Опарин А.А. Судьи, приговорившие себя. Археология Нового Завета
Часть IV. Свидетели

Глава 1

Брат философа Сенеки

Одним из самых крупных римских философов по праву считается Сенека. Представитель школы стоиков, он через всю свою жизнь пронес верность ее положениям. Сенека был воспитателем императора Нерона, который, кстати, впоследствии и заставил своего учителя покончить жизнь самоубийством. У Сенеки был родной брат, Люций Юний Галлион, пред судом которого и оказался апостол Павел во время своего посещения Коринфа: «Между тем, во время проконсульства Галлиона в Ахаии, напали Иудеи единодушно на Павла и привели его пред судилище, Говоря, что он учит людей чтить Бога не по закону. Когда же Павел хотел открыть уста, Галлион сказал Иудеям: Иудеи! Если бы какая-нибудь была обида, или злой умысел, то я имел бы причину выслушать вас; Но когда идет спор об учении и об именах и о законе вашем, то разбирайте сами: я не хочу быть судьею в этом. И прогнал их от судилища. А все Еллины, схвативши Сосфена, начальника синагоги, били его пред судилищем; и Галлион ни мало не беспокоился о том» (Деян. 18:12-17).

В отличии от подавляющего большинства современных ему римских и иудейских начальников, Галлион проявил объективность и честность в разборе дела. Более того, он фактически одобрил расправу над теми, кто обвинял апостола Павла. Не осудив последнего, проконсул шел на риск, ибо римское правительство охраняло и иудейскую религию, поэтому-то иудеи были более чем уверены, что Галлион отдаст приказ расправиться с Павлом, тем более, что отказом сделать это Галлион как бы поощрил неизвестную секту, как тогда называли христиан, и это могло дорого стоить римскому проконсулу. Иудеи вполне могли сделать на него донос, обвинив в разжигании религиозных конфликтов. Мы помним, что Пилат, находившийся в похожем положении, побоялся обострить отношения с иудейскими религиозными кругами. Галлион же проявил смелость и принципиальность.

Долгое время имя этого человека в истории считалось мифическим, но накопление фактического материала вынудило даже советских историков, исследовавших нередко историю христианства под известным углом зрения, по политическому заказу, «вернуть» неудобного им проконсула в историю.

«Деяния сообщают, что когда Павел особенно сильно возбудил своей проповедью недовольство живших в Коринфе евреев, они привели его «пред судилище Галлиона, проконсула Ахаии» (по римскому административному делению провинция на территории Пелопоннеса). И вот обнаружились следы этого самого Галлиона… обломки надписи, в которой император Клавдий обращается по какому-то случаю к населению данной провинции, содержат фразу, упоминающую «Люция Юния Галлиона, моего друга и проконсула Ахаии». Надпись датируется началом 52 года по Р. Хр. Выходит, что приблизительно в это время, к которому Деяния приурочивают пребывание Павла в Коринфе и его столкновение с Галлионом, последний действительно был проконсулом этой провинции… Галлион, как историческая личность, представляет собой довольно известную фигуру. Это, между прочим, брат знаменитого римского философа Сенеки; то, что он был проконсулом Ахаии примерно в это время, известно по ряду источников»… [1]. Упоминаемая Крывелевым надпись была найдена еще в 1908 году в Дельфах [2], но советским людям о ней было разрешено узнать только через полвека, как впрочем и о других источниках, рассказывающих о Галлионе. Последний был незаурядной личностью, так как его брат Люций Анней Сенека посвятил ему две свои книги, а поэт Стаций называл его «возлюбленным Галлионом» [3]. Найденная в Дельфах надпись помимо того, что археологически подтвердила, что Галлион действительно, как упоминала Библия, был проконсулом в Ахаии, она способствовала и уточнению хронологии жизни апостола Павла, ибо «согласно указу Клавдия, вновь назначенные чиновники должны были отправляться из Рима в провинции 1 июня, следовательно, Галлион прибыл в Ахайю около 1 июля 51 года. Павел же «оставался там год и шесть месяцев, поучая их слову Божию» (Деян. 18:11), пока иудеи не возмутились и не привели его к проконсулу. Таким образом, по всей видимости, Павел прибыл в Коринф в начале 50 года по Р. Хр.» [4].

История нам не оставила известий о дальнейшей судьбе проконсула Галлиона, о том, умер ли он своей смертью или погиб в разгоревшихся вскоре войнах за императорский престол, остался ли он язычником или, быть может, принял впоследствии Христа. Мы этого не знаем. Только новые археологические открытия, а быть может, только вечность нам даст ответ на эти вопросы.

А пока Люций Юний Галлион, проконсул Ахаии, выступает как свидетель по делу Библии, подтверждая ее правоту.

Римляне высоко ценили право, и поэтому мы можем быть уверены в показаниях проконсула.

PS. Несколько раз апостол Павел был в Коринфе, с которым связаны два его Послания, вошедшие в Библию, судебное разбирательство Галлиона, а также некоторые места, где он бывал: синагога (Деян. 18:7) и судилище (Деян. 18:12-16).

И вот: «У мраморных ступеней Пропилеи археологи обнаружили большую каменную перемычку, на которой удалось разобрать написанные греческими буквами слова: «Еврейская синагога»» [5]. В ходе раскопок Коринфа удалось найти и руины судилища, куда ревностные иудеи привели на суд апостола Павла и где апостол был подвергнут допросу [6].


В следующей главе мы пройдем путем, который дал жизнь каждому из нас 2000 лет назад.

 



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования