Опарин А.А. В поисках бессмертия. Археологическое исследование Первой книги Царств

Глава 29

Тайны музыкальных зон головного мозга

Уже не один месяц поведение Саула смущало его окружение. Некогда жизнелюбивый, сильный и энергичный, правитель теперь впадал в необъяснимые состояния меланхолии, отчуждённости и депрессии. “Разум Саула переживал странные потрясения, проходя через эти безумные припадки… Его ум, вовлечённый в круг заблуждений той эпохи, растерялся среди них. Саул увлекался некромантией (вопрошение мёртвых — прим. А.О.)… Никогда ещё не злоупотребляли так много гаданьем по „уриму“ и „туммиму“. При решении важных вопросов руководились этим жребьеметанием с полной уверенностью, предполагавшей слепую веру в адептах и неслыханную дерзость в жрецах, хранителях священного оракула… Он злоупотреблял гаданьем по эфоду и полагался на случайные ответы „урим“ и „туммим“… Трудно найти человека, более склонного к суеверию. Постоянный страх перед неведомой сверхъестественной силой мешал ему рассуждать здраво… сделал его нервнобольным и склонным к эпилепсии. Все это, в связи с меланхолическим темпераментом и сознанием ответственности новой для израильтян роли, погубило несчастного Саула. Он впал в безумие… В таком полусознательном состоянии он начинал бессмысленно жестикулировать… Только при помощи музыки, напоминавшей музыку „наби“, удавалось приводить его в сознание. Строгие звуки арфы успокаивали больше всего. В эти моменты мрачного настроения призывали искуснейших арфистов, чтобы исцелить душевную тревогу Саула” [Ренан. Указ. соч. С. 148, 149—150]. Но что переживал сам царь, как он воспринимал происходившее с ним? Вот что об этом пишет древний историк: “Саул с тех пор почувствовал себя одержимым какою-то странною болезнью, выражавшеюся у него в ощущении, что его душат злые демоны. Против этого врачи не были в состоянии придумать какое-нибудь средство, кроме того, что следовало найти человека, который бы был отличным певцом и виртуозом на арфе, и мог бы всякий раз, как злые духи обуяют и начнут мучить царя, стать у изголовья больного и начать свою игру и пение” [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 6. Глава 8, 2. С. 290]. Исследуя древние хроники, историки убеждаются, что Саул стал, выражаясь научным языком, страдать психическими расстройствами, которые по своей клинике очень напоминают шизофрению и маниакально-депрессивный психоз, при которых отмечается наличие светлых промежутков между приступами. Жалобы Саула так же типичны и характерны для подобных больных (неописуемый страх, депрессия, раздвоение личности, голоса и приказы демонов). Соответствует этому и анамнез заболевания, в котором присутствуют указания на провоцирующие факторы — частые стрессы, суеверность и регулярные занятия магией и оккультизмом. Но как же царь Израиля, так много подававший надежд вначале, дошёл до такого плачевного состояния? Гордыня, приведшая и приводящая сегодня многих к психическим нарушениям, сыграла и в жизни Саула свою страшную роковую роль. Удача сопутствовала ему, пока он ощущал свою зависимость от Бога, прощал врагам, прислушивался к мудрым советам Самуила. Но затем все это стало незаметно тяготить его. Видя свою популярность в народе, пожав лавры побед не одной битвы, он стал постепенно возвышаться в своих собственных глазах. “Он забыл о своей зависимости от Бога, и его сердце отошло от Него… Когда Саул грубо нарушил повеления Божьи, намереваясь принести в жертву то, что Бог обрёк на уничтожение, он продемонстрировал открытое презрение к Божественной власти… а когда его обличили, к его непослушанию добавилось ещё и упрямство. Это очень опасно — пренебрежительно относиться к обличениям и предостережениям Божьего Слова и Его Духа. Многие, подобно Саулу, уступают искушению, пока, наконец, ослеплённые грехом, не перестают видеть сущность греха… Когда Саул понял, что отвержен Богом, и почувствовал силу слов отвержения, сказанных ему пророком, он впал в горькое отчаяние и негодование. Но не истинное раскаяние склонило голову царя… Предчувствие грядущего на его дом бедствия не покидало его… его надменный дух настолько отчаялся, что Саул чуть было не потерял рассудок” [Уайт. Указ. соч. С. 632, 635, 642]. В лишённом Бога сердце царя периодами вспыхивала, сменяя депрессию, неописуемая и бессмысленная жестокость, которую историки-атеисты не могут понять. Так, им “не понятна жестокость, проявленная Саулом по отношению к ханаанейцам, особенно гаваонитянам, которые получили хартию неприкосновенности ещё во времена первого завоевания страны. Гораздо разумнее была бы политика ассимилирования этих народностей, которые вследствии своей дезорганизованности не могли быть опасны. Саул же пытался их истребить и проявил при этом крайнюю жестокость. Плодом этого была страшная месть, постигшая впоследствии его семью” [Ренан. Указ. соч. С. 150]. Саул не только жестоко расправился с гаваонитянами, нарушив клятву, данную еще Иисусом Навином, но и проявил в этом еще и коварство, напав на гаваонитян тайно и обманным путём перерезав их [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 7. Глава 12, 1. С. 372]. Но эти вспышки ярости, утоляемые кровью невинных людей, не приносили покоя в сердце царя, который возвращаясь после таких карательных экспедиций, вновь впадал в состояние глубокой депрессии, пугавшей его окружение не меньше, чем недавняя жестокость. Порой у некоторых читателей и исследователей, изучающих то время, оно представляется очень диким, варварским, по сравнению с нашим. Действительно, то, что окружает нас сегодня — телефоны, телевизоры, Internet, машины не могли и присниться современникам Саула. Однако, те давно ушедшие в небытие, как нам кажется, полудикие люди, знали хорошо то, о чём современная наука начинает сегодня только догадываться. Одним из таких знаний было знание о великой силе музыки, как в прямом, так и в переносном смысле. И потому для лечения своего царя они приглашают именно музыкантов, и, в частности, Давида, музыка которого особенно успокаивала, хотя бы на время, воспалённый мозг правителя Израиля. Благодаря же чему это происходило? “Человек обладает способностью с помощью набора сигналов выражать свои мысли и чувства, тем самым вызывая сходные образы и эмоции у других людей. К таким сигналам можно отнести речь, живопись, музыку. В последнее время неврологи уделяют большое внимание процессам, происходящим в головном мозге человека при восприятии музыки, которая окружает нас на каждом шагу: дома, в транспорте, на работе. Так американские учёные обнаружили зону головного мозга, которая отвечает за восприятие и запоминание фрагментов мелодии, а также её оттенков” [Medicus Amicus, 2003, №1. С. 2]. Ученые показали не только влияние музыки вообще, но и её различных жанров. “В 1988 году Герваси Шрекенберг и Харли Бирд, учёные из Принстонского университета, поместили три группы мышей в разную окружающую среду. Опыты над первой группой, контрольной, находившейся в лаборатории, сопровождались спокойной музыкой. Вторая группа была помещена в звуковую камеру, где играла классическая музыка на 80—85 процентах максимальной мощности. Третью группу поместили также в звуковую камеру, где звучал рок на 80—85 процентах мощности, как и классическая музыка во второй группе. Эти опыты проводились с целью выяснения реакции мышей на ритм, а не на шум. Контрольная группа мышей и вторая (“классическая”) делали то, что и все лабораторные мыши, у них был спокойный характер, хороший аппетит и лоснящаяся шкурка. Они научились различным „фокусам“, которым их обучали лаборанты. Напротив, мыши, которые слушали рок-музыку, не смогли освоить то, что постигли их сородичи в первой и второй группах. Их шкурка потускнела, некоторые стали чрезвычайно агрессивны. Зафиксировали даже случай каннибализма, в то время как другие оставались сонными и невнимательными… По завершении эксперимента, во время заключительной проверки, учёные выяснили, что нервные окончания в мозгу мышей, находившихся в камере с рок-музыкой, сильно изношены, неестественно удлинены и расщеплены, что было видно и без микроскопа” [Gervasia M. Schreckenberg and Harley H. Bird, „Neural Plasticity of MUS musculus in response to Disharmonic Sound; New Jersey Academy of Science, 32:2 (Fall 1987), p. 81. Цит. по: Современная христианская музыка / Адвентистская доктрина. Киев: Джерело життя, 1998. С. 29—30]. Было, так же, показано, что прослушивание классической духовной музыки способно ослабить действие наркотиков, в отличии от рок-музыки, усиливающей его. “Поразительный успех музыкальной индустрии показывает, что музыка с успехом может манипулировать настроением людей как к добру, так и ко злу” [Barnes, Stephen H. MUZAK: The Hidden Messages in music, “Studies on the History and Interpretation of Music”, vol 9 (Lewiston: Edward Mellen, 1998). P. 132]. Активно музыку используют на своих сеансах психиатры и психотерапевты [Простомолотов. Указ. соч. С. 141]. Давид был богобоязненным, чистым и добрым человеком, и эти свои качества он передавал в музыке, которая носила возвышенный, умиротворяющий характер, успокаивая даже такого, как Саул. Ближе познакомившись с царём Израиля, юноша испытывал к нему искреннее сочувствие, пытаясь всеми силами помочь ему, восстановить его духовное здоровье. Но Саул уже уверенно шёл по пути собственной гибели. Прослужив совсем недолго при царском дворе, Давид вскоре вынужден был вновь вернуться в отчий дом, так как началась новая война с филистимлянами и его услуги в качестве придворного музыканта временно стали не нужны. По молодости же лет к службе в армии он был ещё не годен. Начиналась война, которая круто изменит его жизнь, превратив никому неизвестного юношу в героя израильского народа.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования