Опарин А.А. В поисках бессмертия. Археологическое исследование Первой книги Царств

Глава 24

Царевич Ионафан и майор Гилберт

Филистимское и израильское войско стояли друг против друга, готовясь к решительной битве, победу в которой по всем объективным данным должны были одержать филистимляне, и количественно, и качественно (по вооружению) превосходившие иудеев. Однако, благодаря вере и мужеству сына Саула царевича Ионафана, события сложились совершенно иным образом… Один пример показывает, насколько Библия может быть точна даже в малейших деталях и насколько достоверны её факты и информация. Описанию этого поистине удивительного случая мы обязаны офицеру Британской армии, майору Вивиану Гилберту. В своих воспоминаниях он говорит: “Во время первой мировой войны командир отряда армии, виконт Эдмунд Алленби (1861—1936), находящийся в Палестине, однажды при свете свечи искал в Библии одно название. Его отряд получил приказ взять деревню, которая располагалась на скалистой возвышенности с дальней стороны глубокой долины. Деревня называлась Михмас, и это название командиру показалось чем-то знакомым. В конце-концов он отыскал его в 13-й главе I-й книги Царств, где и прочел о том, что „Саул с сыном своим Ионафаном и людьми, находившимися при них, засели в Гиве Вениаминовой; филистимляне же стояли станом в Михмасе“. Далее следовал рассказ о том, как Ионафан ночью со своим оруженосцем перешёл через две острые скалы, чтобы пробраться „к отряду Филистимскому“: „была острая скала с одной стороны и острая скала с другой: имя одной Боцец, а имя другой Сене“ (1 Цар. 14:4). Они вскарабкались на скалу и одолели отряд филистимлян „на половине поля, обрабатываемого парою волов в день. Главные силы врага, не успев опомниться, были окружены войсками Саула, рассеяны и стали „бежать туда и сюда“ (1 Цар. 14:14—16). После этого Саул атаковал врагов со всем своим войском и разгромил их. Так „спас Господь в тот день Израиля“. Командир отряда подумал, что на этом месте мог до сих пор остаться этот узкий проход между двумя скалами, а в конце прохода — „половина поля“. Он разбудил командующего, и они вместе ещё раз прочитали этот отрывок. После этого был выслан патруль, обнаруживший проход, который очень слабо охранялся турками и проходил мимо двух остроконечных скал — это явно были Боцец и Сене. С вершины патрульные смогли разглядеть в лунном свете рядом с Михмасом небольшое ровное поле. Командир изменил план нападения и решил не атаковать Михмас всем отрядом, а послал через ущелье под прикрытием темноты только одну роту. Солдаты бесшумно перебили нескольких встретившихся турок и перебрались через скалы. Незадолго до рассвета рота заняла позицию на „половине поля“, турки проснулись и в панике бросились бежать: они решили, что окружены армией Алленби. Все они были либо убиты, либо попали в плен. „Итак“, — заключает майор Гилберт, — „спустя тысячи лет Британская армия успешно применила тактику Саула и Ионафана“” [Келлер. Указ. соч. С. 209—210]. Таким чудесным образом была доказана точность библейской истории и топографии. Но даже в этой успешно складывающейся для него битве, Саул проявил дух нетерпения, всё более и более проявлявшийся в нём: “Люди Израильские были истомлены в тот день; а Саул заклял народ, сказав: проклят, кто вкусит хлеба до вечера, доколе я не отомщу врагам моим. И никто из народа не вкусил пищи. И пошел весь народ в лес, и был там на поляне мед. И вошел народ в лес, говоря: вот, течет мед. Но никто не протянул руки своей ко рту своему, ибо народ боялся заклятия. Ионафан же не слышал, когда отец его заклинал народ, и, протянув конец палки, которая была в руке его, обмакнул ее в сот медовый и обратил рукою к устам своим, и просветлели глаза его. И сказал ему один из народа, говоря: отец твой заклял народ, сказав: „проклят, кто сегодня вкусит пищи“; от этого народ истомился. И сказал Ионафан: смутил отец мой землю; смотрите, у меня просветлели глаза, когда я вкусил немного этого меду; если бы поел сегодня народ из добычи, какую нашел у врагов своих, то не большее ли было бы поражение Филистимлян? И поражали Филистимлян в тот день от Михмаса до Аиалона, и народ очень истомился. И кинулся народ на добычу, и брали овец, волов и телят, и закалали на земле, и ел народ с кровью” (1 Цар. 14:24—32). Из-за нетерпения Саула, вовремя не подкрепившее свои силы войско израильтян не только не нанесло филистимлянам полного поражения, но и впало в грех, начав есть мясо с кровью, что было запрещено обрядовым законом Моисея (Втор. 12:23). Одним из мотивов подобного запрещения был факт, как сугубо гигиенический, ибо через сырое мясо и кровь передается огромное число заболеваний, так и нравственный, ибо этнографами и психологами показано, что употребление сырого мяса и крови формирует и культивирует в людях жестокость, являясь, кстати, одной из причин появления каннибализма. Но ещё более интересна реакция царя, когда ему доложили о случившемся: “И возвестили Саулу, говоря: вот, народ грешит пред Господом, ест с кровью. И сказал Саул: вы согрешили; привалите ко мне теперь большой камень. Потом сказал Саул: пройдите между народом и скажите ему: пусть каждый приводит ко мне своего вола и каждый свою овцу, и закалайте здесь и ешьте, и не грешите пред Господом, не ешьте с кровью. И приводили все из народа, каждый своею рукою, вола своего ночью, и закалали там” (1 Цар. 14:33—34). Обращаясь к народу, он говорит: “вы — согрешили”. Царь не осознаёт и не хочет осознавать, что именно его приказ способствовал этому. Нет, в случившемся он обвиняет только народ. Здесь невольно вспоминается пророк Даниил, Самуил и другие библейские герои, которые в своих молитвах, как мы уже указывали, никогда не отделяли себя от народа, говоря Богу: “мы согрешили”, хотя и не были повинны в преступлениях. Здесь же Саул виновный не менее людей, не признаёт своей вины, но понимая, что Бог не оставит этого без последствий, сваливает всё на людей. Когда же затем Саул обратился к Господу, Который не ответил и хранил молчание, царь понял, что кто-то из подданных нарушил его приказ. Он приказывает бросить жребий, который указывает на его сына Ионафана, съевшего немного мёду из-за незнания о царском указе. Узнав, кто виновен, Саул приказал умертвить Ионафана. В этом приказе открывается характер правителя ещё с одной стороны. Ибо если бы Саул приказал пощадить сына, то это означало бы, что он собственноручно расписался в своей неправоте, когда отдавал своё повеление. К тому же слава победы принадлежала не ему, а его сыну, что уязвляло царское самолюбие. Саул решает компенсировать это и подчёркивает нерушимость своих повелений, которые равнозначно относятся ко всем, включая и его детей. Ионафан “однако, не устрашился предстоящей ему казни, но вошёл в толпу народу и, полный благородства и мужества воскликнул: „Отец! Я не стану умолять тебя пощадить мою жизнь, потому что сладка для меня смерть, являющаяся последствием такого благочестия и постигающая меня при одержании столь славной победы. Для меня является величайшим утешением, что я покидаю евреев победителями филистимлян“” [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 6. Глава 6, 5. С. 283]. Любой на его месте воспользовался бы сложившимися обстоятельствами, давшими ему небывалую популярность в народе, чтобы отвратить исполнение бесчеловечного приказа отца. Но Ионафан не только не делает это, но пытается поднять авторитет царя, называя его действия благочестивыми. Однако Господь сохранил жизнь этого мужественного молодого человека: “Но народ сказал Саулу: Ионафану ли умереть, который доставил столь великое спасение Израилю? Да не будет этого! Жив Господь, и волос не упадет с головы его на землю, ибо с Богом он действовал ныне. И освободил народ Ионафана, и не умер он” (1 Цар. 14:45). Но недаром Господь назван в Библии долготерпеливым. Вскоре Он вновь даёт ещё один шанс Саулу исправиться, осознать и признать свою зависимость от Него. Через пророка Самуила Он обращается к Саулу: “Так говорит Господь Саваоф: вспомнил Я о том, что сделал Амалик Израилю, как он противостал ему на пути, когда он шел из Египта. Теперь иди и порази Амалика, и истреби все, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла” (1 Цар. 15:2—3).



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования 

return_links(); ?>


Библия и наука — nauka.bible.com.ua

© 1996-2004 А. А. Опарин
Разработка и сопровождение © 2000-2004 Юрий Цупко&Виктор Белоусов victor_bell@rambler.ru