молитву, как нашу собственную, так и тех, кто молится о нашем духовном благополучии — посредническую молитву. Посредническая молитва — это один из особых видов обращения к Богу. Этой молитве научиться наиболее сложно, но именно ей Господь особенно желает научить нас, ибо в ней, как ни в какой другой, выражена сама сущность христианства — религии любви и самозабвения. Итак, что же такое посредническая молитва, и что её отличает? Само слово “посредник” означает того, кто хл опочет между двумя сторонами, соглашая их [Даль. Указ. соч. Т. 3. С. 341]. Синонимом слову “посредник” является “ходатай”, т.е. тот, кто просит за кого-то [Даль. Указ. соч. Т. 4. С. 557]. Примерами посреднических, ходатайственных молитв в Библии служат: молитва Авраама о жителях Содома и Гоморры (Быт. 18:23—33); Моисея — об израильтянах “И возвратился Моисей к Господу и сказал: о, народ сей сделал великий грех; сделал себе золотого бога. Прости им грех их. А если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал” (Исх. 32:31—32); Даниила — “Согрешили мы, поступали беззаконно, действовали нечестиво, упорствовали и отступили от заповедей Твоих и от постановлений Твоих; Господи! услыши; Господи! прости; Господи! внемли и соверши, не умедли ради Тебя Самого, Боже мой, ибо Твое имя наречено на городе Твоем и на народе Твоем” (Дан. 9:5, 19). Вершиной ходатайственной молитвы служит молитва Христа за учеников (Ин. 17 глава). Что же отличает все эти молитвы? Во-первых, тот, кто молится ходатайственной молитвой, принимает к сердцу проблемы других больше, чем свои собственные. Аврааму, Даниилу и другим было о чём просить для себя у Бога, но вместо этого они просили за других. Более того, Моисей говорит, что если Ты уничтожишь их, то уничтожь и меня. Он готов пожертвовать своей жизнью ради тех, за кого молится. Христос же оставил ради нас славу небес, пойдя на крестную смерть. Во-вторых, молящийся ходатайственной молитвой не отделяет себя от тех людей, за которых просит. Часто нам рисуется ходатайственная молитва, при которой ходатай — важный и учёный священник, пред которым склоняются бедные грешники, моля его, чтобы он в своих святых молитвах попросил за них Бога, Который им, конечно же, не ответит, но этому святому — обязательно. Затем священник просит за народ, называя его грехи, которые, как кажется, оттеняют его собственную праведность. Но ничего подобного мы не находим в Библии. Библейские ходатаи не отделяют себя от народа. Даниил, обращаясь к Богу, говорит “Мы согрешили” (Дан. 9:5). Древнеизраильские священники, прежде чем принести жертвы за народ, сначала приносили жертвы за себя, понимая, что они такие же грешные люди. Поэтому ходатайственная молитва — это не обращение к Богу святого человека, словно снисходящего к просьбе грешной толпы, но молитва человека, осознающего свою собственную греховность и нужду в Боге, желая, чтобы её ощутили и другие, а вместе с ней обрели бы и дар спасения. Под влиянием этой молитвы меняется, в первую очередь, сам молящийся, отрекаясь от эгоизма и гордыни. Не научась настоящей ходатайственной молитве, мы никогда не сможем стать настоящими христианами, которые живут не для себя, но для спасения других и служения Богу. В наших церквях часто просят о ком-то молиться, но спросим себя, как мы относимся к подобным прошениям? Не бывает ли так, что мы их вообще не слушаем, или, выслушав, забываем через пять минут, или, прося за них, думаем при этом о своих проблемах, желая быстрее закончить с прошениями за других и перейти к своим проблемам. А что было бы с израильтянами, если бы к их просьбе помолиться за них Богу Самуил отнёсся подобным образом? Конечно же, Бог не услышал бы подобную молитву и израильтяне были бы уничтожены филистимлянами. А что было бы с народом, если бы Даниил просил за него чисто формально, произнося дежурные фразы, за которыми ничего не стояло? А что было бы с каждым из нас, если бы Христос так молился за нас? Мы часто хотим, чтобы Бог и другие люди всем сердцем приняли бы наши проблемы, помогли бы нам, не забыли бы нас. Но сами мы, когда нас просят молиться за кого-то, относимся к этому, порой, почему-то по-другому. Сейчас, накануне II Пришествия и предшествующего ему духовного кризиса, народу Божьему необходимо, как никогда, сплотиться между собой вокруг Истины. А это невозможно будет сделать, если мы не научимся ходатайственной молитве, разделяя ношу и горе ближних. На память о битве Самуил воздвиг камень Авен-Езер, сказав при этом: “До сего места помог нам Господь” (1 Цар. 7:12). И этот немой свидетель битвы ещё много-много лет укреплял одним своим видом веру людей. В своей жизни нам также нужно иметь подобные Авен-Езеры, чтобы, глядя на них в минуту кризиса, укрепляться, вспоминая, как Бог помогал нам. И для этого вовсе не обязательно сооружать каменный обелиск, достаточно завести, хотя бы, небольшой блокнот, куда следует записывать свои проблемы, и то, как Христос помог вам их разрешить. Автор по своему опыту , а также и по опыту многих других людей знает, как это помогает, ободряет и укрепляет. Когда вы читаете ответы Бога не какому-то человеку, не библейскому герою, а именно вам. Ставить подобные камни Авен-Езер очень важно. Ибо в этом мы выражаем свою благодарность Богу. И сегодня каждый, читающий эту книгу, может сказать: “До сего места помог нам Господь”. Ибо сегодня, когда льются реки невинной крови, террористы захватывают людей, а стихия сносит целые города, только Божьей охране мы обязаны своей жизнью.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования